Последнее предупреждение, стр. 1

Кирилл Казанцев

Последнее предепреждение

Автор выражает глубочайшую признательность красноярцам – военнослужащим контрактной службы Сергею Алманову и Юрию Лапшину – за помощь, оказанную ими в работе над этим романом.

Глава 1

Двое вышли из леса... Почему-то эта фраза, услышанная когда-то очень давно, первой пришла на ум. На самом деле для того, чтобы выйти из этого леса, понадобились бы не один день и не одна пара обуви. На многие сотни, если не тысячи, километров вокруг простиралась тайга.

И сейчас эти двое вышли всего лишь на крутой, обрывистый берег реки Тугара – одного из многочисленных притоков полноводной и судоходной Красной, рассекающей область на две половины и впадающей в Северный Ледовитый...

Мужчина – молодой, высокий, с охотничьим карабином на плече, – шедший вдоль берега, приостановился... Внимательно пригляделся к этим двоим – здесь, в таежной сибирской глубинке, каждый каждого знает если не по имени-отчеству, то в лицо – совершенно точно.

Этих двоих он не знал. И вид у них был довольно подозрительный – старые, местами прожженные ватники, небритые лица. Даже не лица – рожи. Была в этих незнакомцах какая-то скрытая агрессивность.

Мужчина положил ладонь на охотничий автоматический карабин "сайга" – довольно дорогую даже для здешних мест игрушку, издали похожую чем-то на "АКМС", – передвинул его с плеча, положил на сгиб локтя правой руки. Вроде как между прочим...

А эти двое меж тем не спеша направлялись к нему. Впереди шел высокий, худощавый, гибкий мужик в возрасте "чуть за тридцать" – точнее из-за бороды не определишь. Из этих дремучих зарослей клювом хищной птицы торчал немного крючковатый нос.

А еще охотник обратил внимание на его походку – легкие, почти невесомые движения, свойственные танцорам... По тайге так не походишь...

Второй тип, идущий следом за первым, как бычок на веревочке, несомненно, превосходил его по всем параметрам – и ростом, и весом... И телосложение у него было если не атлетическое, то очень и очень мощное – ходячее воплощение грубой физической силы. В отличие от своего попутчика двигался он тяжело, вразвалочку, покачивая широкими плечами и загребая землю стоптанными кирзачами...

Вот тут уж возраст вообще невозможно было определить – сломанный нос, шрам на щеке, еще один, поменьше – на лбу, над бровями... Ему могло быть и сорок, и двадцать пять... На тыльной стороне лопатообразной кисти правой руки красовалась какая-то татуировка, издали смотревшаяся как темно-синее пятно.

По мере приближения этой странной парочки охотник мог разглядеть их глаза... И то, что он в них видел, не оставляло никаких сомнений, кто из этих двоих занимает главенствующее положение в тандеме. Если это, конечно, был тандем...

Если глаза идущего впереди "танцора" были живыми и подвижными, в них светилась мысль и какая-то презрительная насмешка, безадресная, направленная сразу на все, что его окружало, то глаза второго были мутноватыми и бессмысленными. Нет, он, конечно, не был полным идиотом или кретином! Но интеллектом, судя по всему, тоже не блистал...

Охотник поигрывал с предохранительной скобой карабина, когда, эти двое приблизились к нему на достаточное для начала разговора расстояние. Остановились, не стремясь сократить дистанцию. Руки демонстративно держали не в карманах, а на виду. Это – тайга... И подозрительный незнакомец может очень даже запросто схлопотать пулю, если поведет себя немного не так...

– Слышь, мужик!.. – начал идущий впереди. – Ты не подскажешь, как до поселка добраться?.. А то мы с корефаном заплутали малость...

– Отчего не подсказать?.. – отозвался охотник. – Вниз по течению, а километров через десять – направо... Если хорошо пойдете, то к вечеру будете в поселке...

– Во, е-мое, попали!.. – сняв кепку, высокий почесал затылок. – Если к вечеру в поселке, то это когда ж мы до прииска-то доберемся!

