Рыцарь лунного света, стр. 1

Джослин Келли

Рыцарь лунного света

Глава 1

Она внезапно проснулась среди ночи и сразу же поняла – что-то не так.

Мэллори де Сен-Себастьян села в постели и оглядела тесную келью. По слухам, в аббатстве Святого Иуды сестрам жилось не так сурово, как в других монастырях. Мэллори не доводилось бывать в подобного рода местах до того, как она попала сюда спустя всего несколько дней после смерти матери.

Узкая дорожка лунного света пересекала каменный пол и взбиралась на сундук возле двери. После пяти с лишним лет, проведенных в аббатстве, Мэллори хорошо знала свою келью, ей знаком был в ней каждый предмет, каждая тень. Все было как обычно.

По крайней мере в ее келье.

Но что-то все-таки было не так.

Девушка встала. Легкое покрывало она давно сбросила на пол, ночью было почти также жарко, как в полдень. Капли липкого пота скатывались по спине, когда она медленно пробиралась к деревянной двери, слегка приоткрытой в тщетной надежде впустить хоть немного свежего воздуха. Что же ее встревожило?

Затаив дыхание, Мэллори прислушалась. С противоположного конца коридора, освещенного единственной догорающей свечой, доносилось мирное похрапывание одной из сестер. Еще одна бормотала что-то во сне. Юркий зверек стремительно прошелестел в тростнике, устилающем пол. Может быть, мышь, а может, и кошка, охотившаяся на грызунов, от которых в аббатстве никак не удавалось избавиться. Хорошо знакомые звуки.

И тут она услышала тот, который ее разбудил.

Удар железа о камень. Подковы! В аббатство, похоже, въезжали всадники. Кто мог заявиться сюда среди ночи? Честные путешественники всегда старались найти себе приют за несколько часов до полуночи, прежде чем летнее солнце скроется за горизонтом. После наступления темноты в окрестностях бродили только грабители и злоумышленники.

Девушка вернулась в келью. Она легко нашла лук и колчан, которые всегда держала наготове. Закинув колчан на плечо и не надевая тетивы, Мэллори поспешила к винтовой лестнице в конце коридора. Вдоль лестницы располагались окошки, слишком узкие, чтобы в них можно было пролезть. Однако снаружи отчетливо доносились мужские голоса.

Девушка задержалась на одной из площадок и, уперев нижний конец лука в основание стопы, согнула лук и набросила петлю на конце тетивы на его верхний конец, закрепив в специальной зарубке. Передвигаться по узкой лестнице с натянутой тетивой стало гораздо труднее, и следовало быть начеку.

Со стороны пруда за монастырской стеной слышалось громкое кваканье лягушек, мешавшее разобрать слова, звучавшие во дворе. Массивная дверь легко распахнулась в ночь, как только Мэллори потянула за кожаный ремень, прикрепленный к щеколде. Застыв неподвижно в дверях, девушка оглядела мощеный двор и простиравшуюся за ним травянистую лужайку.

Тусклый свет узкого серпа луны слабо освещал пространство, но все же девушке удалось разглядеть по меньшей мере четырех лошадей. Остальные, возможно, прятались за домом аббатисы. Спешившиеся всадники скрывались в тени. Один из них ступил в полосу света, но сразу же отошел назад, как зверь, поспешивший укрыться в логове.

Мэллори взглянула на дом настоятельницы. Лампы там не были зажжены, только в окне молельни слабо светились свечи над аналоем. Если эти люди при входе представились сестре-привратнице, та должна была уже предупредить аббатису.

Девушка достала из колчана стрелу и наложила на тетиву, придерживая лук на уровне бедра. Осторожно выбравшись за дверь, Мэллори прижалась спиной к неровной каменной стене башни. Полумрак и ей давал определенные преимущества. Босые ноги ступили на теплые камни монастырского двора, за день нагретые солнцем и еще не успевшие остыть.

– А где же женщины? – довольно громко спросил один из мужчин. – Только представьте – так много невинных девушек, мечтающих о сильном мужчине, который придет и избавит их от печальной участи умереть девственницами.

– Великодушный рыцарь вполне мог бы осуществить их мечты, – добавил другой.

Слова эти были встречены хохотом.

