Записки магистра Леснида, стр. 2

За предмет обидно.

Ненавижу лицемерных лордов, единственным достоинством которых является наличие денег.

* * *

На выдранном из журнала распределений листе, где вычеркнуты два десятка имен и поперек написано крупными буквами: «Вы идиот. Первокурсники!!!»

Поскандалил с завкафедрой теормагии. Каково бы ни было финансирование, и какими бы тупицами ни были студенты, это не повод подвергать их опасности. Так что практику в приграничье утвердили только для старших курсов и только в особых случаях. По согласованию с Крылом Надзора и Опеки. А этот теоретик пытался всех от мала до велика по крепостям прогнать! Вот за что нам бы родители спасибо не сказали.

Пожалуй, только некроманты только и справились бы.

* * *

Там же.

Кто пишет пособия по темной магии для кафедры некромантии? Хочу такие же по алхимии!

* * *

На свитке белой, надушенной бумаги, валяющемся второй год в нижнем ящике стола. Запах очень хорошо отпугивает крыс.

Ох уж эти цеховые знакомства!

Не получить нам нормальных пособий. Цена… Свет с ней, но приложение «услугу за услугу»! Ну его к Темным Магистрам.

* * *

На обгорелом листе бумаги с художественно оборванными, будто изгрызенными краями.

Ненавижу детей. Всех. Скопом.

Как, скажите, можно из трех абсолютно безвредных и инертных веществ создать столь взрывчатую смесь? Вся лаборатория третьего курса выгорела, а у целителей началась досрочная практика по ожоговой терапии. Троица зачинщиков эксперимента сильно обгорела, остальные дыма надышались.

И ведь не поленились вечером пробраться, затаиться и поработать.

Я говорил, что урезание программы до добра не доведет.

Хмм… Тяга к экспериментам в детях неистребима.

Надо бы ограничить. Хотя бы количество детей, лазающих, куда не просят.

Например, ввести для самых…активных… дежурства по лабораторному корпусу. В наказание. И случайно оставить какой-нибудь кабинет открытым. В конце концов, проще отписаться одной паре возмущенных родителей, чем десятку.

* * *

На очередном списке первокурсников.

Опять… надоело то как! Добрым не буду. Вот пусть Сергий пробует. В конце концов, нужна же ему практика, а то забился в лаборатории и экспериментирует. Получил зимой мастерский патент и допуск к Высшей алхимии. Смех какой, раньше все эти зелья на третьем-четвертом курсе проходили.

* * *

На пригласительном билете из плотного картона с королевскими вензелями.

Они издеваются! Присылать мне приглашение на осенний бал. Сходить, что ли?

* * *

На этикетке от дорогого вина.

Сходил. Испортил настроение парочке мелких лордов.

Ненавижу аристократию.

Но вино у них хорошее. Пару бутылок унес и распил потом со своими… Куда как лучше кампания.

* * *

На очередном списке первокурсников.

Вот оно, зримое воплощение давних кошмаров! Студенка – милая леди, за которую заплатил отец. Девица – бесталанный перестарок с дурным характером.

Терпеть не могу эту …! Заранее.

…я был прав. Это оно! Кошмар. Ночной.

Она еще и наглая безмерно. Хамит без повода! А личико такое невинное… Змеюка. Почему отец ее замуж не выдает? Никто не берет, наверное…

…Одни проблемы от этой мерзавки.

* * *

На табеле, в ярости исчерканном до дыр.

Кто бы еще умудрился под ненаправленный перенос попасть? И вернуться.

Вернуться, чтобы изводить меня еще больше. Совсем у этой девушки пропали понятия о приличиях. Зато откуда-то способности появились.

Как в старом анекдоте! «Отчего это она так переменилась за лето?»

Стало куда хуже. Она повадилась экспериментировать. Со всем подряд! В том числе с запретной информацией. И мешать магию с алхимией. Откуда-то сила взялась… так и прет теперь!

А отчитываться перед попечителями мне! За взорванную лабораторию, за испорченные книги и вообще…

Приятели ее еще жуткие. Единственные некроманты, не способные следовать правилам!

Ненавижу…

Ну, приходите ко мне на зачет! Дождетесь…

* * *

На титульном листе дипломной работы, украшенной гербами и вензелями, прошитом золотой нитью.

Это бесполезно. Допустить и забыть, как страшный сон. Пусть кого-нибудь другого мучает.

* * *

На выдранном из толстой пачки сероватом тонком листе отчета о нарушениях режима.

Ненавижу любимчиков. В особенности таких… не заслуживающих на самом деле снисхождения. А эта Эйден явно была любимицей милорда ректора. Ведь даже за явные нарушения ее не наказывали как должно! Хвала Свету, закончила наконец-то Школу.

Надеюсь больше это не видеть.

Никогда.

×