Тайна пиратских сокровищ, стр. 3

— Спокойно, старина, спокойно! — Петя успокаивающе потрепал Бимбо по холке, хотя у самого мальчика пробежал по спине легкий озноб.

— И правда, кошмар! — сказала Оса, невольно стараясь держаться поближе к Петиному плечу.

Это ее движение не ускользнуло от внимания Саши — и, честно говоря, он немного расстроился. Почему Оса в трудную минуту ищет поддержки именно у Пети, а не у кого-нибудь еще? Например, у него, у Саши… Да, конечно, Петя — он молодец, умный, спортивный, владеет приемами восточных единоборств, и семья у него очень обеспеченная, так что он может позволить себе то, чего Саша, сын участкового, позволить не может, и пес у него роскошный — любимец всех друзей, и вообще… Разве полноватый, малость смахивающий на неуклюжего медвежонка Саша с ним сравнится? С Сашиными вечными фантазиями, над которыми подтрунивают друзья? И все равно Саше стало немного обидно — и, хотя его природное добродушие быстро взяло верх и развеяло эту легкую тень обиды, у него вспыхнуло и стало разгораться желание совершить что-нибудь необыкновенное, чтобы Оса поняла: и такой увалень может быть надежным защитником…

Миша тем временем болтал с какой-то бабушкой. Этот веселый, компанейский мальчишка отлично умел завязывать разговоры со взрослыми!

— Так вот, сынок, — рассказывала ему пожилая женщина. — Хороший он был, этот Леонид Дасаевич. Мы с ним в одном подъезде жили, так меня приглашал за пельменями заходить. «Плиходи, бабуска, — старушка изобразила китайский акцент. — Пенсия мало-мало, так я тебе пельменей полозу, кусать будесь». И давал, бесплатно, понемногу, но сколько мне надо-то…

— Значит, вы давно его знаете? — спросил Миша.

— Да с десяток лет уже, как он в наш дом переехал. Он раньше где-то поваром работал. Чуть ли не в «Пекине»… Потом, значит, этот павильончик арендовал. Я как-то у него спросила, хорошо ли ему, а он говорит: «Холосо, оцень холосо!.. Я тепель хозяин». Помню, я еще спросила у него, года три назад это, выходит, было, он с полгода как тут хозяйничал, не боится ли он, потому что в газетах все время пишут про всяких там бандитов, рэкетиров, про то, что без взяток тебе ничего не позволят, а со взятками — обдерут как липку…

— Ну, и он что? — затаил дыхание Миша.

— А он вот этак улыбнулся, по-китайски, — старушка постаралась изобразить, — и говорит: «Нет, я не боюся, я хозяин, я ницего не боюся». Я у него и спрашиваю, неужели, мол, так-таки и совсем ничего. Он опять улыбнулся и говорит: «Я человека с цасами немнозко боюсь, совсем немнозко».

— Что это за «человек с часами»? Вы не спросили? — Миша был заинтригован.

— А кто ж его знает! Я у него спросила, конечно, но он только вот этак рукой махнул, — бабушка опять попыталась изобразить, — и говорит: «Это давно было».

— Может, об этом стоит милиции рассказать? — Предложил Миша.

— Боже упаси! — перепугалась старушка. — С милицией связываться — потом хлопот не оберешься, в свидетели затаскают! Да и Леониду Дасаевичу ничем не поможешь, не воскресишь! Царство ему небесное! — старушка перекрестилась. — Надо будет свечку за упокой души поставить, хоть наверно, и нехристь он был…

Миша попробовал повыпытывать еще какие-нибудь сведения о китайце, но бабушка либо ничего не знала, либо замкнулась после упоминания о милиции.

Тем не менее Мише удалось выяснить, невзначай вворачивая нужные вопросы, что старушку зовут Пелагея Ивановна и что живет она во-он в том шестиэтажном доме, во втором подъезде, она, значит, на втором этаже, а Леонид Дасаевич — упокой, Господи, его душу! — жил на пятом.

В общем, Миша остался вполне доволен беседой. Какая-никакая, а удача — неожиданная и в самом начале! Вполне можно посчитать это за хороший знак!

И, конечно, странная фраза владельца ресторана про «человека с часами» — единственного, кого китаец чуть-чуть боится. И про то, что все это было очень давно… Значит, Леонид Дасаевич боялся, что эта давняя история может опять вторгнуться в его жизнь? Или много лет назад он пережил что-то страшное, и с тех пор ему все стало нипочем? Да, навоображать тут можно чего угодно…

Миша стал выбираться из толпы, чтобы побыстрее поделиться с друзьями тем, что ему удалось узнать.

