Идеальный вальс, стр. 2

– По-своему, Эудора так же упряма, как и ее сестра, и такая же своенравная. Она отказывается бросать свою привычку воровать!

Он пожал плечами.

– Когда берешь еду в своем собственном доме, это трудно назвать кражей.

Губы мисс Трингстон сжались в тонкую линию.

– Возможно, и нет, когда берешь еду со своего собственного стола. Но она спускается вниз среди ночи и таскает еду с кухни.

– У нас достаточно еды. Эта привычка тоже исчезнет, когда Дори почувствует себя в большей безопастности.

Мисс Трингстон продолжила:

– Дворецкий говорит, что мыши становятся проблемой.

– Да, он и мне говорил об этом. Я посоветовал ему завести кота, но у него аллергия на кошачью шерсть...

Он пожал плечами.

Мисс Трингстон опять топнула ногой.

– И вы вот также будете пожимать плечами, когда Эудора, осознав, что ее кражи остаются безнаказанными, начнет брать более ценные вещи?

Он покачал головой.

– Этого не случится.

Мисс Трингстон всплеснула руками.

– Вот в чем суть проблемы, мистер Рейн! Вы – та причина, по которой эти девочки никогда не будут готовы выйти в свет! Вас просто не волнует их отвратительное поведение и преступные наклонности!

Голос мистера Рейна стал обманчиво мягким.

– О, меня это волнует, мисс Трингстон. Если бы это было не так, я бы позволил вам и дальше избивать их за непокорность. – Он в упор посмотрел на нее холодными серыми глазами. – Задача кажется вам невозможной, но я привык доводить дело до конца. – Он сжал кулак. – Когда придет время, девочки будут представлены ко двору, они будут представлены обществу, и они будут не хуже других юных леди.

Мисс Трингстон вновь фыркнула, на этот раз менее благопристойно.

– Факты на лицо, мистер Рэйн. Все деньги мира не способны сделать из сквернословящей дикой кошки, носящей привязанный к бедру нож, и девочки с ангельским личиком, умственно отсталой и немой, тех леди, которых приняло бы высшее общество.

Она невольно отшатнулась от взгляда, которым ее наградил Себастьян, отступив назад при мысли о том, что он может и ударить. Но его голос прозвучал холодно и равнодушно:

– Ваша работа в этом доме закончена, мисс Трингстон. Вы покинете его в течение часа.

Как только гувернантка вышла из комнаты, Себастьян вернулся в свое кресло и вздохнул. Семь гувернанток за четыре месяца. Без сомнения, найм еще одной гувернантки принесет те же результаты.

Проклятье! Нужен другой выход. Он протянул руку и дернул за шнурок звонка.

– Пошлите за Мортоном Блэком, – приказал Себастьян, как только появился слуга.

Он вытащил чистый лист бумаги и начал писать.

Сорок минут спустя в кабинет вошел своей неровной походкой из-за деревянного протеза ноги, которую потерял в битве при Ватерлоо, агент Себастьяна, Мортон Блэк.

Себастьян кивнул, приветствуя его.

– Есть личное поручение, Блэк. Потребуется съездить в Лондон.

Блэк почти не удивился.

– Очень хорошо, сэр. Что на этот раз?

– Мне нужна жена, особенная. Найти ее будет нелегко. Тут я набросал основные требования. – Он протянул Блэку только что составленный список.

Без всякого выражения Блэк взял листок бумаги и внимательно его прочитал.

– Понятно. И что вы хотите, чтобы я сделал, сэр?

Себастьян нахмурился, раздраженный нетипичной медлительностью своего агента.

– Найди мне женщину, светскую леди, которая бы удовлетворяла всем этим требованиям. Это будет непросто, но я верю в твои возможности. Назовешь мне ее имя, а я сделаю все остальное.

Блэк сглотнул и произнес практически равнодушно:

– Очень хорошо, сэр.

Он мельком взглянул на список.

– Тут ничего не сказано о внешности, сэр.

Себастьян пожал плечами.

– Это не имеет значения. Главное – характер. Красота увядает, а характер крепнет.

Блэк нерешительно заметил:

– Но вы же молодой мужчина, сэр.

Себастьян посмотрел на него.

– Инструкции не ясны, Блэк?

Мортон Блэк застыл и едва не отдал честь.

– Да, сэр, вполне ясны. Я приступаю сейчас же.

После ухода Блэка, Себастьян написал еще одно письмо – своему старому другу Джайлсу Бэмертону. Он поможет ему овладеть искусством ухаживания, такого опыта у Себастьяна не было. Ему понадобятся знания Джайлса о мире и его savoir-faire [1], чтобы все это выдержать.

Ему не очень-то нравилась эта затея. Он вообще не собирался снова жениться. Но Себастьян Рэйн был человеком, который не станет увиливать от исполнения своего долга.

