Трагический исход, стр. 73

Но Владимир захохотал:

– Только не вам, мой дорогой отец, упрекать меня в жестокости! Вы хотели погубить мою возлюбленную, я занялся вашей дочерью!.. Борьба идет на равных условиях, как вы видите, око за око, зуб за зуб!.. Только я не совершу той ошибки, которую вы допустили… Вы, Фантомас, доверили свою дочь мамаше Тулуш и Бедо. Не будь они столь глупыми, что помогло мне убрать их с моего пути, не болтай они так много лишнего, никогда я не смог бы похитить вашу дочь… Я сам не смог бы доверить свою пленницу кому попало! Элен здесь совершенно одна. Только я один заложил матрасами стены этой комнаты, только я один прихожу сюда время от времени и приношу еду, чтобы поддержать ее жизнь и продлить мучения.

И после нового взрыва хохота Владимир повелительно добавил:

– Теперь вы признаете, что я вам не солгал. И если мы с вами не придем к обоюдному соглашению, если вы не захотите мне вернуть Фирмену, ваша дочь умрет здесь! И в этом помогут мне время, а также голод и жажда!

Владимир выражал свои мысли с безграничной жестокостью.

Ему казалось, что именно он одержал победу над Фантомасом…

Можно сказать, что сын даже превзошел в жестокости своего отца.

Фантомас не возражал…

Он бросился к изголовью несчастной Элен. Развязывая веревки, стягивающие тело молодой девушки, он шептал на ухо:

– Элен, Элен, прости меня! Скажи мне, что ты по-прежнему любишь меня!.. Скажи, что ты продолжаешь верить, что я твой отец…

Несомненно, молодая девушка долгое время пробыла в ужасных условиях.

Ее белые тонкие кисти рук, которые сжимал Фантомас, были холодными… А сами руки повисли, как плети…

И когда Фантомас приподнял ее легкое тело, ему стало страшно – голова ее безвольно запрокинулась назад…

– Элен! Элен! – прохрипел он.

Фантомас снова уложил Элен на кровать и, приложив ухо к ее груди, побледнел.

Затем он внезапно выпрямился. Кровь снова заструилась в его жилах, глаза вновь метали яростные молнии.

– Она жива! – произнес он, подойдя к своему сыну. – Владимир, Элен жива! Ты слышишь меня? Она жива.

В этот момент Фантомас говорил так необычно, так взволнованно, что сыну Фантомаса, князю Владимиру стало вдруг страшно…

Какой новый взрыв неистовства овладел Фантомасом?

Почему он так дрожит, сотрясаясь от приступа гнева, который, казалось, не может больше сдерживать?

Владимир произнес:

– Конечно, Элен жива. Черт возьми, что же тут странного? Я надеюсь, что Фирмена…

Князь Владимир подыскивал слова. Он побледнел. И задрожал, как его отец! Убийца Фавье не мог обмануться в чувствах Фантомаса!

Приняв надменный, вызывающий вид, неуловимый маэстро ужасов, казалось, рассматривал его с внутренним превосходством…

– Элен жива, – произнес Гений зла, ты вернул мне Элен живой!.. Да, Владимир… ты не в силах состязаться со мной, и волей-неволей тебе придется смиренно подчиниться моему закону! Ты вернул мне Элен живой, но ты мучил ее… Так вот, послушай! Ты поплатился за это! Я только что наказал тебя за твою дерзость! Так вот, ты мне вернул Элен живой, а я тебе верну Фирмену мертвой! Я убил ее… Своими собственными руками! Убил у доктора Юбера!..

Затем Фантомас скрестил руки на груди. Зло усмехаясь, он увидел, как сильно побледнел его сын Владимир.

Искаженные черты лица того, кто был ранее князем Владимиром и еще два дня тому назад бароном Жоффруа де Леско, выражали неподдельное горе. Фантомас же, казалось, наслаждался этим!

– Нужно порвать со мной или уступить! – произнес он медленно. – Ничто на свете не может быть сильнее моего желания. С помощью хитрости или силы я стал властелином над всеми, владыкой и останусь им на долгие годы. Послушай, Владимир, примирись с моим законом! Я победил! Твоя Фирмена умерла, а моя Элен осталась живой!

Да! Это действительно был дерзкий вызов… страшный вызов…

Фантомас, опьяненный победой, держался явно вызывающе по отношению к своему сыну!

