Шестеро смелых и фокус—покус, стр. 3

— Да скорей его можно назвать обеспеченным. На нашей улице очень богатые не живут.

— Да — а?.. — недоверчиво протянула Елизавета.

— Представь себе, — подтвердила Крошка Ди. — Население нашей улицы — это то, что во всем мире называется средним классом. Люди с хорошим образованием, с хорошей работой и хорошей зарплатой. Но не более того.

— Ага! — Илья хмыкнул. — Чтобы такой дом купить, это ж какая зарплата нужна?

— Да никакая особенная, — спокойно отреагировала на его слова Крошка Ди. — Вот, например, мои родители нашу старую квартиру продали и еще кредит взяли. Как раз хватило на этот дом. А теперь будут несколько лет этот кредит возвращать. Между прочим, они у меня оба работают. И даже не топ — менеджерами.

— Моя мать тоже вроде какой — то кредит брала, — не слишком уверенно объявил Ахлябин.

— Ну, у ваших, предположим, лишних денег нету, — сказал Илья. — Но вас и не крадут.

— Типун тебе на язык! — с осуждением глянула на него Марфа.

— Да я просто для сравнения, — немного смутился Воронин. — Чем эти Трунины — то занимаются?

— Людмила Сергеевна дома сидит, — ответила Диана, — а у Кирилла Петровича какой — то бизнес. Я никогда не интересовалась, но, если нужно, могу узнать,

— Естественно нужно, — серьезно проговорил Данила.

А Илья добавил:

— Если жена может не работать, значит, достаточно доходный бизнес. Иначе на семью бы не хватило, а уж на праздники с фокусниками — и подавно.

На круглой веснушчатой физиономии Марфы появилось ехидное выражение: ее большие серо — зеленые глаза стали вдруг льдисто — колючими.

— Горазд ты, Илюха, оказывается, чужие деньги считать!

Бородин вспыхнул:

— Я, между прочим, считаю исключительно в интересах дела, чтобы усечь, на что рассчитывали эти фокусники, А так плевал я на доходы Труниных.

— А я о другом вот думаю, — вмешался Данила. — Может, они после прошлого дня рождения Ваню и задумали похитить. Изучили еще тогда обстановку, убедились, что семья достаточно состоятельная, ребенок вполне удобного возраста, ну компактный еще, в сундук без проблем можно засунуть. К тому же не говорит, значит, если даже что у них сорвется, никому не сможет пожаловаться. Скажи, Клим, сколько на том, ясельном, дне рождения было клоунов?

— Спроси что — нибудь полегче, — отозвался Ахлябин. — Очень надо мне было их считать!

Я тогда только и мечтал, как бы домой поскорее смотаться. А клоуны эти там прыгали, мельтешили перед глазами. Да уж почти полгода прошло. Может, их было три, а может, и пять.

— По любому, не меньше трех, — задумчиво проговорила Крошка Ди. — Сейчас попробую вспомнить.

Пока она беззвучно шевелила губами, Лиза поинтересовалась:

— Какого они хоть были пола?

Клим хохотнул:

— Ну, у тебя и вопросики! Какой пол! Они все одинаковые. С красным носом, в широких штанах и огромных ботинках. Как близнецы.

— Это верно, — на сей раз согласилась с ним Крошка Ди. — Абсолютно одинаковые грим и одежда. Видать, они так нарочно задумали. Разве только чуть — чуть отличались по росту.

— Да и по росту несильно, — уточнил Клим. — Эх, черт, знать бы заранее, обязательно бы запомнил, сколько их было.

— Трое или четверо, — наконец завершила свои подсчеты Диана. — Не меньше трех и не больше четырех.

— Одного только не пойму, — озадачилась Лиза, — как они могли быть уверены, что их снова позовут на праздник, да еще в виде фокусников?

— А вот тут ты как раз не права, — возразил Клим. — Людмила Сергеевна еще на Ванином дне рождения обсуждала с одним из клоунов этот вопрос. Сам случайно услышал. Я еще тогда подумал: лучше бы сразу фокусников пригласили. Всё интереснее этих придурков с красными носами. Главное, юмор у них… плакать хотелось!

— Они просто рассчитывали на трехлетних детей, — справедливости ради заметила Крошка Ди.

— Трехлетним детям тоже можно было придумать что — то поумнее, — с осуждением бросил Ахлябин. ~ Они, между прочим, тоже не больно смеялись.