Глава 1

«Если человеку все ясно с самого начала, в конце его ждут сомнения, но если он благоразумно начнет с сомнений, то к концу ему будет все ясно».

Френсис Бэкон [2]. «The Advancement of Learning» (The First Book, V, (8))

Лондон, Англия. Апрель 1818

– Но у нее же нет груди! Ты же не можешь жениться на плоскогрудой женщине!

Себастьян Рэйн пожал плечами.

– Она соответствует большинству моих требований, согласно отчету Мортона Блэка. Кроме того, конечно же, у леди Элинор Вайтлоу есть грудь. Она ведь женщина, не так ли?

– Может, и нет, – мрачно заявил его друг, Джайлс Бемертон. – Она постоянно замотана в семнадцать акров серой ткани, разве в этом случае можно хоть что-то сказать наверняка?

– Ты говоришь чепуху, – решительно заявил Себастьян.

Двое мужчин сидели в маленькой, уютной комнате холостяцкой квартиры Джайлса в Лондоне. На дворе стояла поздняя ночь, а в камине весело потрескивал огонь.

– И она старше тебя минимум лет на десять.

– Только на шесть. – Себастьян потягивал свое бренди. – По крайне мере, в такой невесте мужчина найдет зрелость.

Джайлс посмотрел на него с недоверием.

– Все это время она избегала замужества, несмотря на то, что предложения все-таки поступали, а она ведь далеко не красавица. Отец леди Элинор оставил ее достаточно обеспеченной, хотя и жил отдельно от ее матери. Почему же сейчас она вдруг изменит свои взгляды?

– У нее нет выбора. Ее мать умерла в прошлом году, почти ничего ей не оставив. А состояние отца перейдет к ней лишь в том случае, если она выйдет замуж в течение трех лет.

Джайлс поджал губы.

– Понятно. Но тебе ведь не нужны ее деньги, так зачем же влезать в ярмо в виде мелкой холодной рыбешки, звать которую леди Элинор? Представляешь, однажды я с ней танцевал. И она абсолютно недусмысленно дала мне понять, что находит меня невыносимым! Меня! – Негодующе воскликнул Джайлс, бросив взгляд на свою хорошо сложенную фигуру.

Себастьян сдержал усмешку. Из-за высокого самомнения некоторые женщины действительно находили Джайлса невыносимым. Не поддаваясь веселью, он сухо заметил:

– Еще один плюс в ее пользу. Она оказалась проницательной.

– Вот еще! Да, она определенно со странностями! Ее страстью является благотворительность: музеи, сироты и другие благотворительные мероприятия. – Джайлс демонстративно поежился. – Это – безумие, говорю тебе. Почему кто-то должен выбрать в жены эту тощую жердь – леди Элинор Вайтлоу, когда ярмарка невест ломится от более прелестных и жизнерадостных девушек?

На прошлой неделе Себастьян подстроил первую встречу с леди Элинор и нашел ее миниатюрной, спокойной и вполне обыкновенной. Они обсуждали ее благотворительную деятельность, и леди Элинор подтвердила ему свою цель в жизни. Большую часть своего времени она посвящала работе с девочками-сиротами. И неплохо с этим справлялась.

– Прекрати, Джайлс. Я все решил. Более прелестные и жизнерадостные девушки не обладают... той силой духа и женским опытом, которые необходимы, чтобы справиться с моими сестрами.

Джайлс сделал последнюю попытку.

вернуться

[1]

savoir-faire – (фр.) умение, сметливость; сноровка, ловкость

вернуться

[2]

Фрэнсис Бэкон (англ. Francis Bacon), (22 января 1561–9 апреля 1626) – английский философ, историк, политический деятель, основоположник эмпиризма. В 1584 был избран в парламент. С 1617 лорд-хранитель печати, затем – лорд-канцлер; барон Веруламский и виконт Сент-Олбанский. В 1621 привлечен к суду по обвинению во взяточничестве, осужден и отстранён от всех должностей. В дальнейшем был помилован королём, но не вернулся на государственную службу и последние годы жизни посвятил научной и литературной работе.

Он начал свою профессиональную деятельность как юрист, но позже стал широко известен как адвокат-философ и защитник научной революции. Его работы являются основанием и популяризацией индуктивной методологии научного исследования, часто называемой методом Бэкона. Свой подход к проблемам науки Бэкон изложил в трактате «Новый органон», вышедшем в 1620 году. В этом трактате он провозгласил целью науки увеличение власти человека над природой. Индукция получает знание из окружающего мира через эксперимент, наблюдение и проверку гипотез. В контексте своего времени, такие методы использовались алхимиками.

Идеальный вальс - image003.jpg_0
×