Когти орла, стр. 3

— Давай, Найджел, — тихонько прошептала она. — Давай! Сделай его!

Она стала лихорадочно копаться в голове в поисках какого-нибудь способа помочь, какого-нибудь незаметного волшебства. Но в этот миг голова Монго повернулась, и его бледно-серые глаза поймали ее взгляд.

Она отступила на шаг назад, ну, или попыталась это сделать, однако толпа была слишком плотной, деться было некуда. Жестокая злобная улыбка растянула его губы, и лицо его сделалось еще шире. Тарани почувствовала, как ее пронзил ни с чем не сравнимый ужас. Он видел ее. И слышал.

Мощные мускулы Монго напряглись, и со стуком, который можно было различить даже сквозь крики болельщиков, рука Найджела ударилась о поверхность стола. А потом Монго придавил ее еще сильнее и вывернул.

— О-о-у! — Найджел не смог сдержаться и вскрикнул от боли.

— Упс, — произнес Монго без всякого сочувствия. — Я что, сделал тебе больно? Прости, малыш, но тебе еще рано играть с большими, грубыми мальчиками.

Найджел потер поврежденную руку и ничего не ответил. Он поднял взгляд и увидел Тарани. Даже в таком бедственном положении он нашел силы улыбнуться ей.

Тарани почувствовала, как на ее губах тоже зажигается улыбка, словно кто-то нажал на кнопку. Вроде бы нечему было улыбаться. Совершенно нечему. Разве только тому, что она нравилась Найджелу и он был рад видеть ее.

Ей следовало подумать о последствиях и быть осторожнее. Потому что Монго тут же заметил, что произошло между нею и Найджелом, и начал к ней приставать.

— Тарани, — позвал он с показным добродушием. — Эй, ребята, познакомьтесь, это моя девушка, Тарани. Иди сюда, детка, и награди победителя поцелуем.

«Я бы лучше жабу поцеловала, — подумала Тарани. — Или змею».

Но вслух она ничего не сказала. Внезапно ею овладело давно знакомое ощущение. Это были скованность и одеревенение, словно у нее не осталось никаких чувств, кроме оглушающей слабости и страха.

— Ну, иди сюда, — проворковал Монго. — Не стесняйся.

Его глаза, бледные как лед, пожирали ее. А она ничего не могла поделать. Не было никакого выхода…

На чужих, негнущихся ногах она двинулась вперед. На виду у всех и, что хуже всего, на виду у Найджела, она приблизилась к Монго. И стояла, не сопротивляясь, когда он громко чмокнул ее в холодную щеку.

— Вот она, моя детка, — произнес он, победно посмеиваясь.

И Найджел смотрел на нее, ничего не понимающий и уязвленный.

— Тарани, ты что? — Ирма наградила подругу сердитым взглядом. — Зачем тебе понадобился этот накачанный придурок? Должно быть, первыми его словами были: «Эй, не хотите пощупать мои мускулы?» Да Найджел стоит десятка таких!

Тарани механически кивнула.

— Тогда в чем дело? Что за игру ты ведешь?

— Никакой игры.

— Милая моя, что значит «никакой игры»? Я своими глазами видела поцелуй. Если тебе приспичило поцеловать кого-нибудь посреди столовой, то почему не Найджела? Он хотя бы этого заслуживает.

— Я его не целовала. Это он меня поцеловал.

— Прости, не вижу никакой разницы.

Разница была, но как же трудно было это объяснить! В конце концов Тарани решила даже не пытаться, она просто опустила голову и принялась рассматривать жирные пятна на столике. Ирма схватила ее за плечи и не слишком ласково встряхнула.

— Да скажи хоть что-нибудь!

— Оставь меня в покое, — несчастным голосом сказала Тарани. — Оставь меня в покое.

Вилл внимательно разглядывала подругу, словно пыталась понять, что творится у нее внутри. Тарани нервно поежилась под ее взглядом. Ирма — это одно, она была искренней, открытой и говорила все, что думала, но быстро переключалась на другие вопросы. А вот Вилл…

Если Вилл решит докопаться до сути какой-то проблемы, ее ничто не остановит.

— Ты знала этого парня раньше? — спросила Вилл.

Тарани неохотно кивнула.