Сначала Владимир под влиянием ужасного горя был неподвижным, немым, как будто его внезапно парализовало…

Казалось, еще секунда – и несчастный умрет от ярости, от стыда…

Но спустя некоторое время его мертвенно-бледное лицо вдруг побагровело.

– Вы победили? – закричал он громко. – Нет, еще не совсем! Вы сказали, Фирмена умерла… Так пусть умрет ваша Элен!

В безумном порыве князь Владимир бросился вперед…

Он резко отбросил в сторону Фантомаса, рванулся к Элен!

И он сжал своими руками ее горло…

– Назад, негодяй! – раздался вдруг чей-то громкий голос.

Затем прозвучали подряд два выстрела из револьвера.

Послышался шум голосов, и все смолкло! Наступила тишина, нарушаемая лишь хрипами, затрудненным дыханием.

– Элен! Элен!

В комнате, еще хранившей суматоху событий, с трудом поднимался с пола Фандор.

Молодой человек почувствовал что-то теплое и липкое на своем лбу.

Уж не ранен ли он?

Он вспомнил, что пуля задела его голову как раз в то время, когда он стрелял из револьвера.

Но что же произошло?

Продолжая звать Элен, Фандор попытался восстановить произошедшие события.

Как же это было? Сопровождаемый Зизи и Малышом, Фандор пришел на Монмартр, затем он направился к дому, где Элен держали как пленницу, к дому, который обнаружил Бузотер, все время что-то выведывающий, а затем часто посещал и барон Жоффруа де Леско.

Когда Фандор поднялся на третий этаж, то он заметил через полуоткрытую дверь, что какой-то человек бросился, сжав кулаки, к несчастной Элен, лежащей неподвижно.

Тогда Фандор ринулся вперед, дважды выстрелив из револьвера.

У него создалось впечатление при беглом осмотре, что в комнате, кроме Элен, находились еще три человека.

Кто же были эти трое?

И Фандор, который вспоминал все с трудом, продолжал, стоя на коленях, звать:

– Элен! Элен!

Молодой человек услышал вдруг шум, хрипы.

– Боже мой! – воскликнул Фандор. – Кого же я ранил?

Он достал из кармана электрический фонарик, вынул его и включил. Прежде всего он посмотрел на кровать, где лежала его невеста.

Но кровать была пустой! Элен исчезла!

Узкий луч света фонарика побежал дальше.

И вдруг Фандор закричал от ужаса. Еще минуту назад он спрашивал себя, кого же он ранил. Теперь все сомнения отпали!

Наискосок от двери в нескольких шагах от себя он увидел тело ребенка. Страшные судороги сотрясали его.

– Это Малыш, бедный Малыш, в которого я попал, – прошептал Фандор.

Спотыкаясь, обезумев от ужаса, Фандор бросился к умирающему…

Но, продвигаясь вперед, он заметил новую жертву, лежащую вниз лицом.

Фандор был вне себя от горя.

Он задыхался в буквальном смысле слова.

– Жюв, Жюв! Боже мой, что же я наделал? Наверное, моя вторая пуля убила его.

И Жером Фандор упал на колени перед своим верным другом…

Да, теперь он отчетливо вспомнил, как все это произошло.

В тот момент, когда Фандор бросился на спасение Элен, Жюв, спрятавшись, по всей вероятности, в комнате, тоже не усидел на месте.

И именно фатальность случая привела к страшной развязке трагического момента!

Фандор выстрелил, но в происходящей борьбе выстрелы отклонились от цели.

Малыш упал смертельно раненный, а Жюв оказался тяжело раненным.

– Жюв! Жюв! – кричал Фандор. – Ради Бога, слышите ли вы меня?

Он приподнял тело полицейского и очень обрадовался, когда на его страстный призыв Жюв слегка шевельнулся.

– Ушли, – прошептал полицейский, – они убежали.

– Скажите ради Бога, что с вами? – повторял журналист.

Жюв окончательно пришел в себя.

Беспамятство, из которого он вышел, привело его к некоторой растерянности, однако, он настойчиво шептал:

– Ничего! Я ранен в руку. Я считаю… ничего! Мы еще возьмем реванш!..

И когда Жером Фандор еще продолжал задавать вопросы, на которые пока не было ответов, внезапно произошло новое событие.

Им вдруг показалось, что весь дом полностью начал сотрясаться, покачиваться на своем фундаменте из стороны в сторону…

×