Дружба творит чудеса. Мост между мирами, стр. 2

Хай Лин и ее подруги постепенно приучались пользоваться своим волшебством. И на Земле, и в запутанных лабиринтах улиц Меридиана они не раз сталкивались с Седриком — огромным человеком-змеей, который умел превращаться в красивого длинноволосого юношу. Седрик был правой рукой принца Фобоса и без устали творил от его имени зло и обман. Не раз он предпринимал попытки расправиться со Стражницами. Не так давно он коварно напал на Вилл всего через минуту после того, как она спасла ему жизни После такого недостойного поступка он потерял своего некогда преданного помощника — огромного синекожего монстра по имени Ватек. Теперь Ватек присоединился к отряду меридианских бунтовщиков, которые, как и Стражницы, боролись за свержение власти Фобоса.

«А вот Элион все еще верна Седрику, — вздохнула Хай Лин. — И она, к сожалению, гораздо могущественнее и опаснее Ватека. Сейчас трудно поверить, что когда-то она была обычной девчонкой из Шеффилдской школы, как и я».

Все переменилось, когда однажды вечером Седрик (в облике юного красавчика) заманил Элион в старый букинистический магазин. Элион ожидала романтического свидания, но вместо этого Седрик поведал ей, что на самом деле она— принцесса Меридиана, похищенная в младенчестве парочкой изменников, которые доставили ее на Землю и растили ее здесь, притворяясь родителями.

«Конечно, — подумала Хай Лин, поморщившись, — Седрик здорово исказил правду. Он сказал, что мнимые родители Элион увезли ее, чтобы она не смогла унаследовать трон. Но на самом деле они пытались спасти ее от алчного и жестокого братца, Фобоса, мечтавшего подгрести всю власть под себя!»

К счастью, замысел приемных родителей Элион и ее няни удался. Парочка зеленокожих, ящероподобных существ и красноглазая, похожая на броненосца няня прошли с младенцем сквозь портал в Сети и доставили Элион на Землю.

Оказавшись в Хитерфилде, парочка заговорщиков приняла человеческий облик и поселилась здесь под именем Томаса и Элеонор Браун. Няня же назвалась миссис Рудольф и устроилась работать учительницей математики в школу, где учились все чародейки. Приемные родители и миссис Рудольф намеревались держать Элион на Земле, пока она не вырастет и не сможет занять престол как Свет Меридиана — обещанная пророчеством спасительница.

«План был хорош, — размышляла Хай Лин. — Но Седрик вмешался и всё испортил. Элион покинула Хитерфилд и переехала в холодный сверкающий роскошью замок своего брата. А ее приемные родители исчезли. И никто-никто, — с замирающим сердцем подумала чародейка, — не знает, что с ними случилось! Нам с девочками известно лишь одно: на сегодня Элион — наш враг. Когда бы мы ни встречались с ней в темном мире Меридиана, она всегда нападала на нас. Она помогла Седрику похитить Тарани и потом пудрила ей мозги, внушая огненной чародейке, что мы о ней позабыли. Она пускала против нас самую изощренную магию! Единственное, чего у нее нет и никогда не было, — подумала Хай Лин, невольно испытав прилив радости, — это верных друзей и помощников. Она одна, а мы вместе] Вот почему мы не проиграли ей ни одного сражения!»

Однако теперь Элион тоже, кажется, начала понимать, что ее долгое время обманывали. Она усомнилась в рассказанной Седриком истории и постепенно стала склоняться к позиции Стражниц. Но Хай Лин и ее подруги пока еще не знали, можно ли ей доверять.

Наконец Хай Лин оторвалась от воспоминаний и раздумий и прислушалась к беседе между ее папой и Корнелией. Она просто обязана была попасть к Ирме, чтобы вместе с остальными чародейками разработать план дальнейших действий! Корнелия пыталась упросить мистера Лина отпустить Хай Лин, но, судя по всему, ее усилия пропали даром.

— После вчерашней вечеринки тут полный разгром, — гнул свое папа Хай Лин. — Без помощи Хай Лин мне ни за что не привести ресторан в порядок к обеду!

Тарани оставила Корнелию и мистера Лина спорить дальше и проскользнула в коридор, к Хай Лин.

— Это катастрофа! — прошептала Тарани. — Столько уборки после праздника! Что же делать?