— Да, в Сезамо, где я жила до переезда сюда. Мы ходили в одну школу. — Уехать из Сезамо означало уехать от Монго, ради одного этого можно было вытерпеть что угодно. Но теперь он объявился здесь, в Хитерфилде, словно какое-то проклятие, от которого она никак не могла избавиться. И все началось сначала. Она была огненной чародейкой, Стражницей Кондракара, которая не моргнув глазом противостояла жутким монстрам и могущественной магии. Но когда дело касалось Монго, она снова становилась перепуганной восьмилетней девочкой. Ничего не изменилось. Ничего.

— Что это за дурацкое имя — Монго? — фыркнула Ирма. — Больше подходит для гориллы или орангутана. — Она скорчила обезьянью гримасу и принялась чесать под мышками. — У-ху-ху-ук! У-ху-ху-ук!

Все захихикали, но Тарани лишь грустно и устало посмотрела на подругу.

— Это прозвище. На самом деле его зовут Майкл. Просто он фанат этого мультика, собирает все статьи о нем, все кассеты и наклейки, у него и сумка с Монго, и футболки, и все остальное. Поэтому его в Сезамо так и прозвали — Монго, и ему понравилось. Он и сегодня в футболке с Монго.

— Мультик? Что-то я такого не припомню, — задумалась Вилл.

— Да нет, ты его точно видела — «Монго — воин-варвар», — усмехнулась Ирма. — Здоровый такой парень, не носит рубашек, похищает рабынь, которые на самом деле принцессы, и увозит их на своем коне. Правильно, Тарани? И ты воспринимаешь такого парня всерьез?

Тарани кое-как выдавила улыбку, но знала, что она получилась вымученной.

— Конечно нет, — ответила она. — Я же говорю вам, тут нечего обсуждать.

Он поджидал ее у велосипедной стоянки.

— Ну, — усмехнулся он, окинув ее с ног до головы своим ледяным взглядом. — Ты, значит, втюрилась в этого Найджела?

Тарани замерла. Он стоял между ней и ее велосипедом, и обойти его было никак нельзя.

— Пожалуйста, — слабым голосом произнесла она, — дай мне пройти, я спешу.

— Что? Нет времени поболтать со старым другом?

Девочка не знала что ответить. Она не хотела злить Монго, потому что в гневе он был способен на что угодно. В конце концов она молча помотала головой.

— Ну, давай же, расскажи про малыша Найджела? Ты и правда в него втрескалась? Можешь признаться дяде Монго. Ты же знаешь, я умею хранить секреты.

У Тарани все внутри перевернулось. Секреты… Он и так уже знал кое-что, о чем ему знать не следовало. К тому же он владел больше, чем просто секретом. Он обладал властью над ней. Был уже этот кошмарный поцелуй. Что дальше? Она должна остановить это. Должна остановить его.

«Выпрямись, посмотри ему в лицо, — приказала она себе. — Тебе уже не восемь лет. Ты Стражница Кондракара, огненная чародейка. Так покажи, что такое настоящий огонь!»

— Не трогай Найджела, — сказала она. — И раз уж речь зашла об этом, меня тоже оставь в покое! — ее голос слегка подрагивал, но она все же сказала это. И заставила себя смотреть прямо на Монго, а не в землю.

Монго на мгновение опешил. А потом его рука быстрым движением сжала ее плечо.

— Тарани, — сказал он с укоризной, — ты знаешь, что нехорошо говорить так со старыми друзьями?

Его большой палец надавил на впадинку под ее ключицей. Для посторонних глаз это выглядело как дружеский жест: парень положил девушке руку на плечо. Но сила, которую прикладывал Монго, причиняла боль, и это, конечно, было не случайно.

— Отстань от меня, — потребовала Тарани, но голос ее предательски дрогнул.

— Ни за что, — сказал он с фальшивой улыбкой. — Ты и я, Тарани, мы с тобой подходящая пара. Никто и ничто не сможет разделить нас. Ты только подумай о том, сколько у нас общего.

«Да нет у нас ничего общего!» — хотелось сказать, нет, крикнуть, ей. Но она этого не сделала, потому что заранее знала, что он скажет потом.

— Кстати, — он с видимым удовольствием изменил тему разговора, — есть кое-что, о чем никто не должен знать, верно? Одно небольшое преступление…

— Не преступление! — запротестовала Тарани. — Это вышло случайно!

— Скажи это судье. Или своей мамочке. О, я ведь чуть не забыл, твоя мама и есть судья, да?

Отчаяние захлестнуло ее, словно вода из прорвавшейся плотины. Мама. Школа, друзья, полиция… потому что, возможно, в дело вмешается полиция… Может быть, может быть, все это она смогла бы вынести… Но реакция мамы…

×