Битва за Тарг, стр. 77

В биоэфире наступило тягостное молчание.

Между тем мозг вновь обнаружил меня: шары начали раздвигаться. И вот тут я впервые всерьез испытал свои способности: ударами биополя стал загонять шар за шаром в расчистившийся было канал. Оказалось, это не особенно трудно. И огненного налета не последовало! Что ж, мне вполне по силам было противостоять угрозе изжариться заживо. Вопрос, долго ли?..

Бросив взгляд на сохранившийся фрагмент стены, продолжавшие соударяться с ним шары и струящийся к нему от сверкающего сгустка поток энергии, я живо вспомнил недавний разговор с Вэлом об уничтожении генератора.

«Видимо, другого выхода нет…»

Решение было принято. Хотелось лишь убедиться, что оно приведет к успеху.

— Влад! Как там наши корабли? — спросил я.

— Плохо. Координатор начал сокращать площадь защитного экрана. Программа пространственного окна заработала, — ответил ученый.

— Теперь смотри внимательно.

Я мобилизовался и веером биоимпульсов постарался отогнать от остатка купола налетавшие на него шары. Отдельные все-таки проскочили, но, несколько усилив воздействие, при повторном ударе мне удалось полностью исключить контакт. Мои биоресурсы были не безграничны, и приходилось думать об экономном, минимально необходимом их использовании. Конечно, дополнительные сложности создавал сам мозг. Он не оставлял попыток уничтожить меня. Я догадывался, как положить этому конец, но пока обстоятельства вынуждали повременить.

Минуло несколько минут единоборства, прежде чем Вэл сообщил:

— Определенно программа остановилась! — После паузы он радостно добавил: — И в работе излучателей появился разлад! Такими темпами вы справитесь с генератором меньше чем за час…

— Господин генерал! — вдруг вмешался Дэн. — С двух направлений роботы и с ними солдаты. Наши вступили в бой.

— Нашли все-таки! — ругнулся я. — А третий коридор?

— Пока свободен. Я снял кого мог. Сейчас попытаемся разобрать завал и помочь вам…

Он даже не представлял, в какого рода борьбу мне пришлось ввязаться.

— Отставить! — запретил я. — Поступишь иначе: соберешь оставшуюся взрывчатку, если не хватит — гранаты, и со своей стороны разрушишь уцелевшую часть прохода в зал. После этого немедленно уходите! Как понял?

— А вы?.. — в один голос спросили Стоев и Вэл.

— Выполняйте приказ! И поторапливайтесь! Учтите, пока вы здесь, ничего решительного предпринимать не стану…

…Глухо ударил взрыв.

— Ну, как? — спросил я. Несколько секунд молчания. Наконец:

— Кроме прохода, обвал в центре управления…

— Хорошо. Теперь марш отсюда. Бегом!

— Прощайте, господин генерал… — Интонации моих собеседников дрогнули.

— Не поминайте лихом… Дэн, увидишь Марику, скажи… — Я осекся. — Впрочем, не надо… Идите!

Некоторое время биосвязь транслировала внятные видеообразы. Слышались команды. Глазами Дэна я смотрел, как уносили раненых, среди них Алана. Рядом, опираясь на плечо Вэла, шла Николь. Поравнявшись с разбитым центром управления, люди неуклюже, отягощенными плазменными мини-пушками, руками брали под козырек. Панорама сменилась. Вместе с последними защитниками Дэн затаился в глубине коридора. У входа в центр управления показались четыре робота и солдаты пришельцев. Новый внезапный взрыв похоронил их под разбитыми плитами свода. Зал мозга-координатора замуровало на совесть.

— Молодец! — похвалил я своего агента и еще раз поторопил: — Ветер в спину!

Ребята ушли.

Никакая активизированная во мне боевая программа не смогла бы предотвратить острого укола накатившей тоски…

Усилием воли я стряхнул мимолетное оцепенение:

«Что ж, супермозг против суперагента! Человек против машины! Потягаемся!»

Наконец можно было осуществить то, что побоялся делать раньше. Тогда опасался за жизни находившихся неподалеку людей, а сейчас рисковал только собой. Зачастую это гораздо легче… Я замыслил разом освободить удерживаемую мозгом энергию взрыва. Рассчитывал, если повезет, мгновенно покончить с ним. А если нет, целиком переключить его внимание на самосохранение, отвлечь от всякой другой деятельности. В любом случае терять мне было нечего.