Хай Лин окинула взглядом плиточный пол банкетного зала, усеянный смятыми пластиковыми стаканчиками, конфетти и палочками для еды. Она представила себе, как в огромное круглое окно ресторана врывается мощный западный ветер, подхватывает весь этот мусор и уносит его куда подальше.

«Если бы только, — подумала чародейка, — что-нибудь в этом роде и вправду могло…»

Вдруг ее осенило.

«Постойте-ка! Я ведь чуть не забыла! Когда ты владеешь волшебной силой, может произойти всё что угодно!»

Ну то есть почти всё. Хай Лин были подвластны воздух, ветер и небеса, но она не могла управлять своим отцом. Для этого ей были нужны подруги!

— Отвлеки папу! — сипло шепнула Хай Лин Корнелии. Та слегка качнула головой, давая понять, что услышала просьбу. — Об остальном я позабочусь!

Корнелия подошла к отцу Хай Лин поближе.

— Знаете, Хай Лин говорила, что вы большой специалист в области орнитологии, — льстивым тоном произнесла она. — Это правда?

— Что? — встрепенулся отец Хай Лин и, перестав подметать пол, поглядел на Корнелию. — Ну вообще-то, — начал он, слегка покраснев от удовольствия, — я не слишком хорошо разбираюсь в птицах, но кое-что знаю. А в чем дело?

— Просто по пути сюда я увидела одну интересную птичку, — сказала Корнелия, обернувшись через плечо и тайком подмигнув Хай Лин. — До сих пор гадаю, не ворона ли это была. Давайте выглянем наружу, может, вы сможете определить, кто это?..

Хай Лин зажала рот рукой, чтобы не расхохотаться.

«Корнелия играет блестяще! — подумала она. — Папа ни за что не устоит против возможности лишний раз полюбоваться на ворону!»

Разумеется, когда Корнелия уверенно зашагала к выходу из банкетного зала, отец Хай Лин отставил щетку в сторону и с готовностью последовал за ней.

Едва Корнелия и отец вышли за дверь, как в помещение влетела Хай Лин.

— Держись подальше, Тарани, — затаив дыхание, вымолвила она. Тарани прижалась спиной к стенке, а Хай Лин окинула разоренный банкетный зал оценивающим взглядом.

— Чтобы все исправить, достаточно одной короткой фразы, — провозгласила Хай Лин, вскинув руки над головой. — Силы Воздуха, ко мне!

Внутри у чародейки в тот же миг все затрепетало — это магическая сила устремилась сквозь нее. Энергия растеклась по ее жилам, заполнила все уголки сердца, затем перетекла в руки и сорвалась с кончиков пальцев. Банкетный зал залило необыкновенное по красоте волшебное серебристое сияние. Посредине зала магические потоки сошлись воедино и завертелись в огромном вихре.

Скорость вращения волшебного вихря все нарастала, он захватывал все большую площадь. А потом он начал шуметь. Вууууууушшшш!

От сгустка магии отделился небольшой вихрик и стал носиться по усыпанному мусором полу ресторана. Салфетки, одноразовые тарелки и стаканчики — все это засасывалось в него, словно в пылесос.

Хай Лин передвигала вихрь по комнате, шевеля пальцами и повинуясь старому доброму внутреннему чутью. Пальцы приятно покалывало от магии. Всё, к чему прикасался вихрь, за исключением столов, стульев, пола и стен, бесследно исчезало у него внутри. Наконец волшебный ураган замер, оставив после себе лишь сияющие чистотой полы и мебель.

«Ух ты! — восхитилась Хай Лин. — Я столько лет надрывалась, поддерживая в „Серебряном Драконе“ чистоту и порядок, а теперь магия делает за меня всю тяжелую работу!»

От переполнявшего ее ощущения радости Хай Лии хотелось прыгать до потолка. Но времени на веселье не было. Нужно было закончить работу и следить, чтобы папа не вошел раньше времени. Сквозь щель в неплотно закрытой двери чародейка видела, что отец все еще разговаривает с Корнелией, одновременно глядя в окно.

— Ты имеешь в виду ту птицу наверху, под крышей? — уточнил отец. — По-моему, она больше похожа на галку.

— На галку? — громко переспросила Корнелия, украдкой посматривая через плечо на двери банкетного зала. — А чем она отличается от вороны?

Хай Лин снова еле сдержалась, чтобы не захихикать. Корнелия прикидывалась дурочкой, и это было так же нелепо, как…

×