Тайна старого камина, стр. 4

— Я — за! — поддержал ее Петя.

Все остальные тоже были «за», и ребята стали спускаться вниз. После широкой площадки следовала неожиданно узкая и крутая лестница. Когда они проходили мимо двери на улицу, Миша ее толкнул.

— Заперта, — сообщил он друзьям, которые и сами это увидели.

Посередине пролета лестницы, ведущего в подвал, была решетчатая дверь, на которой висел большой замок.

— В подвал хода нет, — проговорил Саша. — Пошли назад!

— Не мешает проверить! — не согласился Петя.

Он подошел к замку и попробовал отомкнуть его дужку. Та легко вышла из паза, и замок остался в руках у Пети.

— Вот так-то! — торжествующе провозгласил он.

— Интересно, случайность это или нет? — спросил Миша.

— Сейчас узнаем. Вперед!

Друзья спустились до конца лесенки, протиснулись сквозь вторую дверь, которую перекоробило и навечно заело в одном полуоткрытом положении, и оказались в подвале.

Сперва они не увидели ничего, кроме переплетения толстенных труб, из которых торчали вентили. Потом ребята разглядели в другой стороне подвала — там, где труб не было, а из зарешеченного окошка в подвал проникало немного света — перевернутые ящики и смутные очертания каких-то предметов.

Петя посветил фонариком по полу. В пыли виднелось несколько цепочек довольно свежих следов.

— Кто-то здесь все-таки обитает… — показал он на отпечатки. — Если только сюда не заходила разок ремонтная бригада.

— Давайте посмотрим, что это за ящики! — произнесла Аня, уже устремившись вперед.

Ребята поспешили за ней. Они увидели пять довольно прочных деревянных ящиков. Нет, ящики никто не перевернул — так казалось издали из-за их странной формы. Они были узкими и длинными, а потому казалось, будто их поставили на попа. Ребята открыли первый ящик. Он был пуст, если не считать квадратных пенопластовых прокладок и поролоновых широких лент. Во всех других ящиках оказалось то же самое.

— В них переносили что-то хрупкое, — сделал вывод Сережа.

Остальные могли лишь согласиться.

— И ящики прочные… — задумчиво проговорила Аня. — Видно, то, что в них было, переносили очень бережно. Но зачем распаковывать их в подвале?

— Их вовсе не обязательно распаковали в подвале, — сказал Петя. — Жильцы любой из квартир, у которых есть черный ход на эту лестницу, могли убрать сюда ящики после того, как распаковали их дома. Чтобы не спотыкаться об них.

— Интересно, что в них было? — продолжал размышлять Сережа. — Судя по форме пенопластовых прокладочек, что-то плоское и прямоугольное. Какой-нибудь дорогой кафель?

— Квартир не так много, всего двенадцать, — прикинул Миша. — Я имею в виду квартиры, выходящие на этот ход. Нетрудно будет выяснить, не покупал ли кто дорогой кафель или изразцовую плитку.

— Послушайте, да зачем нам это выяснять! — вмешался Саша. — Как будто нас это касается! Ну, решили люди обновить кафель в ванной — и на здоровье! Мы-то тут при чем?

— Мы ни при чем, — согласился Петя. — Но вот что интересно: тот, кто приволок сюда эти ящики, знал, что замок на двери подвала не заперт. Откуда это было знать простому жильцу? И потом, зачем столько возни? Не проще ли выставить ящики прямо на площадку за дверью черного хода? Все так делают, когда избавляются от хлама. Нет, им, видишь ли, понадобилось волочь ящики в подвал! Выходит, этим людям есть, что скрывать?

— Ты преувеличиваешь! — запротестовала Аня. — Вовсе это не значит, будто люди пытаются что-то скрыть. Может, они просто не любят, когда у них возле двери торчит всякое барахло!

— Тогда получается, что они часто пользуются дверью черного хода. И, возможно, именно они будоражат собаку… И именно они счистили копоть, обнажив надпись… В общем, надо это расследовать.

— Давайте поднимемся наверх и посмотрим, не стоят ли у дверей черного хода разные вещи, — предложил Миша. — Может, мы сразу догадаемся, из какой квартиры эти ящики.

