Хозяин копья (Легенда о Хуме), стр. 2

Получив от рыцарей утвердительный ответ, он повернул своего высокого худого коня, похожего на хозяина, и подал сигнал всем следовать за ним.

Вскоре они уже выехали из Серидана. Здесь по более твердой земле лошади следовали друг за другом легко.

Пожары, уничтожившие леса в округе, не пощадили и ближайшие поля. Нечего ждать хороших урожаев в предстоящие годы.

Иногда все казалось Хуме совершенно бессмысленным. Где Паладайн? Почему он допустил эти несчастья? Хума смотрел на обгоревшие деревья, встречавшиеся на пути. Кринн также мог оказаться в когтях Такхизис, мог… Хума плотно сжал губы. Как он осмеливается называть себя рыцарем, если он полон сомнений?!

Достигнув лесной поляны, окруженной изогнутыми, искалеченными деревьями, рыцари опустили забрала. Издали их можно было принять за демонов. Рога и крылья, украшавшие их шлемы, сейчас были видны отчетливо. Что касается Ренарда, то у него, в соответствии с более высоким рангом, на шлеме красовался гребень.

Обгоревшие леса были одним из многочисленных бедствий, которые принесла бесконечная война, поразившая весь континент Ансалон. Хума не мог и представить, как выглядела эта земля до нашествия армии Королевы Драконов. Мертвые деревья придавали лесу зловещий вид. Все напряженно озирались. Глаза устремлялись то в одну, то в другую сторону, и за каждым почерневшим стволом мерещился враг.

Хума схватился за рукоятку своего меча. Кажется, мелькнула тень. Волк? В этих бесплодных краях? Но все вокруг снова замерло. Это все нервы… Леса мертвы. Здесь нет ничего, кроме горя. Высоко подняв руку, Ренард приказал всем остановиться. Казалось, что не он сам хочет говорить, а это голос его звучит против воли хозяина.

– Перестроимся. Вы, четверо, направо, – сказал он, показав жестом Хуме и трем другим рыцарям. – Остальные налево.

Он вынул свой меч.

Рыцари, исполняя приказ командира, построились по-новому. Между Хумой и Ренардом теперь оказался один всадник. После сигнала командира отряд медленно двинулся дальше.

Достигли лесистого холма; их было несколько в этом районе. Если гоблины или людоеды прячутся где-нибудь поблизости, то самое подходящее место для них – здесь. Ренард указал на рыцаря слева от Хумы и велел тому идти в разведку. Разведчик слез с коня и направился к вершине холма. Остальные остановились и стали ждать. Все напряженно следили, как рыцарь-разведчик со спокойствием, на какое был только способен, долго всматривался с вершины, затем вернулся назад. Хума, придерживавший его лошадь, протянул ему повод.

– Ну что? – спросил Ренард спокойно.

– Гоблины. Обедают, гадкие твари. Думаю, это отряд мародеров. Их не меньше двадцати. Самое большее – дюжины две-три,

Ренард удовлетворенно кивнул:

– Разве мы не сможем с ними справиться? Хума возблагодарил Паладайна за то, что забрало скрывает его обеспокоенное лицо. Ренард указал на разведчика, Хуму и двух человек справа от Хумы:

– Обогнете холм по правой стороне, а мы по левой. Когда услышите крик совы, поворачивайте на крик. Хума, вы будете руководить своей группой.

Некоторые из рыцарей встревоженно заерзали в седлах, но ни один не возразил. Хума вгляделся в лица трех своих товарищей и не заметил ни малейшей тревоги в их глазах. Он чуть было не попросил передать руководство группой кому-нибудь из них, но Ренард уже разворачивал свою группу.

Хума без лишних слов повернул свою лошадь. Какие бы чувства ни испытывал каждый из его группы, все они – рыцари Соламнии. Им дан приказ, и они должны его выполнять. Рыцари безропотно последовали за Хумой.

Ехали недолго, но медленно и осторожно. Гоблины отличались беспечностью во всем, но среди них мог оказаться и командир, а значит, он мог выставить сторожевые посты. В стратегических планах военного министра Королевы Драконов гоблинам отводилась незначительная роль, они больше занимались мародерством. Хума знал об этом. Он также знал, что большинство гоблинов никак не назовешь первоклассными бойцами. Тем не менее Хума не терял бдительности.

