Скорбящий камень (СИ), стр. 2

* * *

Двое мародёров наблюдали за схваткой, разворачивающейся у трактора, с гребня холма. Отсюда открывался прекрасный вид на треть всей Тёмной долины.

Штопор не случайно выбрал это место для наблюдательного пункта. Во-первых, деревья, растущие чуть ниже по склону полностью скрывали обзор тем, кто решил бы стрелять снизу по находящимся на холме. Во-вторых, он обнаружил здесь лаз коллектора, уводящий в какие-то технические коммуникации. Это был идеальный путь для отступления, в случае чего. Штопор даже выкроил денёк, чтобы обследовать подземку, и был немало удивлён, что второй коллектор находится недалеко от базы мародёров в той же Тёмной долине.

Это могло помочь, когда потребовалось бы скрытно перебросить подкрепление в эту часть долины, незаметно для сталкеров. Штопор соорудил на этой высоте своего рода лагерь, обнёс окружающую местность заборчиком, и выкопал окоп с полуметровым бруствером на случай атаки мутантов. Это был его дом, и бывший Долговец точно мог назвать его крепостью.

В своё время, когда он покинул долг, и перешел на сторону бандитов, Влад Апостол предлагал ему возглавить целый отряд мародёров, базовым лагерем которого стала бы эта высота. Разумеется, Штопор не согласился. Он был волк-одиночка, и постоянная болтовня раздражала его куда больше, чем мутанты или аномалии.

-Во попали чебуреки.

Юрка Тарасов по кличке Тарас, что подразумевало героя нетленного произведения Гоголя, затянулся, и выпустил облачко дыма.

-И шо будем делать?

-Подождём. - Штопор пожал плечами.

-А чё ждать? Гасить надо!

Юрик был типичным примером человека с острой интеллектуальной недостаточностью. Именно таким сталкеры и видели всех мародёров.

Штопор поморщился. Он был интеллигентным человеком, офицером, а теперь вынужден работать в команде с недоумком.

-Ты уверен? - Штопор улыбнулся.

-А то! Ща мы их перегасим, и весь хабар заберём.

-Хабар? - Ироничная улыбка озарила лицо Штопора. - А ты видишь у них рюкзаки, набитые артефактами, или может быть сверхточную оптику для Бельгийских винтовок?

-Нет. - Сконфуженно ответил Тарас.

-Вот и я не вижу. Так зачем погибать из-за старого автомата, у которого вот-вот сломается затвор и дробовика, который и за сотню никто не купит?

Тарас почесал затылок, и глубокомысленно изрёк:

-Ну, ты, москаль, философ.

-Было дело. - Штопор опустил бинокль. - Прикрой меня.

-А! - Тарас восторженно вскинул руки вверх. - Увидел хабар, да?!

-Нет. - Напарник покачал головой. - Просто надо ребят вытаскивать.

Юрко оценивающе поглядел на Штопора. Что он думал сейчас, сталкеру было неизвестно. Он вообще сомневался, что мозг этого идиота способен обрабатывать информацию. Но, если даже предположить, что Тарас думал о чём-то, то это скорее всего была мысль о том, что напарник точно спятил.

-Ты дурак, чёли? Эти удоты не наши.

-Не твои. - Сухо ответил Штопор. - А я всё ещё сталкер, и не могу не помочь.

Тарас несколько секунд не мигая взирал на напарника, после чего перевёл взгляд на схватку.

-Ну, раз так не терпится собачатинки похавать, давай. - Мародёр залился звонким смехом.

Выпустив из рук сигарету, он хлопнул напарника по плечу.

-Иди, москаль, я прикрою.

Штопор кивнул, и перегнулся через бруствер. Впрочем, этот кивок был не жестом благодарности, а чем-то средним между констатацией фактов, и отмашкой самому себе. Сталкер перекатился через небольшой парапет из мешков, подтянулся, и оказался на открытом пространстве. Внизу дважды хлопнул автомат, изрыгая огненный всполох, и всё стихло.

В два прыжка Штопор достиг подножья холма. Он знал эту местность как свои пять пальцев, а тот факт, что после выбросов на этом пятачке не появлялось новых аномалий, делало его замечательным плацдармом. Таким же свойством обладала и территория базы Долга.

