Голод, стр. 3

Елена молча покачала головой. Больше всего на свете ей хотелось рассказать Бонни и Мередит решительно обо всем. Поведать леденящую кровь историю Стефана и Дамона, а также объяснить, что на самом деле произошло вчера вечером с мистером Таннером. И что случилось потом. Но она не могла. Даже если бы они ей поверили, это была не ее тайна.

– Все тебя ищут, – проинформировала ее Мередит. – Весь школьный персонал. А твоя тетя почти в отчаянии.

– Очень жаль, – тупо произнесла Елена, пытаясь сдержать неистовую дрожь.

Они свернули на Кленовую улицу и подъехали к ее дому.

У тети Джудит оказались наготове теплые одеяла.

– Я точно знала, что, когда тебя найдут, прежде всего понадобится тебя согреть, – деловито-радостным голосом сказала она, протягивая руки к Елене. – Надо же, снег на следующий день после Хеллоуина! С трудом верю собственным глазам. А где вы ее нашли, девочки?

– На Старой Ручейной дороге, за мостом, – ответила Мередит.

Худое лицо тети Джудит тут же побледнело.

– Рядом с кладбищем? Елена, как ты могла? – Голос ее оборвался, и она укоризненно посмотрела на племянницу. – Ладно, об этом мы сейчас говорить не будем. – Тетя Джудит попыталась вернуть себе радостное настроение. – Давай-ка мы лучше снимем с тебя мокрую одежду.

– Мне придется вернуться туда, как только я высохну, – упрямо сказала Елена.

Ее разум снова заработал, и теперь стало ясно: Стефана она на самом деле там не видела. Это был всего лишь сон. Стефан действительно пропал.

– Ничего подобного, – возразил Роберт, жених тети Джудит. До сих пор Елена не обращала внимания, что он стоит где-то сбоку. Но его тон не предполагал никаких возражений. – Полиция уже ищет Стефана. Позволь этим людям заниматься своей работой.

– Полиция думает, что он убил мистера Таннера. Но он его не убивал. Ведь вы об этом знаете, правда? – Пока тетя Джудит стягивала с нее мокрый свитер, Елена смотрела на окружающие ее лица в поисках поддержки, но не находила в них отклика. – Вы же знаете, что Стефан его не убивал, – почти в отчаянии выговорила она.

Но все молчали.

– Знаешь, Елена, – наконец сказала Мередит, – никто не хочет думать, что он это сделал. Но… пойми, все выглядит очень скверно… Он вдруг взял и сбежал.

– Он никуда не сбегал. Он ничего такого не делал! Он не убивал и не сбегал…

– Тише, Елена, – шикнула на нее тетя Джудит. – Не надо так волноваться. По-моему, ты заболеваешь. У тебя явное переохлаждение, а прошлой ночью ты совсем мало спала. – Она приложила ладонь ко лбу Елены.

Внезапно чаша терпения Елены переполнилась. Никто ей не верил, даже друзья и родные. В этот момент ей показалось, что она окружена врагами.

– Я не больна! – воскликнула она, отстраняясь от тети Джудит. – И я не сошла с ума… в общем, что бы вы там ни думали. Стефан никуда не убегал, и он не убивал мистера Таннера. Мне наплевать, если никто из вас мне не верит…

Задыхаясь, она умолкла.

Тетя Джудит суетилась, пытаясь отправить ее наверх, в спальню. Но Елена не позволила, чтобы ее туда отвели. Она не стала ложиться в постель, хотя действительно очень устала. Вместо этого, уже немного согревшись, Елена села в гостиной на кушетку у камина и обложилась одеялами.

Телефон звонил весь день, и она слышала, как тетя Джудит разговаривает с друзьями, соседями, школьными учителями. Бодрым голосом она заверяла всех, что с Еленой все хорошо. Страшные события прошлой ночи уже казались далекими, все было в порядке, о пережитых потрясениях напоминала только легкая лихорадка Елены. Но и она должна пройти после небольшого отдыха.

Бонни и Мередит сидели рядом с Еленой.

– Хочешь поговорить? – тихо спросила Мередит.

Не сводя глаз с камина, Елена покачала головой. Все были настроены против нее. И тетя Джудит ошибалась – вовсе не все с ней было хорошо. Ничего не будет хорошо, пока Елена не найдет Стефана.

