На линии огня, стр. 2

Азиз улетела на Атреус, намереваясь заручиться поддержкой генерал-капитана Томаса Марика, правителя Лиги Свободных Миров. Именно она увела праведников на новую родину. Она первой организовала сопротивление «реформированному» Ком-Стару. Она стала создательницей «Слова Блейка», организации, благоговейно почитающей основополагающие принципы Ком-Стара, заложенные столь давно благословенным Джеромом Блейком.

И именно ее в очередной раз предали, обошли вниманием, когда Томас Марик и высокопоставленные члены организации поддержали прецентора Блэйна, выдвинув его на роль представителя от «Слова Блейка». Демоне было известно, какой монетой Блэйн расплатился за это назначение. Разве не Блэйн первым предложил назвать Томаса Марика их новым лидером, «Примасом в изгнании»? В то время как саму Демону понизили в должности до поста главы фракции «Тояма», небольшой группировки внутри ею же созданной организации.

Вот уже более пяти лет она усиленно пыталась восстановить былое влияние, твердо уверенная в своем божественном праве повести «Слово Блейка» навстречу его судьбе. «Тояма» до сих пор числилась среди незначительных фракций, но по политическому весу уступала теперь лишь «Истинным Верующим Блэйна». В нее входили влиятельные мужчины и женщины, способные на большее, чем пустые разговоры. Они могли вершить и серьезные дела.

К этим последним относился и деми-прецентор Камерон Сент-Джеймс. Он возглавил раскольническую группировку в рядах фракции «Тояма» – ультрарадикальное «Движение 6 июня», взявшее свое название в память о том дне, когда изменники Фохт и Мори убили Миндо Уотерли. Сейчас это движение призывало к устранению всех лидеров Великих Домов в пределах Внутренней Сферы. Это должно было ввергнуть весь обитаемый участок космоса и населяющие его народы в хаос, из которого их могло вывести только лишь «Слово Блейка».

Поочередно поворачиваясь к каждому из присутствующих, Демона начала свою речь, стараясь говорить негромко, но убедительно:

– Смягчить нанесенный нам удар будет нелегко. Блэйн, – она произнесла это имя как самое отвратительное ругательство, – в своей беспредельной мудрости решил, что «Тояма» не будет участвовать в захвате Терры.

Присутствующие сердито запротестовали, те, кто сидел, вскочили на ноги. Спокойствие сохраняли только Демона и Сент-Джеймс. Демона растратила всю свою ярость еще в первые дни полета на Гибсон, а что касается Сент-Джеймса, то он никогда не позволял себе бурных эмоциональных всплесков.

Терра, колыбель человечества, находилась под прямым контролем Ком-Стара на протяжении почти трех столетий. Отвоевать ее у еретиков – такая задача станет серьезным испытанием веры участников «Слова Блейка». По данному свыше праву.

Подготовка операции «Одиссей» длилась уже почти два года, и «Тояму» задействовали в нескольких ее этапах. Идея самого плана принадлежала Демоне Азиз и заключалась в проникновении на Терру одного из полков «Слова Блейка».

Посмотрев на Сент-Джеймса, Демона столкнулась с его пристальным, напряженным взглядом. В свете настольной лампы белки его глаз, резко контрастировавшие с темной кожей лица, светились каким-то призрачным блеском. Демона явственно ощущала в нем предельную собранность, готовность выполнить любой приказ.

Я дам тебе то, чего ты так жаждешь, мысленно пообещала Азиз.

По ее знаку Сент-Джеймс громко хлопнул ладонью по столу. Его простого слова «хватит!» оказалось достаточно, чтобы гул недовольства стих. До Демоны донеслись чьи-то последние слова: «Он не посмеет этого сделать…»

– Он уже это сделал, – сказала Демона, медленно поворачиваясь, чтобы все присутствующие увидели ее спокойное, но властное лицо. – Не разрешая нам участвовать в настоящем сражении за Терру, он лишает нас того признания, которого мы заслуживаем.

Слева от Демоны прозвучал негромкий, спокойный голос деми-прецентора Джилиан Адаме:

– Возможно, без нас у них ничего не получится. Тогда мы могли бы указать на это как на демонстрацию неспособности Блэйна.