– Какой прииск?.. – вопрос, заданный охотником, в такой ситуации напрашивался сам собой. В районе шла активная золотодобыча – богат он был на этот металл... И приисков, ранее государственных, а ныне приватизированных разного рода дельцами, было несколько.

– Да, блин, "Патриотический"!.. – сокрушенно махнув рукой, ответил "танцор". – Во, Мишаня!..

Он мотнул головой в сторону тяжело топтавшегося за его спиной молчаливого напарника.

– ...Телеграмму получил! Дочка у него заболела! Правда, Мишаня?..

Мишаня неумело изобразил на лице скорбную озабоченность...

– ...Пошли в Краснокаменский, позвонить, узнать, что к чему... И заблудились...

"Танцор" опять развел руками...

В принципе эта история не выдерживала даже малейшей критики... "Золотари" своих работников с их рабочих мест отпускали крайне неохотно. Скорее всего, какой-нибудь инженер или начальник предоставил бы для звонка свой собственный сотовый телефон, чем отпустил бы озабоченного отца позвонить, да еще в поселок, расположенный от прииска за полторы сотни километров тайги...

Но в то же время они, эти двое, вовсе не обязаны были говорить охотнику правду... В конце концов, это их личное дело, зачем и почему шляются они по тайге... Побегов из близлежащих зон в последние дни не было... Каких-либо нападений на сберкассы или конвои, перевозящие драгоценный металл, – тоже... О всех подобных случаях местных жителей, среди которых подавляющее большинство баловалось охотой и частенько выходило в тайгу, ставили в известность в первую очередь...

– Если хотите, я могу вас подвезти... – предложил охотник. Вообще-то он не испытывал к пришельцам какой-то симпатии... Скорее наоборот. Но только вот просто так взять и бросить двоих людей один на один с тайгой он тоже не мог... Не по-людски это... Тем более что "золотари" старались набирать работников не из числа местных жителей, еще при коммунистах избалованных большими "северными" деньгами и многочисленными надбавками, а из числа сезонников, приезжих из многочисленных "самостийных", но нищих стран СНГ...

– На чем?! – удивился "танцор".

– У меня здесь мотоцикл. Недалеко. А если точнее, то совсем рядом. На ближайшей опушке, за густыми зарослями молоденьких елочек. Метров сто всего-то...

– Слышь, брателла, выручи! – "танцор" приложил правую ладонь к груди. – Век помнить будем! Если че, то и денег дадим!

– Не надо денег... – буркнул охотник. Он уже совсем успокоился – эти двое, несмотря на несколько странный вид, не проявляли какой-то там враждебности. – Подождите здесь, я сейчас подъеду.

Забросив карабин на плечо, он направился к ельнику.

"Танцор" повернулся к своему напарнику:

– Понял, как надо? Сейчас сам все сделает. И нам меньше проблем...

Тот опять промолчал. Только сунул правую руку в карман.

– А вот этого не нужно!.. – предостерегающе поднял руку "танцор". – Ни к чему! Кровищи слишком много будет! А нам ясно сказали – несчастный случай... Ты его просто за руки держи... А я сам все сделаю.

В это время из-за елочек с громким треском выскочил черный мотоцикл с коляской, "Урал". Охотник управлял машиной уверенно, чувствовался немалый опыт.

Лихо развернувшись рядом с парочкой путешественников, охотник громко, чтобы перекричать двигатель, крикнул:

– Садитесь!

Мишаня не спеша, основательно начал устраиваться за спиной водителя, в то время, как "танцор" направился к коляске. А дальше началось что-то непонятное...

Здоровенный Мишаня неожиданно обхватил туловище охотника могучими руками, прижимая его руки к его же телу...

– Ты чего?! – охотник попытался вывернуться, но не тут-то было! Здоровяк обладал силой бульдозера и медвежьей хваткой – разжать этот захват было невозможно.

В это время "танцор" легкими, кошачьими движениями обогнул мотоцикл спереди...

×