Возвращение: Тьма наступает (Сумерки), стр. 3

Вот и все.

Кэролайн, устремившаяся было к нему, неожиданно замерла. Полуоткрытые губы, на которых застыл незаданный вопрос, замерли, а зрачки сначала резко расширились, как в темноте, потом опять сжались в точку да такими и остались.

— Я... я... — пролепетала девушка. — Ойййй...

Да. Теперь с ней можно делать все что угодно. И даже напрягаться не пришлось.

Клыки изнывали от сладкой пульсирующей боли — тонкой, мучительной. Эта боль требовала, чтобы он молниеносно, как кобра, вонзил зубы в Кэролайн и погрузил их в артерию по самые корни. Он был голоден... нет, он

умирал от голода

, все его тело изнемогало от желания пить, пить, пить, не сдерживаясь. Если он опустошит этот сосуд, ничего страшного. Есть и другие.

Глядя Кэролайн прямо в глаза, он осторожно приподнял ее голову и обнажил шею, во впадинке которой билась сладкая жилка. Все его чувства были переполнены — биением ее сердца, изысканным ароматом циркулирующей под самой кожей крови, густой, душистой, сладкой. У него кружилась голова. Еще никогда в жизни он не чувствовал такого возбуждения, никогда в жизни так сильно не хотел...

Острота желания его и остановила. Любая девушка не хуже и не лучше другой. На кой же черт ему сдалась

именно эта

? Что с ним происходит?

И туг он понял.

Я буду думать своей головой, спасибо.

Разум Дамона снова стал холодным, а порыв страсти, едва было не накрывший его с головой, оброс наледью. Он отпустил подбородок Кэролайн.

Он сам

чуть не попал под власть существа, которое управляло девушкой. Оно хотело его обмануть, сделать гак, чтобы он нарушил слово, данное Елене.

Дамон заметил, как в зеркале опять мелькнуло что- то красное.

Нет сомнений — это одна из тварей, привлеченных сиянием сверхновой звезды, в которую превратился городок Феллс-Черч. Эта тварь хотела, чтобы он

опустошил

Кэролайн. Выпил всю ее кровь, убил ее, сделал то, чего не делал с людьми с тех самых пор, как встретил Елену.

Зачем?

Охваченный холодной яростью, Дамон напрягся и разослал энергию своего разума во все стороны, чтобы отыскать паразита. Тот наверняка где-то рядом, зеркало служит ему порталом для перемещений на короткие расстояния. А если уж он сумел завладеть разумом

самого Дамона Сальваторе

— значит, он совсем близко.

Но Дамон ничего не нашел и разозлился еще больше. Он машинально провел рукой по задней стороне шеи и отправил послание:

Предупреждаю первый и последний раз. Держись от меня подальше.

Дамон отослал это сообщение с пучком Силы, на миг, как зарница, осветившим его собственное сознание. Этот пучок энергии обязательно прикончит существо, затаившееся где-то рядом — на крыше, в воздухе, в ветвях дерева... а то и в соседней комнате. Сейчас тварь рухнет на землю, и Дамон это почувствует.

На небе сгустились тучи, ветви деревьев у дома зашелестели, но Дамон не почувствовал ни падения тела, ни отчаянной предсмертной попытки отомстить.

Итак, поблизости не было существа, способного проникнуть в его мысли, а издалека этого вообще никто не смог бы сделать. Такой Силы не бывает. Да, Дамон любил бравировать своим превосходством над всеми и вся, но и оценить себя трезво он тоже мог. Дамон действительно был очень силен и знал это. А если вдобавок он хорошо питался и не отвлекался на отбирающие силы эмоции, то против него не смог бы выстоять практически никто — по крайней мере из существ, обитающих в этом измерении.

Однако двое таких существ уже побывали здесь, в Феллс-Черч,

— издевательски напомнил внутренний голос, но Дамон презрительно отмахнулся от него. Это не мог быть вампир из разряда Древних — его Дамон сразу опознал бы. Обычные вампиры уже начали подтягиваться в город, по все они были слишком слабы, чтобы проникнуть в его разум.

Дамон не сомневался: в пределах досягаемости нет никого, кто смог бы помериться с ним силой. Он почувствовал бы такое существо так

же

отчетливо, как ощущал мерцание линий, сетью опутавших город Феллс-Черч и обладающих таинственной магической энергией.

