Золушка из Далласа, стр. 3

Находиться наедине с Фрэнком и делать вид, что он ничего для нее не значит, сегодня было для нее особенно тяжело. Саммер не знала, с чем это связано. Возможно, с тем, что Нортон выбирал кольцо для Анджелы, а значит, становился для Саммер еще более недоступным…

Девушка старалась радоваться за подругу. И желала той счастья. Такого, какого никогда не будет у нее, Саммер; потому что никто никогда не заметит цвета ее глаз, поскольку никто никогда не посмотрит в них, не взглянет внимательно, так, как смотрят мужчины на женщин, которые интересуют их.

На глаза набежали слезы. Но она смахнула их небрежным движением руки. Она не будет плакать. В конце концов, Анджеле, ее лучшей подруге, сделает предложение один из самых лучших мужчин на земле. И это хорошо и правильно. Они станут прекрасной парой, потому что идеально подходят друг другу.

2

Анджела стояла перед зеркалом. Она не знала, что ей надеть, в раздумье разглядывала отражение своей красивой стройной фигуры, облаченной лишь в нижнее белье, и размышляла.

Фрэнк сегодня пригласил ее на ужин. Его голос звучал как-то особенно. И Анджела рассчитывала на то, что он сделает ей предложение. Все-таки они уже достаточно долго встречаются. Да и папа будет рад, если Нортон вольет свое предприятие в их семейное дело, вместо того чтобы конкурировать с ними.

Анджела вздохнула. Улыбнулась своему отражению. Она будет счастлива с Фрэнком. Они очень подходят друг другу. И он просто неутомим в постели, чего опытная в этих делах Анджела не могла сказать о других своих поклонниках.

К тому же она чувствовала себя рядом с Фрэнком как за каменной стеной, словно и не покидала отчий дом, вселяясь в эту небольшую, но очень дорогую квартирку в центре города, состоящую из пяти комнат (подарок папы к началу самостоятельной жизни, когда она окончила университет).

Теперь рядом с ней будет кто-то, кто защитит ее…

Анджела счастливо вздохнула. Неужели и правда Нортон наконец-то решится? Она на миг закрыла глаза, представляя, какое кольцо он ей подарит. Огромный бриллиант просто не помещался в воображении. Она блаженно улыбнулась своему отражению…

Еще раз взглянула на кучу одежды, сваленной на кровать. Что же выбрать?

Взгляд остановился на серебристом платье, которое выгодно подчеркивало стройную фигуру и подходило к цвету ее серых глаз. Спереди оно выглядело вполне целомудренным, с воротом-лодочкой, край которого проходил у самой шеи. Но стоило повернуться, как глубокий вырез на спине открывал взору бархатистую, покрытую легким загаром кожу.

Облачившись в этот наряд, Анджела с удовлетворением отметила, что сделала правильный выбор. Она вдела в уши серьги с крупными бриллиантами, которые просто ослепляли! Девушке казалось, только украшения свидетельствуют о достатке человека. И Анджела старалась, чтобы все знали: она не какая-то там секретарша, у которой денег хватает лишь на то, чтобы сходить к парикмахеру и сделать маникюр. Нет. Она – дочь Джорджа Мессинга, основателя одной из самых крупных компаний по производству компьютерной техники в городе. И с удовольствием подчеркивала это при всяком удобном случае.

Позвонил Фрэнк. Она открыла ему дверь и в спешке запихнула оставшуюся одежду в шкаф. Наложила на губы яркую помаду, придавшую ее лицу облик хищницы. Она любила все яркое, мерцающее, блестящее…

– Выглядишь… потрясающе, – немного замявшись, произнес Фрэнк, вручая ей букет пурпурных роз, судя по размерам, выросших в оранжерее великана.

– О! – только и смогла вымолвить Анджела, принимая цветы из его рук. – Подожди немного, я найду вазу для этой красоты.

– Хорошо, – кивнул Нортон, проходя внутрь и окидывая взглядом просторный холл.

Было слышно, как Анджела хлопочет на кухне, набирая воду и состригая концы стеблей.

– Все! – Она показалась в комнате. – Я готова.

– Тогда поехали. – Улыбнувшись, Фрэнк приблизился к ней и прильнул к ее губам в легком поцелуе.

Но девушка отпрянула.

