Тайна пиратских сокровищ, стр. 38

Ван Ли честно отправил часы трем соратникам по уничтожению Белого Пирата. Спецслужбы опять взялись за работу. Удалось установить, что этот повар «Пекина» Линь Дзы — вы, кажется, зовете его Леонидом Дасаевичем — находился в Хабаровске в то время, когда там приземлился самолет и когда исчез мой отец. Выдвинули версию, что мой отец, который не в состоянии был забрать ценности с собой, каким-то образом сумел передать их Леониду Дасаевичу, чтобы тот отвез их в Москву и спрятал в надежном месте.

Что же за человек был этот Леонид Дасаевич? Что связывало его с моим отцом? Почему мой отец доверял ему настолько, что отважился отдать колоссальные ценности в его руки? Вот вопросы, на которые надо было найти ответ.

Нашему человеку удалось в начале шестидесятых найти в Москве Леонида Дасаевича. Догадки, в общем, подтвердились. Когда-то, состоя при Белом Пирате, мой отец спас Леонида Дасаевича от смерти. И вот они неожиданно столкнулись в Хабаровске! Отец совсем пропадал: ему надо было срочно избавиться от ценностей, которые он мог скрывать еще максимум полчаса, а потом их бы обнаружили! И он, при всей подозрительности, решил довериться знакомому, который некогда поклялся ему, что сделает для него все в благодарность за спасенную жизнь! Отец не знал, что ждет его дальше, поэтому решил подстраховаться. Сделать так, чтобы сокровища могли достать только все пятеро, собравшись вместе, и никто не мог присвоить его себе! Он отдал Леониду Дасаевичу все ценности — и часы, которые в тот момент находились при нем. Они условились, что при первом удобном случае Ван Ли получит через надежного посредника четверо часов с нанесенным на них ключом к тайнику с кладом — и с пожеланием отправить по штуке всем участникам дела. Пятые часы и часть золотых монет Леонид Дасаевич должен был через месяц после возвращения в Москву положить в определенную камеру хранения на определенном вокзале, набрав определенный шифр. Если бы отделение под нужным номером оказалось занятым, Леониду Дасаевичу следовало подождать, пока оно освободится. Он все выполнил в точности. Явившись через двое суток проверить камеру хранения, он обнаружил, что часов и большей части золотых монет там нет, а на обувной картонке с оставшимися монетами написано: «Твоя доля. С благодарностью».

Да, Леонид Дасаевич оказался очень надежным и верным человеком! Его попросили помочь извлечь клад, но он ответил, что укажет, где сокровища, только с разрешения своего спасителя или после соблюдения необходимых условий: когда ему предъявят доказательства, что ценности достанутся наследнику, то есть мне!

Это был довольно значительный сдвиг в поисках, чтобы назначить общую встречу. Готовили ее очень осторожно, потому что люди Пожирающего Дракона из кожи вон лезли, чтобы найти убийц своего бывшего хозяина и путеводную ниточку к сокровищам. Несколько раз они подходили к нам настолько близко, что мы, образно говоря, чувствовали их дыхание. Они каким-то образом пронюхали, что я назначен наследником сокровищ — и убили бы меня, если бы нашли! Только потом я понял, в каком состоянии постоянной тревоги многие годы жили Ван Ли и моя мать. И это при том, что я находился под защитой международных полицейских сил…

— Встреча не состоялась, — после паузы продолжил господин Чанг. — Один из пятерых попал в лапы Пожирающего Дракона и погиб. Его похитили прямо из номера люкс лучшего отеля Сингапура. Пожирающий Дракон завладел его часами — и, кажется, догадался, что в нанесенных на них метках таится особый смысл… Он с удвоенной энергией стал нас разыскивать. Мы не знали, сколько ему удалось вытрясти из погибшего — надеялись, что ничего, — но стало ясно, что лучше опять залечь на дно на несколько лет.

— За последующие годы погибли еще двое из тех, кто участвовал в уничтожении Белого Пирата. Да, Пожирающий Дракон был очень умен и беспощаден. К счастью, как удалось установить, часы, принадлежавшие убитым, не попали в его лапы. Один из них успел выкинуть свои часы в море, другой — швырнуть в пламя камина, где они обуглились так, что метки исчезли.

