Бесстрашный рыцарь, стр. 1

Джослин Келли

Бесстрашный рыцарь

Глава 1

Нападение произошло внезапно и неизвестно откуда.

Только что Авиза де Вир говорила с одной из своих питомиц в огороде аббатства. В следующую минуту на них напали. Послушница, совсем еще дитя, вскрикнула и нырнула за колодезный сруб. Она уронила свой меч, и он ударился о камни и зазвенел.

Авиза рванула меч из ножен, и он завертелся в ее руке вихрем, когда она попыталась отразить удар мужчины. Рука ощутила этот удар, но ей удалось удержать меч, и она крепче сжала его рукоять.

Что мог делать здесь мужчина, без предупреждения явившийся в аббатство Святого Иуды? Был ли то вор? Безумец? Или – ей даже не хотелось в это верить – враг?

Может быть, это была атака на саму Англию?

Она стиснула зубы и отразила следующий удар с такой силой, что кончик его меча со звоном ударился о камни. Ее меч снова полоснул воздух, но противник оказался стремительнее и не поддался.

Она продолжала отражать его удары, а он вынуждал ее пятиться. Лезвия мечей бешено сшибались и звенели, а сухие травы, скрывавшиеся под снегом, хрустели у нее под ногами. Она помнила каждый выученный и каждый данный ею самой урок.

«Заставь противника поднимать, а затем опускать меч. Это его быстро вымотает, и в этом случае ваши силы скоро сравняются. Ты должна, насколько возможно, уменьшить видимые тебе преимущества врага, потому что ты не так велика и сильна, как большинство мужчин».

Среди женщин аббатства Святого Иуды она лучше всех владела мечом, но противник оспаривал своими действиями каждый ее шаг, каждое движение.

Она бы билась лучше, если бы ее руки и плечи не устали от долгих часов упражнений с мечом. Своими яростными ударами он вынудил ее отступить на несколько шагов.

Ее правое плечо горело от столкновения с ним, но она не упала. Она не обратила внимания на боль и встретила следующий удар. Противник прицелился, чтобы ударить ее в ноги, но она ловко перепрыгнула через бешено вращающееся лезвие меча.

Его меч полоснул по кайме ее платья. Отсеченная ткань пролетела по воздуху до сруба колодца, а ногу пронзила боль. Она проигрывала, а не должна была проигрывать ни в коем случае. Изо всей силы сжав рукоять меча, Авиза снова подпрыгнула и обрушила на него удар своей правой ноги.

Она угодила ногой в candre в запястье противника, и меч выпал у него из руки. Он в смятении уставился на него. Потом сделал шаг к ней, но она преградила ему путь мечом. Глаза незнакомца широко раскрылись, когда она прижала кончик меча к его горлу.

– Кто ты? – спросила Авиза, внимательно разглядывая мужчину и стараясь предотвратить его следующее действие. Он мог оказаться глупцом и попытаться поднять меч. – Почему ты подкарауливал двух сестер в аббатстве Святого Иуды?

Он перевел глаза на нечто неизвестное за ее спиной, но обмануть ее таким образом было невозможно.

– Кто ты? – спросила она снова. – Скажи, о муж, о своих намерениях. Что ты делаешь в стенах аббатства Святого Иуды? Мы в нашем аббатстве не слишком гостеприимны по отношению к незваным гостям, пытающимся нас убить.

Ей не хотелось пронзать его мечом, но она была готова это сделать, чтобы защитить аббатство, где она прожила все эти памятные годы. Ответ пришел не от незнакомца, а оттого, кто скрывался за ее спиной.

Она услышала мелодичный женский голос:

– Отличная работа, Авиза де Вир. Ты живое доказательство того, что это аббатство соответствует цели, которую я имела в виду, создавая его.

Когда мужчина, которому Авиза угрожала, опустился на колени, она повернула голову. Огород с трех сторон был защищен стенами в цвет серому каменному зданию аббатства, но все растения сейчас были скрыты под снегом.

Он хрустел и поскрипывал под ногами высокой женщины, охраняемой двумя вооруженными мужчинами, державшими свои мечи в ножнах. Рыжеволосый юноша стоял возле колодца.

