Тайна пиратских сокровищ, стр. 4

Глава III

Врача вызывали?

Друзья только и успели, что растерянно поглядеть Саше вслед.

— Его теперь не остановишь… — протянул Сережа.

— Интересно, что на него нашло? — удивился Миша.

Разумеется, на Сашу «нашло» желание отличиться. Его друзьям было, конечно, невдомек, что за чувства им двигали. Вполне возможно, востроглазая Катя что-то, как говорится, «просекла»: только от нее мог не укрыться быстрый взгляд, который Саша бросил на Осу и Петю. Но если Катя что-то и заметила, то промолчала. Петина сестренка была девочка сообразительная и понимала: обнародуй она свои соображения по такому щекотливому вопросу — или, пуще того, попробуй съехидничать по этому поводу, — и доступ в компанию старшего брата закроется для нее навеки. Кому охота, чтобы этакая пигалица трезвонила о сокровенном, не оставшемся тайной для ее хитрых глазок?

Поэтому друзья проводили Сашу взглядами и стали обсуждать, что им делать дальше.

Миша наскоро пересказал остальным свой разговор со старушкой.

— Очень интересно! — живо откликнулся Сережа. — Страх перед «человеком с часами» — и человек с необычными часами на месте убийства. И, вполне возможно, соотечественник убитого…

— Только давайте пока не будем больше об убитом и убийстве, — зябко поежилась Оса, и Катя ее поддержала. — Мне не по себе даже от той малости, которую я увидела…

— От разговоров никуда не денешься, — заметил Петя. — Но, наверно, стоит взять паузу. Давайте потихоньку прогуляемся до дому. И можно мороженого по пути купить.

Денек выдался жарким, около тридцати градусов в тени. Дышать, как ни странно, было легко. Может быть, благодаря легкому ветерку, которым тянуло от не такой уж далекой Москвы-реки.

— Лучше всего взять большой брикет пломбира, — предложила Оса. — У нас дома осталось немного клубничного варенья. Пломбир с клубничным вареньем — это…

— Это пальчики оближешь! — подхватил Миша. — Решено! Берем пломбир и отправляемся в подвал!

И ребята направились домой, стараясь пока что не думать об увиденном. Хотя у них не очень-то получалось — мысли все время возвращались к ресторану, к рассказам о выстрелах, к санитарам, уносившим свой груз…

Миша стал шутить и дурачиться, пытаясь развеселить друзей, отвлечь их от мрачных мыслей. Он очень здорово изображал обезьяну — ухал, подпрыгивал на полусогнутых ногах, корчил рожи, ребята не могли удержаться от смеха. Миша вошел во вкус и стал показывать, как мартышка ловит блох. Он уморительно скакал задом наперед, лицом к друзьям и потому неудивительно, что при очередном прыжке Миша спиной влетел в прохожего, вышедшего из-за угла.

Ребята застыли на месте. Вмиг посерьезневший Миша робко и медленно оглянулся. По лицам друзей он понял, что врезался в кого-то, с кем шутки плохи… И точно — над Мишей возвышался скандальный дед, и его взгляд не сулил ничего хорошего.

— Веселимся, значит? — язвительно осведомился старик.

Ребята обратили внимание, что, столкнувшись с Мишей, он резко рванул вверх и прижал к груди сумку, внутри которой что-то булькнуло — так при внезапном столкновении стараются защитить бьющийся предмет, чтобы он не разбился, вырвавшись из рук или с размаху стукнувшись обо что-то. Неужели очередная бутылка змеиной настойки? Эта мысль одновременно пришла в голову всем пятерым друзьям.

— Да так… — выдавил из себя Миша, переминаясь с ноги на ногу. — Простите, пожалуйста…

— Чего уж… — довольно миролюбиво буркнул старик — видно, вспомнил, что сейчас они с ребятами являются союзниками по борьбе со вторжением вьетнамцев. — Бывает, дело молодое, — он примолк, созерцая ребят, словно сомневался, стоит ли продолжать беседу, потом все-таки спросил: —Над моими словами еще не думали?

— Еще как думали! — заверил Петя. — Не бойтесь, мы наш подвал не отдадим!

— Хорошо бы, если б так, — проворчал старик. — Сами-то откуда и куда? — осведомился он после еще одной паузы.