– Помаду сотрешь! – Она погрозила ему пальцем.

Фрэнк, считавший, что помаду действительно не мешало было немного убавить, лишь хмыкнул, сдаваясь и отступая.

Весь ужин Фрэнк сидел как на иголках. Он уже готов был сделать предложение, когда Анджела вдруг легким движением руки поправила прядку спадающих к плечам белокурых волос, и он увидел огромный бриллиант, сверкнувший в ее ухе.

Неожиданная догадка настигла его. Саммер была права. Теперь он понял, что взял в магазине не то кольцо. Это, изящное, было не для Анджелы. Она просто не оценила бы такой подарок, сочла бы его никчемным…

Фрэнк не задумывался, почему размышляет с такой холодной рассудительностью, когда, казалось бы, должен действовать по наитию чувств. Анджела нравилась ему, он был даже убежден, что любит ее. Нет, это были не те эмоции, которые захватывали дух. Но Нортон просто не верил, что такое вообще бывает.

Понимая, что Анджела – красивая и эффектная девушка; признавая, что она прекрасна в постели и может доставить ему истинное удовольствие, Фрэнк довольствовался этим. Он был уверен, что Анджела Мессинг – именно та женщина, с которой ему захочется провести свою жизнь…

Даже то, что отец Анджелы являлся его конкурентом, не смущало Нортона. Наоборот, он видел в этом лишь легкое недоразумение, которое успешно разрешится, когда Анджела сменит фамилию Мессинг на Нортон, чем сделает свой окончательный выбор…

Однако надо было что-то предпринимать с кольцом.

Извинившись перед спутницей, Фрэнк удалился в туалет.

Быстро набрал номер ювелира.

Ему повезло, Марвин еще не спал. И даже позволил себя уговорить открыть магазин для Фрэнка. Конечно, немаловажную роль сыграло то, что квартира ювелира как раз находилась над помещением, которое занимал сам магазин. Но Нортон понимал, Марвин Уоллес делает ему огромное одолжение. Поэтому он от всей души поблагодарил ювелира.

Облегченно вздохнув, Фрэнк вернулся к Анджеле, которая, судя по выражению ее лица, уже начинала испытывать легкое беспокойство.

Однако ему удалось увлечь ее разговором, отвлечь, и вскоре девушка уже смеялась его остроумным шуткам, забыв обо всем, что было только на руку Нортону. Ведь он хотел, чтобы их прибытие в ювелирный магазин оказалось для нее настоящим сюрпризом.

Они поужинали. И хотя Анджела иногда бросала на Фрэнка вопросительные взгляды, он, казалось, не замечал их, стараясь заговорить ее, рассказать что-нибудь веселое, заставить забыть о своих мыслях…

Время ужина пролетело незаметно…

Все еще смеясь, Анджела вышла на улицу. Запахнула норковое манто, так как прохладный ветерок тут же пробежался по ее разгоряченной коже.

– Замерзла? – заботливо поинтересовался Фрэнк, нежно обнимая ее за талию в ожидании, когда подгонят его автомобиль.

– Немного… – Она прильнула к нему, почувствовала, как напряглось его тело, удовлетворенно улыбнулась.

Во всяком случае, если он и не сделал сегодня предложение, все еще впереди…

Наконец молодой человек, обслуживающий парковку, остановил возле них «ягуар» Фрэнка. Нортон открыл дверцу для Анджелы, ожидая, пока она заберется внутрь, и только после этого занял свое место водителя. Плавно повернул ключ зажигания. Машина медленно отъехала от тротуара.

– По-моему, мы направляемся не ко мне домой, – осторожно заметила Анджела, когда «ягуар» пронесся мимо нужного поворота.

– Да, – улыбнувшись, согласился Фрэнк.

– Как так? – Девушка шутливо толкнула его в бок. – Неужели ты решил воспользоваться моей неопытностью и отвезти меня в свое мужское логово?

– Ну… не совсем… – Нортон специально не отвечал прямо, стараясь ее немного помучить.

Ему нравилось наблюдать за тем, как в ее глазах разгорается любопытство.

Анджела замолчала, внимательно следя за дорогой. Она уже начала немного догадываться, когда Фрэнк свернул в сторону центра, когда притормозил около тротуара и, выйдя и открыв перед ней дверцу, подал ей руку.

×