Ты — моя судьба, стр. 35

— Не-ет, — ответил на этот жест Итан. — Револьвер пока побудет у меня. Вместе выйдем — я вас двоих буду держать за руки. Я полагаю, вы понимаете, что Реймонд не пристрелил бы вас. Ему просто… как бы это сказать… было немного страшно. К тому же у него никого не было рядом, кому можно было бы довериться. Поэтому я и пришел. Хорошо, что он все-таки опомнился и не совершил ничего страшного. Будем надеяться, что ваши ребята поступят так же разумно.

Итан положил револьвер на пол и отпихнул его ногой в дальний конец прохода.

— Помните, в Учебном центре я сделал то же самое, — сказал Итан. — Я тогда сказал своим ребятам, чтоб они оставили оружие внутри.

Он цепко ухватил одной рукой локоть Реймонда, а другой — Колдуэлла и повел их к выходу. Вот порог. Они разом шагнули наружу.

— Не стрелять! — крикнул Колдуэлл. — Мы без оружия!

Все трое медленно двинулись к центру автомобильной стоянки. Когда они остановились, Реймонд вдруг бессильно опустился на колени. Он всхлипывал. Итан и Майк Колдуэлл молча смотрели друг на Друга.

— Спасибо, Миллз. Я теперь ваш должник, — негромко сказал Майк Колдуэлл.

Со всех сторон спешили полицейские. Двое из них подняли Реймонда на ноги.

— Надеюсь, вы будете справедливы, шериф. Реймонд не сделал бы этого, будь он трезвым.

— Это все, что вы просите?

— Вы, сами знаете: есть еще кое-что, что вы можете для меня сделать. Скажите моему сыну, что я не виноват в том, что произошло тогда в Учебном центре.

— Может быть, я это сделаю, Миллз, — проговорил Майк, разглядывая асфальт под ногами. — Куда вы сейчас направляетесь? — спросил он, взглянув ему прямо в глаза.

— Сейчас идет слушание дела в суде: кому доверить попечительство над Дэниелом. Мне нужно быть там — узнать, чем кончилось.

— Садитесь, я подвезу вас.

— Очень обязан, — искренне удивился Итан. Майк Колдуэлл сказал, обращаясь к своим помощникам, что у него дело и что он встретится с ними в участке.

— Поаккуратнее с Элкхорном, — предупредил он. — Когда он протрезвеет, будет сожалеть о том, что натворил. Не так уж все это ужасно, что он сделал, как кажется. Скорее так, недоразумение.

— Какие обвинения выставить?

— Нападение на офицера полиции. Садитесь, — обратился он к Итану, — садитесь, я подвезу вас до здания суда.

За всю дорогу ни тот, ни другой не проронили ни слова. Когда подъехали, Колдуэлл протянул руку.

— Разумеется, Миллз, я ваш должник.

— Не забудьте о моем мальчике. Это все, о чем я прошу.

Итан вышел из патрульной машины и поднялся по ступенькам в здание суда. Ему сказали, что Кэт с адвокатом в конференц-зале.

— Слава Богу! — воскликнула она, кидаясь ему на шею. — Что там произошло?

— Все в порядке. Никто не пострадал — это самое главное. Все живы, все целы.

— Я так волновалась, — говорила она, с любовью глядя на него и поглаживая по щекам. — Я боялась, что опять дойдет до перестрелки.

— На этот раз трезвые головы взяли верх, — сказал Итан и, переведя взгляд на Мелиссу Каплан, спросил:

— Так чем кончилось слушание. Мелисса?

— Судья объявил перерыв, — ответила адвокат. — Когда вернется судебный пристав, я думаю, слушание возобновится.

Они сидели рядом, взявшись за руки; Мелисса углубилась в чтение документов. Через несколько минут раздался стук в дверь, затем дверь приоткрылась, в проеме появилась голова Майка Колдуэлла.

— Извините, что побеспокоил. Мне бы хотелось кое-что вам сказать.

Итан и Кэт переглянулись.

— Да, конечно, мы слушаем, — сказала Кэти.

— Я тут, кстати, встретил Джейка в коридоре, — продолжал Майк. — Вы не против, если и он будет присутствовать?

— Нет, — ответила Кэт, — не против. Майк Колдуэлл отступил в сторону, и Силия Дав вкатила Джейка. Он что-то бормотал, вид у него был немного смущенный.

— Мне бы, наконец, хотелось узнать, что здесь, черт побери, происходит, — пробурчал он, избегая смотреть в глаза присутствующим.