— Знаете, качество юмора обсудим потом, — пресек их дискуссию Данила. — По — моему, в данном случае это не слишком важно. Лучше скажите, как называется их фирма?

— Не помню, но как — то очень по — идиотски, — наморщил лоб Клим.

— «Фанфест», — снова пришла ему на помощь Диана.

— Во — во, — мрачно подтвердил Ахлябин.

— Минуточку. — Данила подъехал в кресле к компьютеру и начал искать базу данных МГТС. — Есть такая фирма, — чуть погодя, объявил он. — И телефончик их, и адрес. Сейчас попробуем позвонить.

— Зря стараешься, — сказал Клим. — Там ведь никто не отвечает.

— И больше никогда не ответит, — не сомневался Илья. — Фирма ликвидирована и так далее и тому подобное.

— Может, ты и прав, но лишняя проверка никогда не помешает.

Данила набрал номер. Ему и впрямь никто не ответил.

— Может, они просто сегодня выходные? — предположила Елизавета. — Или, к примеру, все работают на выезде. Сегодня ведь воскресенье. Вдруг у них полно заказов?

— Теоретически возможно — кивнул Данила. — Завтра с утра еще раз попробуем.

— У — у—у, — протянул Илья. — К завтрашнему утру они уже будут очень далеко.

— Зачем им быть далеко? — с удивлением глянул на друга Данила. — Они же, по идее, выкуп хотят получить.

— Может, ты и умный, но я тоже не дурак. При современных средствах коммуникации можно получить выкуп, находясь хоть на другом краю света, — отстаивал свою точку зрения Илья. — Чем дальше они увезут Ваню, тем для них безопаснее.

— Далеко они увезут Ваню только в том случае, если вообще не собираются его возвращать. Тогда дело, боюсь, совсем плохо, — ответил Данила. — Но я все же надеюсь на лучшее. А в таком случае им логичнее затаиться где — то поблизости.

— Так я не поняла, мы что, собираемся их искать? — Марфа вопросительно взглянула на брата.

— Искать, пожалуй, слишком сильное слово, — откликнулся тот и со вздохом добавил: — Боюсь, это дело нам не по зубам. Информации маловато. А если появятся новые сведения, нам их не сообщат. Поэтому нам остается только одно: держать ухо востро. Тем более что среди нас есть целых два свидетеля, которые этих фокусников видели и при удачном стечении обстоятельств смогут их опознать.

— Опознаешь их, как же! — уныло бросил Клим. — Они ведь были все замаскированные.

— Но голоса двоих вы слышали, — напомнил Данила. — Плюс, наверное, какие — нибудь жесты запомнились, манера двигаться, походка.

— Пожалуй, — сказала Диана.

— Я к чему веду — то, — продолжил Данила. — Если я прав и они мальчика далеко не увозили, а спрятали где — то поблизости, есть вероятность, что вы с ними столкнетесь даже на улице. И еще: попробуйте — ка смотаться завтра после уроков в офис этой компании.

— А смысл? — Лиза отнеслась к Данилиной идее без малейшего воодушевления. — Там уже сегодня небось полно милиции.

— Милиция — это одно, а Диана и Клим — другое. Милиция их не видела. Это, во — первых. Во — вторых, я же прошу не идти в офис и наводить о них справки, а просто потолкаться вокруг и понаблюдать. Может, кого и заметите. Кроме того, от милиции они станут прятаться, а на вас просто внимания не обратят.

— Думаю, ты прав, — поддержала Данилу Диана. — Они нас наверняка не запомнили. У них таких праздников…

— Ну да, — подхватил Клим. — Им все дети на одно лицо кажутся, как китайцы.

— Китайцы, между прочим, совершенно разные, — заспорила Диана.

— Все люди разные, — соглашаясь, кивнул Ахлябин, — но нам китайцы кажутся одинаковыми, а им, в свою очередь, мы.

— Философ, — хмыкнула Марфа.

— В общем, съездите, поглядите внимательно, — повторил Данила. — Не вредно.

— А я как представлю, что они этого несчастного маленького мальчика, который даже на помощь позвать не может, запихнули в свой сундук… Там страшно! Наверное, плачет, пытается вырваться… — И, не договорив, Марфа умолкла.

Остальные тоже подавленно молчали. В азарте обсуждения они как — то совсем упустили из виду этот момент: пропал маленький, беспомощный мальчик, который до сих пор и с мамой — то ни разу не расставался. А тут его схватили совершенно чужие люди, запихнули в темный душный сундук. Да он там, несчастный, сходит с ума от ужаса!

×