Демона решительно покачала головой:

– Я любезно пожертвовала двумя ротами штурмовых роботов, предоставив их в распоряжение прецентора Блэйна для замены более легких моделей или же на случай возможного ремонта. Я также снабдила его самой свежей разведывательной информацией, касающейся присутствия Ком-Стара на Терре.

Сент-Джеймс при этих словах подался вперед:

– Почему?

В вопросе не содержалось никакого вызова, одно лишь простое желание получить больше информации. Демона почувствовала, что не ошиблась в выборе помощников для выполнения будущей миссии.

– «Слово Блейка» обязано добиться успеха. С нами или без нас. Оно должно также доказать всей Внутренней Сфере, что мы – та сила, с которой следует считаться. Я не стану подрывать мощь организации для того, чтобы улучшить наше внутреннее положение.

– Тогда нам нужно укрепить его другими способами, – спокойно сказал Сент-Джеймс. – Чтобы можно было соперничать с Блэйном, поддержка которого возрастет после захвата Терры.

– Это и кое-что еще, – согласилась Демона. – Как только Терра будет захвачена нами, Блэйн наверняка предпримет активные действия по установлению дипломатических отношений с окружающими Терру независимыми мирами. Он надеется, что ему удастся создать там буферную зону. При этом Блэйн хочет предстать в роли этакого миротворца, то есть сделает внушительный символический жест, который не будет ему стоить ровным счетом ничего, а принесет очень многое. Я полагаю, что у подобного плана есть все шансы на успех. Кроме того, он наверняка использует подвластные ему силовые структуры, чтобы провозгласить себя примасом.

На фоне очередного всеобщего взрыва эмоций Сент-Джеймс воспринял услышанное весьма спокойно. Если бы Демона не наблюдала за ним, от ее взгляда наверняка ускользнуло бы выражение его лица, свидетельствующее о глубокой задумчивости. Однако это длилось всего лишь несколько секунд, после чего Сент-Джеймс снова осторожно посмотрел на нее.

Да, Камерон, подумала она, ты ведь тоже думаешь о том, чтобы стать примасом, верно? Ты еще молод, но скоро всему научишься.

Демона слабо улыбнулась Сент-Джеймсу, твердо выдерживая его взгляд.

Возможно, когда-нибудь ты и получишь эту должность. Твое честолюбив способно вознести тебя так высоко. Но только когда я покончу с этим.

Сент-Джеймс первым сумел овладеть собой и, успокоив присутствующих, сказал:

– Наверное, прецентор Блэйн слишком вырос в собственных глазах, подобно другим властителям Внутренней Сферы.

Демона уловила суть завуалированного предложения, но она уже давно отказалась от мысли использовать «Движение 6 июня» против Блэйна. Подобная практика возможна лишь за пределами благословенного ордена. Прежде чем продолжить, Демона дала своим слушателям несколько секунд на размышление.

– Прецентор Блэйн не может отстранить «Тояму» без какого-либо предлога, пусть даже надуманного. Он считает, что слишком умен для этого. – При этой мысли она усмехнулась. – Блэйн утверждает, что слишком занят планированием и мобилизацией всех наших сил для предстоящей операции «Одиссей», чтобы заниматься другими вопросами.

Демона скользнула взглядом по лицам присутствующих и продолжила:

– И поэтому он попросил меня заняться еще одним из его планов: содействовать созданию союза между Магистратом Канопуса и Таурианским Конкордатом.

Демона сделала паузу, давая присутствующим возможность осмыслить сказанное. Конкордат и Магистрат были двумя самыми могущественными государствами Периферии – отдаленного участка космоса, лежащего за пределами границ Внутренней Сферы. Эмма Сентрелла, магистр Канопуса, уже вела переговоры об ограниченном союзе с соседним Конкордатом. Но каждый из присутствующих знал об этом гораздо больше, чем пожелал бы рассказать.

– Блэйн даже упомянул о возможном использовании такой темы, как – цитирую – «нынешние боевые действия между Магистратом и Марианской Гегемонией». – Улыбка Демоны сделалась еще шире.

Несмотря на все неприятные новости, прецентор Раймонд Габриэл сухо усмехнулся:

×