— Конечно, поднимемся! — ответил Петя. — Но сперва поглядим, что тут есть еще. Мы зациклились на этих ящиках, а здесь ведь не только они…

Рядом с ящиками валялась грязная ветошь, этой же ветошью были укрыты несколько предметов. Спрятанные под складками тряпья, они напоминали гигантских летучих мышей, наполовину сложивших крылья.

Ребята сняли тряпки и увидели несколько больших бутылей темного стекла с длинными и узкими горлышками. Но самое интересное обнаружилось рядом: ломик, фонарик, механическая дрель и лопаточки наподобие мастерков. Все это почти новое добро было аккуратно разложено на старом ватнике.

— Чье это? — задала Аня вопрос, на который, естественно, ответить не мог никто.

— Не знаю, чье, но, похоже, тут странные дела происходят, — проговорил Миша.

Петя взял в руки один из мастерков.

— Его тщательно чистили, но следы копоти на нем остались… — заметил он.

— Выходит, им и отскребали надпись на стене? — спросила Аня.

— Выходит, да.

— Ясно, что это не ремонтники… — Сережа откупорил одну из бутылей и Понюхал. — Фу, вонища! Какая-то химия, — пояснил он друзьям.

— Может, мне отцу рассказать? — спросил Саша.

— Ни в коем случае! — хором возразили ему ребята. А Миша добавил:

— Это наша тайна, и мы сами должны с ней разобраться!

Саша с сомнением поглядел на друзей, но, увидев, что все остальные согласны с Мишей, неохотно кивнул:

— Ладно… Но мы можем здорово влипнуть, если тут поселились какие-нибудь бандиты… Ищи нас потом, свищи…

— Непохоже на бандитов, — ответил Сережа. — Но ясно, что этих людей очень интересует черный ход. И надпись на стене… Кстати, ведь надпись получается как раз напротив того угла, на который воет собака, — повернулся он к Пете.

— Верно, — кивнул тот. — Получается, пес чуял чужих людей… Надо оставить все, как есть. И придумать, как взять черный ход под наблюдение… — Он посветил вокруг фонариком. — Наследили мы тут, по пыли. Это нехорошо. Конечно, если у хозяев этих вещей нет на уме ничего дурного, они внимания не обратят, но если есть — они держат ухо востро.

— Выбираемся отсюда — и наверх! — предложил Миша.

Ребята накрыли тряпьем инструменты с бутылями и покинули подвал.

Но подняться наверх им не пришлось. Едва оказавшись на первом этаже, они услышали отчаянный собачий лай!

Глава III

Посторонний в квартире

Петя помчался наверх, перемахивая через три ступеньки, остальные — за ним. Дверь квартиры оставалась приоткрытой, лай доносился с кухни. Вбежав на кухню, Петя увидел, что в углу возле стола стоит, боясь пошевелиться, незнакомый мужик, а Бимбо сидит напротив и лаем призывает хозяина. Увидев хозяина, пес несколько раз вильнул хвостом и замолк.

Тут и четверка друзей подоспела.

— Что вам здесь надо? — резко спросил Петя незнакомца.

Лицо у мужика было багровое, глазки — заплывшие, поросячьи. Такие физиономии бывают порой у алкоголиков, но на пропойцу мужик похож не был: и одет прилично, и держался вполне уверенно. Скорей всего, ему от испуга кровь в голову бросилась.

— Это у тебя надо спросить, чего твоя собака кидается ни с того ни сего! — рявкнул мужик, переведя дух.

— Ни с того ни с сего? — ехидно переспросил Петя. — Можно подумать, он в вашей квартире на вас набросился…

— Да загнал он меня сюда! — в сердцах выпалил мужик. — А может, я и сам сюда с испугу метнулся, когда он на меня зарычал, встретив на лестничной клетке… — признался он. — Я на минуту голову от страху потерял. Мне наверх надо было подняться…

— Зачем? — спросил Петя.

— К машинному отделению лифта! Жалобы поступили, что с лифтом какие-то неполадки… Вот. — Мужик вынул из кармана связку ключей. — У меня и от лифта ключ, и от черного хода. А эта псина!.. — Он чуть не плюнул от досады, но вовремя спохватился.

— Понятно. — Петя немного подумал и решил, что мужик говорит правду. — Извините, что так получилось. Но этот пес привык охранять… Извините еще раз. Бимбо, ко мне! Проходите, пожалуйста. При мне он вас не тронет.

×