Он не обнаружил часовых и решил слезть с лошади и осмотреть лагерь гоблинов с какого-нибудь возвышения.

Мало сказать, что эти твари были безобразны. У их кожи был какой-то бледно-зеленый, болезненный оттенок, редкие зубы торчали по всей длине рта, а глаза напоминали лягушачьи. Гоблины в этой группе были сильными, коренастыми, очень уродливыми. У многих были секиры, кто-то мастерил лук. Их доспехи, по-видимому, делались из всего, что можно было подобрать на полях сражений.

Вдруг Хума увидел: в лагерь пришел гоблин и направился к командиру, который был вдвое выше и отвратительнее, чем любой из его подчиненных. Пришедший торопливо прошептал что-то на ухо командиру, тот выпрямился и отдал какие-то приказания.

Рыцарь понял: произошло что-то важное. Или пришедший был часовым, или он уходил из лагеря на разведку. Что бы то ни было, гоблины, очевидно, обнаружили группу Ренарда, приближающуюся к лагерю с противоположной стороны, и теперь готовились к бою. За считанные секунды из отдыхающих гоблинов сформировался атакующий отряд, который неожиданно для группы Ренарда мог нанести им сокрушительный удар. Времени, чтобы послать кого-либо предупредить Ренарда, не было.

– Решение принято! – прошептал Хума, вскочив на коня…

С мечом в руке, он возвратился к своим рыцарям.

– Мы сейчас же начинаем атаку!

– Сейчас? – переспросил один из них. Трое переглянулись друг с другом и посмотрели на Хуму. У того не было времени на уговоры. С мечом и щитом наготове, он пришпорил коня и ринулся в атаку. Размахивая мечом, выкрикнул:

– Паладайн!

Хума сам не ожидал от себя такой безрассудной смелости, но еще более неожиданным его дерзкое нападение оказалось для гоблинов. Гадкие твари все как один повернулись навстречу скачущему рыцарю. Всадник ворвался в центр лагеря. Он уже настиг первого гоблина – тот поднял свой ржавый палаш для защиты. И палаш, и его владелец были рассечены одним ударом меча. Кровь густым потоком хлынула на траву. Единственным желанием Хумы было уничтожить как можно больше гоблинов, чтобы у Ренарда и его людей появился шанс на спасение. Вот и еще один гоблин был сражен, остальные подняли копья и нацелили луки на рыцаря. Хума верил, что противнику не удастся взять его в плен. Он услышал крики позади себя – это его тройка вступила в схватку. Его пыл возрос, шансы выжить увеличились. Еще несколько гоблинов были убиты.

Выполняя приказ своего командира, гоблины пытались спешно перегруппироваться. Ренард и его группа с криками ворвались в лагерь с тыла. Гоблины, пытавшиеся спастись бегством, падали под копыта лошадей. Ренард хладнокровно расправился с двумя гоблинами, попытавшимися оказать сопротивление, и теперь торопил свою лошадь Дальше, в глубь лагеря. Движения Ренарда были резки, бои разгорячил его. Кровь стекала с его меча.

Одного из рыцарей гоблины стащили с лошади, и, прежде чем Хума подоспел на помощь, тяжелая секира врезалась в тело несчастного. В следующее мгновение Хума налетел на гоблина, стоящего над своей жертвой. Уродливая тварь успела только поднять голову, передние копыта лошади тотчас раскололи ее – точно пустой орех.

Осознав смертельную для них опасность, гоблины сражались с остервенением. Лишь трое всадников преграждали им путь из окружения. Хума уже еле сдерживал отчаянный напор гоблинов. Над его головой пролетела стрела… вторая…

Вдруг воздух задрожал от воя.

Кто-то прыгнул на коня Хумы. Рыцарь увидел зверя, формой тела напоминающего волка, но только формой – бледное тело зверя было голым, как будто с него содрали шкуру. Желтые клыки, с которых стекала слюна, были длиной с палец Хумы, и были они остры, как иглы. Конь Хумы заржал и помчался с поля боя, не подчиняясь наезднику, сидящему на нем. Зверь взвыл снова где-то позади. Хуме оставалось только, сжав поводья, цепко держаться в седле. По мере того как обезумевший конь все дальше уносил всадника в обугленный лес, звуки боя затихали.

Что могло так напугать испытанного боевого коня? Несомненно, какой-то неведомый зверь.

×