Миша вернулся из своей разведки одновременно с Сережей. Их друзья вопросительно поглядели на них. Сережа покачал головой: ничего существенного. Миша знаком пригласил ребят отойти в сторонку и поговорить.

Следуя Мишиному жесту, Петя потянул Бимбо поводок и стал выбираться из толпы. Его удивило что пес шел не очень охотно. Он постоянно пытался остановиться и поворачивал голову в одну и ту же сторону.

— Что-то его заинтересовало… — заметил Саша.

— Да, — кивнул Петя. Он с любопытством поглядел на собаку. — Что ты хочешь мне сказать, старина?

Бимбо встревоженно оглянулся на хозяина, опять повернул голову и принюхался.

— Что-то чуешь? Эх, если бы ты мог объяснить… — вздохнул Петя.

— Если бы ты не был совсем дураком, ты бы и так все понял! — прошипела ему в ухо сестренка. — Вы все ничего не замечаете! А он принюхивается вон к тому дяденьке в темных очках! Он начал принюхиваться сразу после того, как… как вынесли носилки!

Петя поглядел на Катю со смешанным чувством и досады, и уважения. Да, выражалась она порой не очень вежливо, и особенно часто от ее языка доставалось брату. Как-то раз, когда Петя возмутился ее очередным то ли «дураком», то ли «кретином», их отец усмехнулся, а потом сказал сыну: «Не бери в голову. По-моему, это ее метод самоутверждения. Она ругается, чтобы доказать всем, что, хоть она и маленькая, но не глупее тебя. Так что пропускай мимо ушей, и все…»

Но в наблюдательности Петиной сестренке отказать было нельзя. Вот и сейчас она, похоже, попала в самую точку, подметив нечто важное.

— Допустим, от этого человека пахнет чем-то таким, чем пахло и от носилок… — пробормотал Петя себе под нос — так, чтобы только друзья его слышали.

— А вы знаете, у этого типа довольно-таки азиатские черты лица, — заметил Сережа, искоса взглянув на предмет внимания Бимбо. — По-моему если бы он снял темные очки, мы бы окончательно убедились, что он китаец или вьетнамец!

Друзья взволнованно переглянулись. Неужели Бимбо учуял кого-то, причастного к убийству — или, по крайней мере, знающего какие-то тайны, связанные с убийством?

— Надо бы хоть на секунду подойти к нему поближе, — сказал Петя.

— А он уже выбирается из толпы — видно, глазеть надоело! — сообщил Миша. — Вот удобный повод пройти мимо него!

Друзья неторопливо направились навстречу человеку в темных очках, который как раз выбрался из толпы и зашагал прочь. Когда он поравнялся с друзьями, Бимбо резко повернул голову и чуть не уткнулся носом в карман его брюк. Человек чуть посторонился, на секунду обернувшись к компании мальчишек и девчонок. Судя по тому, как недовольно дрогнули углы его рта, темные очки скрывали раздраженный или подозрительный взгляд. Но Петя с самым невинным видом подтянул Бимбо к себе, еще два раза обмотал поводок вокруг руки, и незнакомец, сразу же забыв о детях, зашагал дальше.

Друзья остановились и поглядели ему вслед.

— Бимбо смущает что-то в кармане этого мужика… — задумчиво проговорила Оса.

Незнакомец в темных очках остановился, сунул руку в карман, вынул оттуда старомодные часы-«луковку» на серебряной цепочке, откинул серебряную крышку часов и посмотрел на циферблат..

— Ребята! — у Пети так перехватило дыхание, с трудом мог говорить. — Если Бимбо смущал запах часов и если от них пахнет так же, как от убитого, то это может означать…

— Я вам не успел сказать! — перебил его Миша. — Китаец говорил, что он не боится в своей жизни ничего, кроме человека с часами!…

— Откуда ты это узнал? — с восхищением спросила Оса.

— Неважно откуда, потом расскажу! Главное…

Но друзья и так уже поняли, что тут главное. И Саша — прежде всех!

— Его нельзя упускать! — заявил он. — Я попробую за ним проследить! Ждите меня в подвале!

И, не вступая ни в какие обсуждения, Саша стремительно рванул вдогонку за незнакомцем.

×