Майк обратился к Силии и Мелиссе:

— Если вы не против, мне бы хотелось поговорить лично с мистером Ролли, Кэт и Миллзом.

— Нет проблем, — согласно кивнула Мелисса, подхватила под руку Силию, и они вышли.

— Джейк. Мне надо кое о чем рассказать вам и Кэт, и, я надеюсь, вы будете так любезны передать мои слова Дэнни. Когда он подрастет, я, возможно, расскажу ему об этом еще раз сам.

— Так в чем дело? — ворчливым голосом спросил Джейк.

— Несколько минут назад здесь, в центре города, в магазине, Итан спас мне жизнь. Он не обязан был этого делать, однако поступил именно так. Я, конечно, поблагодарил его, но потом подумал, что, может быть, я еще и прощения у него должен попросить. В общем-то, не» может быть «, а должен попросить у него прощения. То, что я собираюсь сказать, касается всех нас.

Джейк явно ничего не понимал. Кэт многозначительно посмотрела на Итана.

— Видите ли, — продолжал Майк, — результат разбирательства по делу Итана не совсем соответствует тому, что действительно произошло в тот день в Учебном центре. Мы утверждали, что индейцы выстрелили первыми, а в действительности какое-то время никто не понимал, что произошло. Было какое-то замешательство. Когда дым рассеялся, четверо были мертвы. Итан был единственным, кто остался стоять, и, естественно, вся вина пала на него.

— О чем ты говоришь, Майк? — вмешался Джейк. — разве не Миллз выстрелил первым?

— Мы провели экспертизу оружия индейцев, — продолжал Майк, — надеясь получить доказательство для вынесения Итану высшей меры наказания. В результате выяснилось, что ни из одного из индейских стволов выстрелы в тот день не производились.

— Ты хочешь сказать, что все выстрелы произвели твои люди?! — с гневом воскликнул Джейк. — И что твои показания на суде были ложью?!

— Да, сэр, получается так.

Кэт уже не могла сдерживать негодования:

— Ты отправил Итана в тюрьму за то, что он не совершал! Держал его вдали от сына! Допустил, чтобы наша семья распалась! Только для того; чтобы скрыть ложь?!

— Да, получается, так, — Майк стоял, опустив голову. — Я убедил себя, что Итан — падший человек, задира, бузотер, которому всегда больше всех надо, и что тюрьма по нему давно плачет. Я говорил себе, что результаты экспертизы — это никому не нужная частность, интересующая только адвокатов и судей. Сегодня, когда я побывал в роли заложника, то осознал, как это страшно, когда ты на краю могилы… Когда Итан вызволил меня сегодня, я понял, что был не прав и что в Итане ошибался. И я решил, что надо прийти сюда и все вам рассказать. Я хочу попросить прощения у Итана за все страдания, через которые он прошел. Я хочу попросить прощения и у тебя, Кэт, и у вас, Джейк, за ту боль, которую принесла вам всем моя ложь.

— Да-а-а… — проворчал Джейк. — Я никогда бы до такого не додумался. Выходит, я тоже ошибался относительно Миллза…

— Да, сэр, — сказал Майк. — Мы все. Кроме Кэт. Кэт сжала руку Итана; они переглянулись. Затем Итан пристально посмотрел на Майка. Он не ожидал от него такого мужества.

— Колдуэлл, — сказал Итан, — вы восстановили во мне веру в людей — веру, которую я почти потерял. Я ценю ваш поступок.

— Я не имею права ожидать от вас прощения, — сказал Колдуэлл, переступая с ноги на ногу. — Но я поговорю с вашим мальчиком, когда он достаточно подрастет. Если есть еще что-то, что я могу для вас сделать, я готов выслушать.

Джейк Ролли резко развернул коляску лицом к Колдуэллу.

— То, что ты сделал, Майк, это не только ошибка, это преступление! Ты намереваешься довести это до сведения официальных органов?

— Мистер Ролли, — вмешался Итан, — я не думаю, что это принесет какую-то пользу. У меня нет зла ни на кого. Пусть лучше шериф помогает тем, кто в этом нуждается. Я, например, знаю, что моему другу Реймонду Элкхорну скоро придется отсиживать срок. Пусть лучше шериф Колдуэлл постарается сделать так, чтоб он был реабилитирован. Серьезные медицинские меры против алкоголизма — вот что для него нужно, а не тюрьма.

×