Из-под угольно-черного плаща женщины виднелась кайма синего шелкового платья, отделанного затейливой вышивкой: Сложный узор украшали золотые и серебряные нити. На пальцах женщины сверкали кольца из драгоценных металлов. Тяжелый золотой крест на шее был инкрустирован камнями. Волосы ее были скрыты под платом, и только одна рыжая прядь выбилась из-под него и теперь вилась вдоль скулы.

Хотя Авиза никогда прежде не видела королеву Англии, она тотчас же узнала королеву Алиенору по сходству с портретом, висевшим в доме аббатисы.

Она опустилась на колени и положила меч к ногам королевы. Авиза пыталась заставить себя дышать ровнее и медленнее и угомонить сердце, стучавшее, как ей казалось, по ребрам. Сражаясь с незнакомцем, она не испытывала такого страха, как перед лицом королевы.

– Поднимись, Авиза де Вир, – приказала королева Алиенора.

Ее произношение выдавало уроженку Аквитании. Авиза повиновалась.

– Похоже, Роджер, вы удивлены, – сказала королева человеку, поднимавшему свой меч. – Я предупреждала, что вам следовало хорошенько подготовиться к поединку с женщиной в этих стенах.

Мужчина потряс запястьем правой руки, неуклюже вкладывая свой меч в ножны левой рукой.

– Предупреждали, ваше величество. – Он с изумлением воззрился на Авизу. – Я был бы признателен, если бы вы научили меня этому маневру.

– Возможно, позже, – сказала королева, прежде чем Авиза собралась ответить.

Авиза сделала знак рукой и сказала:

– Тебе нечего больше скрываться. Выходи.

Ученица Авизы, девочка, выглядевшая моложе своих двенадцати лет, осторожно, дюйм за дюймом, преодолела расстояние от колодезного сруба и опустилась на колени. По знаку королевы она тотчас же вскочила на ноги. Бросив боязливый взгляд на Авизу, девочка так громко сглотнула, что Авиза услышала этот звук. В аббатстве стояла такая тишина, как будто по нему только что пронесся вихрь и смел всех прочь.

Королева Алиенора наклонилась и подняла меч Авизы. Держа его в руках плашмя, она сказала:

– Твое мастерство – блестящая рекомендация аббатству и свидетельство того, чему тебя обучили. Ты так же хорошо владеешь луком?

– Почти так же, моя королева, – ответила Авиза.

– Почти? Твоя скромность хороша в стенах аббатства, но я хочу знать пределы твоих возможностей и искусства.

Она сделала знак мужчине, стоявшему справа от нее. Он вынул лук и колчан.

Авиза спрятала меч в ножны, потом приняла от него то и другое. Она повесила на левое плечо шнурок колчана, уперла конец лука в землю и, придерживая его ногой, дотянулась до другого его конца, чтобы натянуть тетиву. Тетива вырвалась у нее из рук, прежде чем она успела обхватить петлей зарубку на древе лука. Ладонь горела. Этот лук не был таким гибким и податливым, как тот, к которому она привыкла.

Было ли это еще одним испытанием? Если так, то она не подведет ни свою королеву, ни аббатство. Стиснув зубы, она снова взялась за тетиву и сгибала лук до тех пор, пока тетива не оказалась на месте. Она не обращала внимания на след, оставленный тетивой на ладони, будто от ожога, пока не дотянулась до колчана на плече и не вытянула из него стрелу. Наложив ее на тетиву, она посмотрела на королеву Алиенору.

Королева указала на сморщенное яблоко, свисающее с дерева за каменной стеной, окружавшей огород.

– Вот твоя цель, Авиза де Вир.

Отовсюду она услышала всплески шепота. Это напоминало круги, расходящиеся по воде от брошенного в пруд камня. Обитатели аббатства собрались у кухонных дверей, чтобы посмотреть. Она не удивилась тому, что молва о прибытии королевы Алиеноры так быстро распространилась по аббатству. Здесь не хранили секретов.

И Авиза не думала о своих сестрах, когда поднимала лук и прицеливалась в яблоко. Расстояние до него было примерно такое же, как до мишеней, на которых она практиковалась, но яблоко было немного меньше. Она сделала глубокий вдох, потом выдохнула воздух, как ее учила сестра Мэлори, лучшая лучница в аббатстве, и оттянула тетиву назад. Стрела звякнула, когда она ее выпустила. И Авиза потянулась за второй. Вторая стрела последовала за первой и вонзилась в яблоко всего через несколько секунд после того, как первая ударила в соседнюю с яблоком ветку.

×