Кореллианская трилогия-1: Западня, стр. 71

— Видите ли, пока уровень гравитации достаточно низок, но он повышается ежеминутно.

Создается такое впечатление, будто работает очень мощный генератор гравитационного поля, который медленно набирает обороты. В данный момент оно слишком слабо, чтобы вытеснить корабль из гиперпространства или помешать ему войти туда, но скоро это случится. Но самое худшее не в этом.

— А что самое худшее? — спросила Лея.

— Размер барьерной гравитационной зоны, сударыня. Если это барьерное поле будет увеличиваться в своих размерах с настоящей скоростью, то оно охватит всю Кореллианскую систему звезд.

— Всю систему? — переспросила Лея Соло. — Но это невозможно. Никто не в состоянии генерировать барьерное гравитационное поле таких размеров.

— Беда в том, что оно уже возникло, мадам. И когда сила этого поля достигнет максимальной величины, никто и ничто не сможет приблизиться в гиперпространстве на расстояние ближе световой недели к нашей системе звезд. — Молодой инженер убрал свою записную книжку и, сплетя пальцы рук, уставился в угол, не решаясь взглянуть в глаза Лее. Впервые в его голосе прозвучала нотка страха. — Это означает, — добавил он, — что мы не сможем рассчитывать на помощь извне.

Лея Органа Соло отыскала место, где можно было остаться наедине со своими мыслями. Это был пустой конференц-зал, в котором не было окон, расположенный напротив канцелярии генерал-губернатора. Отсюда нельзя было увидеть ни неба, ни космического порта, ни звезд, внезапно ставших такими далекими.

Она осталась без семьи. Семья ее затерялась в глубинах космоса. За какой-то день Кореллианская Система погрузилась в болото бессмысленной расовой ненависти, с которой следовало покончить тысячу поколений тому назад. Сосед воюет с соседом в трехсторонней драке, и чем глубже будут становиться раны, тем больше будут озлобляться дерущиеся. Кореллианский Сектор отделился от Новой Республики, вводя в соблазн других, которые тоже могут потребовать суверенитета. Лея понимала, сколь еще хрупка структура Новой Республики. Понимала, как легко расчленить ее и что воссоединить отделившиеся ее составные части будет невозможно.

Но голова у нее болела не только из-за политических проблем. Куда же подевалась Мара? Она просто исчезла. Каким образом шайка бандитов и головорезов вроде «Лиги защитников прав человека» смогла заполучить секретнейшие сведения, которыми располагало правительство Новой Республики? Как им удается взрывать звезды? Неужели они способны уничтожить целую звездную систему, населенную живыми существами, если их требования не будут удовлетворены? И каким способом вырабатывается это сверхмощное гравитационное поле?

А между тем вот эти люди рассчитывают на нее. Стоит ей совершить малейшее усилие, прибегнуть к Силе, и она в буквальном смысле слова почувствует их нужды, нужды людей, собравшихся в канцелярии генерал-губернатора. Она им нужна, они верят в нее, надеются на то, что ей удастся найти выход для каждого из них.

Но на самом деле она не знает, даже не представляет себе, каков будет ее следующий шаг.

Лея погрузилась в сокровенные глубины своего "я", чтобы слиться с Силой, которая позволит ей продержаться и дальше.

Люк Скайвокер вернулся в кабину управления «Госпожи Удачи» и сел в кресло второго пилота.

— Почти добрались, — заметил Ландо, посмотрев на друга.

— Прекрасно, — отозвался Люк, застегивая ремни безопасности. — Хорошо, что скоро сможем увидеть Хэна, Лею и ребятишек.

Хищно осклабившись, Ландо метнул на Люка взгляд и сказал:

— А еще лучше то, что во время этой конференции можно будет заключить выгодные сделки, которые принесут жирный куш.

— Думаешь, это так просто? — рассмеялся Люк. — Если бы даже дело обстояло именно таким образом…

Он не успел закончить фразу. Корабль содрогнулся всем корпусом и начал круто падать. Одновременно загудело с полдюжины сирен, оповещающих об аварийной ситуации.

— Люк! — закричал Ландо, пытавшийся справиться с рулями высоты. — Это гравитационное поле! Оно выбило нас из гиперпространства. Вырубай гиперскоростные двигатели, пока они не сгорели!

Протянув руку, Люк выключил гиперпривод, почти все сирены при этом умолкли. Ландо вывел корабль из пике и дал навикомьютеру ряд команд, которые окончательно утихомирили систему аварийной сигнализации.

Люк не мешал приятелю работать. Он испытывал какое-то странное чувство, ощутил обширное и мощное возмущение в поле Силы, Закрыв глаза, Люк сосредоточился и вошел в Силу,

— Что это было? — спросил Ландо, наконец-то выведя корабль на правильный курс. — Какой маньяк мог создать барьерное поле здесь, в глубинах вселенной?

— Вовсе не здесь, — отозвался Люк, открыв глаза. — А там. — Он показал в иллюминатор на далекую светящуюся точку, какой им казалась планета Корелл, до которой нужно было лететь по крайней мере два месяца с субсветовой скоростью. — Поле это очень слабо, неустойчиво, но я ощущаю поле его взаимодействия с Силой. Мы лишь задели край барьерного гравитационного поля, которое обволакивает всю Кореллианскую звездную систему.

— У тебя что, крыша поехала? — удивился Ландо. — Никто не в состоянии создать гравитационное поле таких размеров. Никто.

— Кто-то все-таки создал, — возразил Люк. — Вот оно, здесь. Мы только что задели его.

Люк снова прибегнул к помощи Силы, на этот раз не затем, чтобы определить пространственные очертания поля, а чтобы понять состояние умов в Кореллианской Системе. Не отдельных индивидов, а общий настрой ее обитателей. Находясь на гигантском расстоянии от планеты, он рассчитывал получить лишь самое приблизительное представление о том, что там происходит. Но то, что он почувствовал, поразило Люка. Ненависть, страх, мстительность, гнев, жестокость — все темные чувства взбаламутили сознание обитателей Кореллианской Системы.

— Ландо, — проговорил Люк, — поворачивай корабль назад. Мы углубились в гравитационное поле всего лишь на несколько сотен километров. Возвращайся по-быстрому в нормальное пространство, затем врубай световую скорость и бери курс на Корускант. Мы должны вернуться за помощью. Сию же минуту.

Ландо хотел было запротестовать, но затем передумал.

— Ты прав, — согласился он. — Совершенно прав. — Взявшись за рычаги управления, Ландо стал делать разворот.

— Живее, Ландо, — произнес Люк. Люк еще раз посмотрел в иллюминатор на сверкающий диск Корелла.

— Живее, Ландо, — повторил он снова. — У меня очень дурные предчувствия.

×