Поднимая лук, Мэллори как будто слышала свой собственный голос, эхом всплывавший в памяти, с теми же строгими интонациями, которые использовала она, обучая младших сестер искусству стрельбы из лука.

«Видишь, моя рука пряма, как стрела. Выпрями руку, но не напрягай. Не сжимай лук слишком сильно. Иначе стрела изменит направление, когда выстрелишь».

Девушка натянула тетиву, так что та коснулась ее губ и подбородка, и на мгновение нахмурилась. Справа от нее раздавались шаги. Еще незваные гости? Мэллори навела стрелу на шляпу с узкими полями, украшавшую голову незнакомца, оказавшегося в полосе света. Стоило ей спустить тетиву, и стрела устремилась бы вперед и вверх, в направлении пришельца.

Мужчина взглянул в ее сторону и ткнул в плечо стоявшего рядом соратника. Хохот мгновенно стих, как только мужчины, обернувшись, увидели, что девушка целится в них. Даже при слабом свете луны она сумела заметить потрясение и страх на лицах двоих, стоявших впереди.

Еще один мужчина подошел к ним сзади, оставаясь в тени.

– Опусти лук, сестра, – спокойно произнес он, но его сильный низкий голос разнесся по монастырскому двору, словно гул вибрирующей туго натянутой тетивы. – Если ты по ошибке выпустишь стрелу…

– Если я выпущу стрелу, то уж не по ошибке, – возмущенно ответила Мэллори, уязвленная его покровительственным тоном. Заметив, что мужчины обменялись тревожными взглядами, она добавила: – Объясните мне, зачем вы оказались в аббатстве Святого Иуды?

– Умерь свой пыл, леди Мэллори! – раздался надменный голос. Властный тон женщины показывал: она привыкла к повиновению немедленно и без вопросов. Но Мэллори больше всего поразило то, как дама обратилась к ней.

Поселившись в аббатстве Святого Иуды, девушка отказалась от титула леди. Она была рада, что ее называют сестрой, потому что, став частью монастырской семьи, она разорвала всякие отношения с отцом, давшим ей жизнь. Он не приехал к ней, когда она покидала дом, отправляясь в аббатство. Неужели спустя пять лет он решил вырвать ее из этой новой жизни, которая ей так нравилась? Но почему бы он позволил женщине…

Две дамы вышли из тени на свет, щедро льющийся теперь изо всех окон, когда остальные сестры проснулись и узнали, кто появился во дворе до наступления зари. Мэллори сразу же узнала аббатису, низенькую толстушку с факелом в руке. Рядом с ней шла женщина повыше, которую Мэллори не видела со времени ее последнего визита два года назад. Безжалостное время оставило свой след на ее лице, выглядевшем таким спокойным и гладким на портрете в кабинете настоятельницы, и все же Элеонора Аквитанская по-прежнему была прекрасна и элегантна, до мозга костей королева Англии и всех ее владений на континенте по ту сторону пролива Ла-Манш.

Опустившись на колени, Мэллори продолжала держать лук наготове, на случай если Элеонора прикажет ей стрелять в мужчин. Ради своей королевы девушка готова была на все, чего бы от нее ни потребовали, хотя при одной мысли о том, чтобы направить стрелу в сердце мужчины, у нее начинало противно сводить живот. За время пребывания Мэллори в аббатстве королева дважды приезжала туда, чтобы заручиться помощью одной из сестер, специально обученных для такой службы. После первого посещения каждая из сестер гадала, когда наступит ее черед послужить королеве в момент острой необходимости.

Какую же мудрость и предусмотрительность проявила королева Элеонора, заранее обеспечив себе поддержку и помощь аббатства! Хотелось бы Мэллори иметь хотя бы частицу ее ума. Тогда она стала бы такой же необыкновенной, как королева Элеонора, которая дважды выходила замуж за королей и произвела на свет еще одного монарха.

– Встань, леди Мэллори! – приказала королева.

Покорно поднявшись, Мэллори опустила лук. У нее дрожали пальцы, чего не случалось с тех самых пор, как она обрела здесь дом, и ей не хотелось, чтобы стрела случайно сорвалась с тетивы. Девушка медленно ослабила натяжение тетивы, и освобожденная стрела тут же упала на землю прямо под луком.

×