Зима, дарующая счастье (ЛП), стр. 3

— Скажите мне, когда я доберусь до вашего поворота, — попросил он, и ее глаза затрепетали, приоткрываясь в ответ.

Через минуту или чуть дольше очередная судорога заставила ее скрючиться на сидении. Дерек посмотрел на часы. Прошло немногим больше двух минут после последней схватки. Ребенок, конечно, не станет ждать, пока погода улучшится.

Заржавевший почтовый ящик на накренившемся заборе привлек его внимание.

— Эта ваш поворот? — спросил он.

Она подняла голову, и он смог увидеть, что белые зубы впились в нижнюю губу в попытке сдержать стоны. Она слегка кивнула, и он включил первую передачу, поворачивая на слабый след до почтового ящика и молясь, чтобы хватило времени.

Глава 2

— Черный ход открыт, — прошептала Кэтлин, мужчина кивнул, потом подогнал джип так близко к двери, как смог.

— Не пытайтесь выйти самостоятельно, — требовательно сказал он, когда она схватилась за ручку двери. — Я вернусь и вытащу вас.

Кэтлин улеглась на сидении, лицо бледное и напряженное. Она не знала этого мужчину, не знала, может ли доверять ему, но не было другого выбора, кроме как принять его помощь. Она испугалась так, как никогда в жизни. Боль оказалась сильней, чем она ожидала, и, вдобавок ко всему, она просто оцепенела от страха за жизнь своего ребенка. Кем бы ни был этот человек, прямо сейчас она была благодарна ему за участие.

Он вышел из машины, нагибая голову против ветра, который кружился вокруг машины. Крупный мужчина, высокий и сильный, он легко справлялся с ее весом, а руки его были мягкими. Когда он открыл пассажирскую дверь, Кэтлин начала переставлять ноги, пытаясь выскользнуть наружу, но он снова остановил ее, удерживая в руках.

— Положите голову мне на плечо, — проинструктировал он, повышая голос, чтобы она смогла расслышать его сквозь воющий ветер.

Кэтлин кивнула и спрятала лицо в его пальто, и он повернулся так, чтобы спиной загородить женщину от ветра, пока нес ее несколько метров к черному ходу. Он повозился с дверной ручкой и сумел повернуть ее, ветер доделал остальное, поймав дверь и с треском хлопнув по стене позади них. Вслед за ними в дом влетела маленькая снежная буря.

Мужчина стремительно пронес ее через маленький старый дом, пока не достиг гостиной, где в камине все еще горел небольшой огонь. Она чувствовала себя так, будто прошли часы, но, на самом деле, минуло всего около часа с тех пор, как она начала пробиваться по дороге на грузовике.

Все с той же контролируемой мощью, граничащей с мягкостью, он поместил ее на провисшем старом диване.

— Я должен забрать свою сумку, но тут же вернусь, — пообещал он, откидывая волосы с ее лица. —  Не пытайтесь вставать, оставайтесь здесь.

Она кивнула, настолько измученная, что не могла даже представить, что сможет куда-то пойти. Почему он захотел принести свою сумку прямо сейчас? Разве это не может подождать?

Еще одна схватка. Кэтлин свернулась на диване, издавая задыхающиеся слабые крики от неимоверной боли. Прежде чем все закончилось, он снова оказался рядом с ней, голос был успокаивающим, но властным, он велел ей делать быстрые короткие вдохи, как задыхающейся собаке. Она смутно припомнила инструкции о том, как дышать во время родов, и постаралась последовать им. Она пыталась делать, как он сказал, концентрируясь на дыхании, и, кажется, это действительно помогло. Возможно, он просто отвлекал ее от боли, но прямо сейчас она готова была делать хоть что-нибудь.

Когда схватка ослабла, и она измождено упала на диван, он спросил:

— У вас есть еще дрова для камина? Электричество отключено.

Ей даже удалось улыбнуться.

— Я знаю. Вырубилось сегодня утром. Я принесла вчера немного дров про запас, когда услышала сообщение о погоде; они в кладовой, рядом с кухней.

— Вы должны были еще вчера уехать в клинику, — сказал он твердо, поднимаясь на ноги.

Кэтлин была утомлена и испугана, но огонь все еще мелькал в зеленых глазах, когда она посмотрела на него снизу вверх.

— Я бы и уехала, если бы знала, что ребенок собирается появиться на свет раньше срока.