Внезапно впереди показались контуры собачьих тел, и прямо перед лицом Штопора лязгнула зубами одна из безглазых тварей. Сталкер отреагировал молниеносно. "Сига" в его руках дёрнулась вправо, и пёс, не успевший понять, что его манёвр раскрыт, повалился на траву, жалобно поскуливая. Тратить пули на слепых псов Штопор не собирался. Он лишь шагнул вперёд, и наступил сапогом на горло пса. Животное взвизгнуло, и затихло. Но, видимо, прав был доктор, когда говорил о коллективном разуме слепых псов - вся стая мгновенно обернулась, и в свете пристёгнутого к стволу "сиги" фонаря блеснули глаза чернобыльского пса.

Три длинных очереди вспороли темноту. Штопор в последний момент уклонился от взбешенного вожака, и упал в зловонную лужу. Это его и спасло, потому что на противоположном берегу лужицы оказалась жарка, принявшая в себя тело неосторожного пса. Чернобылец осознал свою участь ещё в полёте. Он рубанул воздух мощными лапами, но аномалия разверзлась, опаляя скудную шерсть.

Штопор не раз видел, как люди, падающие в жарку, погибают, не успев осознать происходящее. Но люди эти были одеты специальные костюмы. Что происходит с живым существом, не имеющим никакой защиты, сталкер не знал. И лучше бы не знал.

Пёс приземлился на все четыре лапы прямо в центре аномалии, и тут же исчез в багровом пламени. Мгновение, и огонь потух, оставляя на выжженной земле груду дымящегося мяса. Лишившись вожака, собаки сбавили темп атак, и после нескольких выстрелов со стороны трактора, вовсе начали ходить кругами. Нащупав на дне лужи винтовку, Штопор вскочил на ноги, и, не целясь, разрядил в стаю всю обойму. Как только боёк винтовки щёлкнул, мародёр извлёк из-за пояса пистолет Макарова, и выстрелил вслед убегающим псам. Один из пяти слепцов дёрнулся, и, припадая на левую заднюю лапу, скрылся в темноте.

Штопор оглядел итоги схватки, и присвистнул. Таких крупных стай слепых псов он не видел с июля прошлого года, когда нарвался на них в Рыжем лесу. Он прекрасно помнил, как билось сердце, когда бешеная стая гнала его и трёх однополчан из квада в сторону выжигателя. Но тогда их было четверо, и на послание Кришны о помощи откликнулось с десяток одиночек. Именно поэтому сейчас он не мог пройти мимо, отдавая тем самым долг всем сталкерам зоны.

-Живы, бродяги?! - Выкрикнул сталкер.

Несколько секунд никто не откликался, после чего в темноте щёлкнул переключатель фонаря, и желтый луч осветил двоих незнакомцев. Один из них сидел, привалившись к перевёрнутому трактору. Второй стоял рядом, держа над головой фонарь.

-Живы?

Человек с фонарём кивнул.

-Ну, слава богу. Я уж думал, что всё.

-Мы тоже так думали. - Человек с фонарём поднял автомат, и указал на опустевший рожок. - Только-только.

Штопор тем временем подошел ближе, и внимательно посмотрел на сидящего сталкера. Он был ранен. Не тяжело, но, всё же, кровотечение могло принести ему не мало хлопот.

-У него сердце крепкое? - Спросил Штопор.

-Чего? - Не понял человек с фонарём.

-Сердце, спрашиваю, у него крепкое? У меня тут рядом пёс в аномалию залетел, и артефакт выпал - кровь камня. Твоего друга можно подлечить, но на сердце сильно влияет. Так сердце крепкое?

-Он не жаловался. - Растерянно проговорил Фляга.

-Тогда рискнём.

Штопор на мгновение скрылся в темноте, после чего вынырнул из мрака, словно бестелесный призрак, держа в руке оранжевый предмет, напоминающий куриный окорочёк. Вот только этот "окорочёк" испускал мягкий свет.

-Приложи его к сердцу. - Сталкер всучил Иглу артефакт, а сам принялся оглядываться по сторонам.

-Боишься чего-то? - Заволновался фляга.

-Боюсь, что кто-нибудь выстрелит на свет, и продырявит твоего друга. - Авторитетно заявил Штопор, и поглядел в сторону дальнего холма, откуда раздавался протяжный вой какого-то мутанта.

В темноте он, конечно, не видел, и кроме очертаний чёрного массива холла и серого ночного неба, ничего разглядеть не мог. Честно говоря, он боялся именно того, что нервы у Тараса сдадут, и тот сдуру выстрелит в святящийся артефакт. Но боялся он зря. Тарас уже шел к ним, запинаясь о кочки, и посылая на три символа кириллицы всю местную живность. Он нисколько не скрывался, и двигался открыто.

×