Он бросил взгляд на Кэролайн; погруженная им в транс, она по-прежнему не шевелилась. Ничего, скоро она очнется, и ничего плохого с ней не случится. А если и случится, то не по его вине.

Дамон развернулся; грациозно, как пантера, прыгнул через окно на дерево и, пролетев десять метров, мягко опустился на землю.

2

Большинство девушек в городе еще спали глубоким сном, и ближайшая возможность поесть могла подвернуться только через несколько часов. Дамон был в ярости. Хотя тварь, пытавшаяся им манипулировать, так и не сумела сделать его своей марионеткой, но наведенное ею чувство голода было вполне реальным. Дамону нужна была кровь, причем

немедленно.

Только сейчас он всерьез задался вопросом: что было нужно странному гостю из зеркала? Вот уж кто действительно любовник-демон! Он просто поднес Кэролайн Дамону на блюдечке, чтобы тот ее прикончил. Хотя перед этим притворялся, что заключил с ней сделку.

В девять утра Дамон ехал по главной улице городка — мимо антикварного магазина, кафе, магазина открыток...

Стоп. Вот он. Новый магазин, торгующий темными очками. Дамон припарковал машину и вышел из нее с грацией, присущей лишь тем, кто несколько столетий двигался легко и беззаботно, не затрачивая ни эрга энергии. Дамон опять на мгновение включил ослепительную улыбку и тут же выключил ее, залюбовавшись своим отражением в темном окне витрины. «Что ни говори, хорош», — рассеянно подумал он.

Над дверью висел колокольчик, когда Дамон зашел, он зазвенел. За прилавком стояла полная миловидная девушка с завязанными в пучок темными волосами и огромными голубыми глазами.

Увидев Дамона, она смущенно улыбнулась.

— Доброе утро, — сказала она и, хотя он ничего не спросил, добавила чуть дрожащим голосом: — Меня зовут Пейдж.

Дамон окинул ее долгим изучающим взглядом и улыбнулся — лучезарно и загадочно.

— Доброе утро, Пейдж, — сказал он, улыбаясь все шире и шире.

Пейдж сглотнула.

— Могу я вам чем-нибудь помочь?

— О да, — сказал Дамон, не сводя с нее глаз. — Еще как.

Его лицо стало серьезным.

— Кстати, — сказал он, — из тебя получилась бы идеальная кастелянша в средневековом замке.

Пейдж побледнела, а потом залилась ярким румянцем, отчего ее личико стало еще милее.

— Я... Я всегда мечтала жить в ту эпоху. Но как ты узнал?

Дамон улыбнулся.

Елена не отводила от Стефана широко раскрытых темно-синих глаз — глаз цвета лазурита с золотыми искорками. Он только что сказал, что у нее будут гости! За семь дней, прошедших после возвращения с Другой Стороны, у нее еще ни разу —

ни разу!

— не было гостей.

Первое, что надо было

сделать,

причем как можно скорее, это выяснить, что такое гости.

Через пятнадцать

минут

Дамон, насвистывая, шел но улице в новеньких рей-бэнах.

Пейдж прилегла на пол

вздремнуть.

Это потом хозяин будет грозить, что вычтет стоимость очков из ее зарплаты. Пока же ей было тепло и

невероятно

хорошо, и она продолжала переживать божественные ощущения, которые до конца жизни не сотрутся из ее памяти.

Дамон разглядывал витрины, хотя и не с той целью, с какой это делал бы человек. Старушка — божий одуванчик за прилавком магазина поздравительных открыток отпадает. Парень в магазине электротоваров — отпадает.

Хотя в магазин электротоваров можно и заглянуть. За последнее время люди изобрели много всяких хитроумных устройств. Дамон давно хотел портативную видеокамеру, а своим желаниям он привык потакать и при необходимости был не слишком придирчив в выборе донора. Кровь есть кровь, из какого сосуда ее ни бери. Через пару минут после инструктажа но пользованию этой игрушкой он снова шел по улице, а камера лежала у него в кармане.

Гулять было приятно, но вскоре клыки заныли снова. Странно. Вроде бы он должен был уже насытиться. С другой стороны, он почти ничего не ел накануне. Наверное, поэтому он до сих пор не наелся — и кроме того, конечно, слишком много Силы ушло на этого паразита в доме Кэролайн.

Пока

же Дамой наслаждался тем, как работают его мускулы: слаженно, легко, как хорошо смазанная машина, с которой каждое движение превращается в удовольствие.

×