Пришел Мэтт. Свежий снег искрился на его светлых волосах и синей парке. Когда Мэтт появился в комнате, Елена посмотрела на него с надеждой. Вчера он помог ей спасти Стефана, тогда как все остальные обитатели школы хотели его линчевать. Но сегодня, отвечая на ее полный надежды взор, Мэтт посмотрел на Елену с трезвым сожалением. Участие в его голубых глазах определенно предназначалось только ей самой.

Разочарование стало решительно невыносимым.

– Что ты здесь делаешь? – возмущенно спросила Елена. – Выполняешь свое обещание позаботиться обо мне?

Мэтт сдержал обиду и ответил ровным голосом:

– Отчасти. Но я бы заботился о тебе даже без этого обещания. Я не на шутку о тебе тревожился. Послушай, Елена…

Но она совсем не собиралась его слушать.

– Со мной все хорошо, большое спасибо. Можешь спросить здесь кого угодно. Так что перестань тревожиться. А, кроме того, я не вижу смысла хранить обещание, данное убийце.

Мэтт в изумлении посмотрел на Бонни и Мередит и безнадежно покачал головой.

– Ты несправедлива.

Быть справедливой Елене просто не хватало сил.

– Я сказала тебе: можешь перестать тревожиться обо мне и о моих делах. Со мной все хорошо, спасибо.

Подтекст был очевиден. Мэтт повернулся обратно к двери в тот самый момент, когда в проеме появилась тетя Джудит с бутербродами.

– Извините, я должен идти, – пробормотал парень, спешно проталкиваясь в дверь.

Он ушел, не оглядываясь.

За ранним ужином у камина Мередит, Бонни, тетя Джудит и Роберт попытались завязать непринужденный разговор. Но Елена не могла есть и не желала разговаривать. Единственным счастливым существом во всей компании была Маргарет, младшая сестренка Елены. Со всей непосредственностью четырехлетнего ребенка она прильнула к Елене и предложила ей часть своих сладостей, полученных в подарок на Хеллоуин.

Елена обняла сестренку, прижавшись щекой к ее светлым волосам. Пожалуй, если бы Стефан мог как-нибудь с ней связаться, он уже это сделал бы. Ничто в мире не остановило бы его, кроме тяжелого ранения, безвыходной ситуации или…

Но об этом последнем «или» Елена не позволит себе даже думать. Стефан жив. Он непременно должен был остаться в живых. Дамон солгал.

Но Стефан попал в беду, и Елена должна его найти. Эта мысль полностью овладела ею, девушка отчаянно пыталась придумать хоть какой-нибудь план. Одно было ясно: она осталась в одиночестве. Елена больше никому не могла доверять.

Стемнело. Елена чуть сдвинулась на кушетке и демонстративно зевнула.

– Я устала, – тихо сказала она. – Похоже, я все-таки заболела. Думаю, мне стоит отправиться в постель.

Мередит внимательно на нее посмотрела.

– Знаете, мисс Гилберт, я тут вот что подумала, – сказала она, поворачиваясь к тете Джудит. – Может быть, нам с Бонни следует остаться на ночь, чтобы составить Елене компанию.

– Какая славная мысль! – радостно отозвалась тетя Джудит. – Если ваши родители не против, я была бы рада вас здесь оставить.

– Поездка назад в Херрон слишком долгая, – присоединился Роберт. – Думаю, мне тоже лучше остаться. Пожалуй, я могу устроиться на кушетке. – Несмотря на все протесты тети Джудит и заверения, что наверху пустуют гостевые спальни, он был непреклонен в своем желании спать на кушетке.

Бросив всего лишь один взгляд от кушетки в коридор, Елена застыла на месте – Роберт выбрал идеальную позицию для наблюдения за входной дверью. Итак, они все запланировали или приняли решение не сговариваясь – родные и друзья Елены проявляли трогательную заботу о том, чтобы она сегодня ночью не смогла выйти из дома.

Когда она появилась из ванной, облаченная в кимоно красного шелка, Бонни и Мередит сидели на ее кровати.

– Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн, – горестно бросила Елена.

Бонни, которая прежде выглядела несколько угнетенной, теперь казалась еще и встревоженной. Она с удивлением взглянула на Мередит.

– Она хочет сказать, что знает, кто мы на самом деле такие, – верно истолковала Мередит. – Она считает, что мы шпионим на ее тетушку. Послушай, Елена, ты должна понять, что это не так. Разве ты не можешь нам доверять?

×