Сообщение привлекло его внимание, черные брови сошлись в прямую линию над переносицей.

— Срок еще не настал? Насколько раньше?

— Почти на месяц. — Она погладила живот неосознанным жестом беспомощной тревоги.

— Есть ли хоть малейший шанс, что срок определен неправильно?

— Нет, — прошептала она, откидывая голову назад. Она точно знала, когда забеременела, и воспоминания заставили похолодеть.

Рот незнакомца изогнулся в улыбке, и впервые она заметила, насколько он красивый — сильной, чисто мужской, почти нереальной красотой. Кэтлин не имела привычки в упор разглядывать мужчин, иначе увидела бы это раньше. Но сейчас что-то в его золотисто-карих глазах заставило ее расслабиться.

— Сегодня ваш счастливый день, дорогая, — сказал он мягко, все еще улыбаясь ей, пока снимал толстое шерстяное пальто и закатывал рукава. — Вы только что встретились с доктором.

Какое-то мгновение слова не доходили до сознания, потом ее рот открылся в тихом недоверии.

— Вы доктор?

Он поднял правую руку, как будто приносил присягу.

— С лицензией и всеми подтверждающими документами.

Облегчение заполнило ее, как теплый поток, промчавшийся сквозь тело, и у нее вырвался смешок, наполовину смешанный с рыданием.

— И вы умеете принимать роды?

— Новорожденные — моя специализация, — сказал он, посылая ей еще одну яркую нежную улыбку. — Так что перестаем беспокоиться и попытаемся отдохнуть, пока я разложу здесь все вещи. Когда начнется следующая схватка, вспомните, как надо дышать. Я ненадолго.

Она следила за тем, как он подбрасывал в камин поленья и разжигал огонь, пока тот ярко не запылал, добавляя тепло в остывшую комнату. Сквозь боль очередной схватки она наблюдала, как он принес матрац с кровати и устроил его на полу перед камином. Быстрыми уверенными движениями накрыл матрац чистой простыней, затем положил сверху сложенные полотенца.

Мужчина поднялся на ноги с мощным изяществом и приблизился к ней.

— А теперь устроим вас поудобней, — сказал он, снимая с нее пальто. — Между прочим, меня зовут Дерек Талиферро.

— Кэтлин Филдс, — ответила она в тон.

— Имеется ли мистер Филдс? — спросил он. Он скрыл свою заинтересованность за спокойным лицом и наклонился, снимая с нее ботинки.

Горечь заполнила Кэтлин, горечь настолько глубокая, что больно было смотреть.

— Имеется где-нибудь, — пробормотала она, — но мы больше не женаты.

Дерек молчал, пока снимал толстые носки, под которыми были колготки, которые она надела, когда поняла, что должна попытаться добраться до клиники. Потом помог ей подняться на ноги и расстегнул молнию на практичном вельветовом платье, снял его через голову, и она осталась в колготках и водолазке.

— Я могу сама сделать остальное, — сказала она с тревогой. — Только позвольте мне сходить в спальню за ночной рубашкой.

Он рассмеялся глубоким низким голосом.

— Хорошо, если думаете, что можете справиться.

— Конечно, справлюсь.

 Она справлялась с гораздо большим с тех пор, как Лэрри Филдс ушел.

Но ей удалось сделать только два шага, когда очередная схватка согнула ее пополам, схватка настолько сильная, что все, что она могла сделать, — ловить ртом воздух. Слезы невольно навернулись на глаза. Кэтлин почувствовала мужские руки вокруг себя; потом Дерек поднял ее и быстро опустил на матрац. Он стремительно освободил ее от колготок и нижнего белья и укрыл простыней; потом держал за руку и руководил дыханием, пока схватка не ослабла.

— А теперь минутку отдохните, — успокаивающе сказал он. — Мне надо вымыть руки, чтобы я мог обследовать вас. Я сейчас вернусь.

Кэтлин устало лежала на матраце, глядя на запятнанный потолок залитыми слезами глазами. Жар от огня мерцал на щеках, придавая им розоватый оттенок, от чего ее лицо, казалось, светилось. Она так измучилась, что чувствовала, что легко могла бы проспать остальную часть дня, но не будет никакого отдыха, пока ребенок не родится. Руки сжались в кулаки, беспокойство снова поднялось в ней. С ребенком все будет в порядке. Должно быть.

×