Здраво отдавая себе отчет в том, что это не игра со смертью, а сама смерть, я хладнокровно направил серию биоимпульсов на шары, сдерживающие сгусток энергии со стороны уцелевшего участка стены. Постарался очистить от них максимальную площадь. Какие мысли мелькнули в те секунды? Простился ли я с жизнью? Наверное. Зато отчетливо помню яростное желание напоследок увидеть расколотый в пыль остаток свода. Пусть на миг, но испытать восторг победы.

Катастрофы не случилось. Видимо, мозг-координатор, осознав меру угрозы, понял, что мне ничего не стоит раздвинуть шары, стерегущие сгусток, шире, и уже не пытался меня обстреливать. Наоборот, стремился плотнее прикрыть область, подвергавшуюся моему нападению. На место отброшенных биополем шаров вставали десятки других. Дошло до того, что они создали нечто вроде глубоко эшелонированной обороны. Одну за другой я рассеивал их хрупкие стеньг, но каждый раз встречал на пути удара следующую: шары приходили в себя и спешно занимали место в тылу. Меня это вполне устраивало. Ни о чем другом, кроме собственного спасения, мозг не помышлял. Ни один шар не стремился к своду, а значит, как говорил Вэл, информационный обмен и управление генератором были утрачены. Излучатели все больше рассогласовывались, и, хотелось верить, дело близилось к завершению.

Только бы не иссякли силы! Некстати будет…

Появились признаки усталости. В висках стучало. От непрерывного мелькания перед глазами кружилась голова. Я опустился на пол и, не замечая времени, наносил удар за ударом…

Сначала решил — показалось: уж слишком этого ждал. Но второй толчок проявил себя явственнее: из трещин заструилось мелкое крошево. Сомнений не осталось — давали о себе знать взбудораженные недра Тарга. Дальше пошло-поехало! Постепенно набирая размах, башня начала раскачиваться и скоро напоминала попавший в шторм корабль. Со всех сторон что-то противно скрипело, повизгивало, скрежетало. Уже не только пыль, крупный щебень сыпался сверху. Пол ходил ходуном.

Мозг-координатор будто опомнился. Некоторые из прикрывавших сверкающий сгусток шаров ринулись к остатку сферического свода.

— Спохватилась, глупая машина! Не по плечу тебе сразу несколько дел! — Прокричав мозгу, как живому, я, торжествуя, вскочил и вновь попытался выпустить на волю энергию облака.

Шары как миленькие опять бросились на его защиту.

— Ага! Заметался! Не знаешь, за что хвататься! Разгул стихии усиливался. Отчетливо ощущалась нараставшая мощь толчков. Башня шаталась так, что не устоять на ногах. Но проклятый кусок купола держался. И пока он не рухнул, мне необходимо было выжить. Чтобы раньше времени не угодить под какой-нибудь крупный обломок, я забрался в тесную нишу, оставшуюся от прохода в центр управления.

В очередной раз тряхнуло. Снизу вверх стену и свод расколола трещина, С оглушительным грохотом она расширилась, и в зал хлынул дневной свет.

«Еще чуть, и все!..» — мелькнула мысль.

И тут произошло невероятное.

— Вет! Ты жив?! Откликнись! — внятно прозвучал зов Рики. — Слышишь?.. Да ответь же! — В ее интонациях звучало отчаяние.

Первое, что подумал, — галлюцинация: говорят, в шаге от смерти человеческое сознание всякое может выкинуть.

«А может, новые фокусы координатора? Ухитрился войти со мной в контакт?!»

До меня дошло взглянуть на браслет биосвязи. Огонек-индикатор подтверждал прием на нашей с Рикой фиксированной частоте.

Машинально переключившись на нее, я пробормотал:

— Но тебя не может здесь быть…

— Успокойся, с твоей головой все в порядке… — радостно откликнулась Рика. — Слушай, на все вопросы отвечу, только прежде оставь мозг-координатор в покое. Он справится с землетрясением.

— А пространственное окно?

— Ему не открыть — над зоной полно кораблей. Я привела земной флот… Ради бога, не медли!

×