Ты — моя судьба, стр. 36

— Ну, я понял, что Итан и Майк уже договорились, — сказал Джейк и продолжил, повернувшись к Колдуэллу:

— Ты знаешь, сынок, я в тебе сильно разочаровался. Но ты заслуживаешь уважения, что не побоялся сказать правду.

— Если б не Итан, я бы не сказал.

— Я думаю, мы все должны перед ним извиниться, — сказал Джейк. — Если у тебя, Майк, больше нет никаких сообщений, нам бы хотелось остаться здесь на несколько минут втроем.

Кэт опять украдкой сжала руку Итана, когда Майк вышел из комнаты.

Джейк повернулся лицом к ним.

— Я ошибался, — сказал он. — Примите мои извинения, и ты, Кэт, и ты, Итан. Одно дело — дать себя ввести в заблуждение, и совсем другое — попасть во власть предрассудков. Я надеюсь, вы меня простите, — дрожащим голосом закончил он.

Кэт подошла и обняла отца. Слезы потекли по щекам старика, он стал искать платок.

Итан подошел к ним.

— Мистер Ролли, — начал он, волнуясь. — Я тоже должен кое в чем признаться. Я люблю вашу дочь. Нам пришлось немало пережить, но теперь, я думаю, все в прошлом. Я надеюсь вырастить Дэниела, и мне бы хотелось, чтобы рядом со мной была Кэт, — он обнял ее за талию. — Я знаю, она ждет вашего благословения. Должен вас заверить, что для меня это тоже важно.

Джейк Ролли поднял глаза на дочь. И у отца, и у дочери в глазах блестели слезы.

— Разве я могу сказать» нет «? — произнес Джейк торжественно, немного театрально. — Я сделаю, все, чтобы вы были счастливы.

— Я думаю, эту часть проекта мы осуществим сами.

Достав, наконец, платок и вытерев лицо, Джейк улыбнулся.

— Прежде чем Силия увезет меня отсюда, я хочу задать один вопрос: вы позволите мне встречаться с моим внуком?

— Мой отец всегда говорил мне, что нужно уважать старших, потому что их дух всегда с нами, — сказал Итан. — Я не только позволю, мистер Ролли, я настаиваю на этом.

Кэт снова обняла отца; вместе с Силией они покатили его к выходу. Вернувшись, она прислонилась к Итану, положив ему голову на плечо.

— Я рада, что встретила тебя в тот вьюжный вечер на шоссе.

— Не встреть ты меня тогда, я бы погиб.

— А если бы ты не тащил меня на себе, то я бы замерзла тоже.

— Тебе не кажется, что судьба нам кое на что намекает? Да-а-а… Нам еще немало предстоит узнать о себе. Одно я знаю уже сейчас — что я… люблю тебя. Очень, очень, очень.

— Я тебя тоже люблю, Итан, — еле слышно, почти шепотом сказала она, уткнувшись ему в плечо.

Итан был счастлив. Вся печаль и ненависть прошлых лет отлетели вдруг, как осенние листья. Ему казалось, что могучий, гигантский орел подхватил его и Кэт и несет — все выше и выше — в бескрайнее синее небо. Да, он знал: впереди их ждут счастливые годы. Духи его предков шептали ему на ухо, что так и будет — годы, годы счастья. Духи сопровождали их, подводили к этой минуте, его и эту женщину, его любовь. Кэт — это его судьба.

×