— Мы сочли нужным предупредить Леонида Дасаевича, что одни часы попали к беспощадному убийце и чтобы он был очень осторожен с незнакомцами, которые вздумают предъявить ему часы.

— Вот почему он говорил, что боится «человека с часами»! — воскликнул Миша.

— Да, пожалуй, поэтому, — кивнул господин Чанг. — Полиция многих стран гонялась за Пожирающим Драконом, но он все время ускользал. Только в прошлом году его наконец удалось захватить. Он был уже при смерти, умирал от желтой лихорадки. Часы оказались при нем. Теперь двое часов были у нас на руках, и одни часы находились у моего отца… И вот тут-то привлекли меня. Я к тому времени давно служил в Интерполе, Возможно, на мой выбор профессии повлияло то, что я был с малых лет окружен полицейской охраной. И эти бесконечные переезды с места на место при малейшем намеке, что Пожирающий Дракон вышел на мой след… Они продолжались до тех пор, пока мне не исполнилось восемнадцать лет и я не начал самостоятельную жизнь. Ван Ли постоянно при мне.

Мы знали, что Пожирающий Дракон оставил свой «бизнес» определенному преемнику. Тот тоже был кровав и беспощаден, но не так хитер и изворотлив. Было решено, что настало время попробовать еще раз найти сокровища. Кроме того, нас вдохновляли перемены, произошедшие в вашей стране. Раньше, в годы «железного занавеса», мы никак не могли рассчитывать на помощь ваших спецслужб. Они бы просто прикарманили ценности, а нас бы скорее всего элементарно убрали! Но теперь времена изменились, тем более, ваша страна уже несколько лет как вступила в Интерпол. Мы знали, что новая Россия признает законные права истинных владельцев ценностей.

Мы поставили в известность о готовящейся операции российские правоохранительные органы и получили «добро» и заверения, что нас всегда прикроют. После этого я, Ван Ли и несколько моих сослуживцев выехали в Россию под видом мелких торговцев — «челноков», как их у вас называют.

Я навестил Леонида Дасаевича и показал ему не только часы, но и объявление, которое мы дали заранее в одной из сингапурских газет, предварительно убедившись, что экземпляры этого якобы «подарочного издания» имеются в крупнейших московских библиотеках. Леонид Дасаевич забрал у меня газету…

— И она попала к вашему отцу! — провозгласил Петя. — Значит, он втречался с Леонидом Дасаевичем?

— Неизвестно, — ответил господин Чанг. — Они вполне могли поддерживать связь по-другому, не встречаясь друг с другом. Не исключено, что в тот день, когда мой отец шел к Леониду Дасаевичу — в назначенный Леонидом Дасаевичем день нашей общей встречи, — они должны были увидеться впервые за много лет. В этой истории еще много неясного. Кое-что сумеет объяснить мой отец, когда поокрепнет, кое-что так и останется загадкой… В общем, я недооценил противника. Они сумели сесть нам на «хвост», как это у вас говорят.

Возможно, смерть Леонида Дасаевича на моей совести — мне думается, что это я засветил его перед ними. Они сумели выследить моего отца, несмотря на все его предосторожности, они и меня выследили… Но, как это по-русски… все хорошо, что хорошо кончается!

Господин Чанг примолк, потом опять заговорил:

— Вы нам очень помогли! И, конечно, нам очень повезло, что за прошедшие годы человечество изобрело такие компьютеры! Загадка, которую без компьютера было бы почти невозможно решить, не имея на руках все пять часов и подсказок Леонида Дасаевича, с компьютером оказалась разрешимой за две минуты! Вот и все, пожалуй, что я могу вам рассказать. И что я имею право вам рассказать, потому что кое-какие сведения все еще должны оставаться в тайне.

— Вы очень хорошо говорите по-русски, — заметил Сережа. — Где вы так научились?

— Я учил его очень старательно, ведь это мой второй родной язык! А совершенствовал я его на практике во время совместных операций с российскими службами — на Дальнем Востоке, где мы ловили торговцев наркотиками. Вообще я много языков знаю. Видно, от рождения способности.

×