— Да вот решили прогуляться, теперь домой идем, — ответил Петя. — А ходили мы в ту сторону, мимо китайского ресторана…

— Вот как? — пробормотал старик. — Я и сам туда направляюсь, пельменей взять хочу…

— Этого у вас не получится! — сообщил Сережа.

— Почему не получится? — удивился старик.

— Китайца, хозяина ресторана, убили, — объяснил Сережа. — Застрелили, когда он был на кухне. Там сейчас милиции полно, все оцеплено. Мы тоже там потолкались немного, посмотрели… Просто жуть!

— Убили? — старик заметно побледнел и оперся рукой о выступ фундамента. — Кто? Как? Когда?

— Приблизительно час назад, — принялся Сережа отвечать на вопросы в обратной, чем они были заданы, последовательности. — Его застрелили. Несколькими выстрелами, стреляли не меньше двух раз. Кто его убил — неизвестно, потому что в тот момент на кухне никого не было… кроме, разумеется, самого Леонида Дасаевича. И убийцы ушли незамеченными через служебный вход. Вот и все, что мы знаем… Что с вами?

Старик так побледнел, что ребята испугались.

— Давайте мы вас проводим домой! — предложил Миша.

— Как-нибудь без вас обойдусь! — огрызнулся но явно машинально, по привычке: похоже было, он очень нуждался в помощи.

— Ой, он сейчас упадет!.. — охнула Катя.

Не тратя лишних слов, ребята подхватили старика под руки.

— Оставьте, бестолочи! — пробормотал старый брюзга, но на руки ребят оперся крепко, чуть не всей тяжестью на них обвиснув.

— Вперед! — скомандовала Оса. — Тут совсем недалеко!

Петя передал Кате поводок, чтобы она взяла Бимбо, а сам вместе с тремя своими друзьями потащил старика.

Дед оказался легче, чем они ожидали. Вот только ноги у него заплетались, и к тому же ребята боялись тряхнуть его лишний раз, потому что знали: при сердечных приступах — а у старика, похоже, сердце схватило — любые резкие встряски противопоказаны.

Они перешли улицу, прошли вдоль забора, свернули в свой двор.

— Ой, и где это вы его таким подобрали? — встряла у них на пути какая-то любопытная бабушка, сидевшая на скамейке. — Ишь, как набрался, сердечный!

— Он не набрался, — бросил на ходу Миша. Можно было бы, конечно, проигнорировать старую сплетницу, но к чему давать ей лишний повод разносить по всем соседям всякие небылицы? — ему стало плохо с сердцем. Хорошо, мы оказались рядом.

Бабушка разохалась и собралась было еще что-то сказать или даже предложить свои услуги, но ребята уже оставили ее позади и облегченно вздохнули.

— Отведи Бимбо домой!.. — велел Петя сестре.

— А потом что? — спросила она.

— А потом жди!

Катя хотела что-то возразить, но прикусила язык, сообразив, что сейчас качать права не резон.

Четверо друзей провели старика в подъезд. Трудней всего оказалось поднимать его по лестницам — надо было одолеть два высоких пролета. Лифты в их доме, как и во многих старых домах, останавливались на промежуточных лестничных площадках между этажами, поэтому вызывать лифт чтобы попасть на второй этаж, не имело никакого смысла: все равно бы пришлось подниматься один пролет вверх по лестнице, а потом один пролет спускаться вниз.

— Где у вас ключи от квартиры? — спросил Сережа, когда ребята и больной оказались перед дверью.

— В пиджаке, в правом кармане… — еле слышно прошелестел старик.

Сережа засунул руку в карман его пиджака, извлек ключи и вместе с ними зацепил еще что-то… Это «что-то» оказалось серебряной цепочкой от часов, и за эту цепочку Сережа вытянул часы — «луковку» — точно такие же, как у незнакомца в темных очках!

— Часы положи на место… — пробормотал старик. К счастью, он был не в состоянии заметить взглядов, которыми обменялись ребята.

Сережа послушно опустил часы назад в карман и отпер дверь.

— Теперь уходите… — с трудом выдавил из себя старик, когда друзья провели его в коридор.

— Куда же мы уйдем? — возразила Оса. — Нам надо вызвать «Скорую»!

— Никакой «Скорой»! — старик ощутимо напрягся. — Слышите, никакой «Скорой»! Я не хочу! Я хочу умереть в своей постели… Всегда мечтал… На мягком матрасе, на чистых белых простынях… Или…

×