Большое сердце маленькой мышки, стр. 2

– Неужели вы не могли остановить меня иначе?

– Я был ограничен во времени и не знал, кто вы такая. ― Простой вопрос и такой сложный ответ. С тех пор как она послала сообщение Нейту Барретту об инфаркте его деда, все пошло наперекосяк.

Он сам не мог признаться, что прикоснуться к бархатной коже девушки его толкнула не столько целесообразность поступка, сколько желание.

– На тот момент мне казалось, что это лучший способ лишить вас вашего оружия, не привлекая внимания адвоката.

Легкое прикосновение, два незначительных поцелуя. А обернулось все внезапно вспыхнувшей страстью.

– Полагаю, мне следует благодарить вас, хотя вы направили Маргарет по ложному следу, продемонстрировав нашу близость. И кстати, ― Крисси поджала губы, ― я не ношу кухонную утварь в волосах, просто это не совсем обычные шпильки и они были под рукой.

Он закивал головой. У девушки необычно и мышление, интересно, в любви она такая же находчивая и оригинальная? Нейт снова почувствовал, как его охватывает жар.

Впрочем, слишком пылкие отношения его не волнуют. Он предпочитает оставаться в одиночестве, иногда заводя интрижки с ординарными женщинами. А Крисси Гэбл к ним не относится.

– А я было подумал: очень изобретательно впихнуть в волосы предметы сервировки стола, хотя и восточного.

– По крайней мере не избито. ― Девушка поправила очки на переносице.

Он с любопытством оглядел ее. Темно-каштановые волосы, забранные в элегантный узел на макушке, серый деловой костюм, подчеркивающий прелестную фигуру и делающий цвет глаз насыщеннее.

Эти глаза за огромной роговой оправой очков становились почти стальными, когда обращались к нему. Она ясно демонстрировала свое недовольство.

– Я вам не нравлюсь?

– Не нравитесь. ― В сторону любовь, поцелуи, томные вздохи. ― И я не уверена, что могу доверять вам, но вы единственная моя надежда.

– У вас нет другого выбора. ― Кроме того, вы мне нравитесь, Крисси Гэбл, и мало ли что из этой симпатии получится. ― С дедом произошло несчастье. Неужели вы думаете, я бы остался безучастен?

На ее лице отразилось сомнение, девушка бросила на него скептический взгляд: откуда, дескать, такое рвение после стольких лет отсутствия?

И как оправдываться велите? Сказать, что решился уехать за границу, потому что молодая жена деда скинула одежды и забралась в постель внука чуть ли не на следующий день после свадьбы?

Тогда он промолчал, а сейчас тем более не собирается обнажать душу перед этой задиристой женщиной!

– Пришло время проведать деда.

– Я пойду с вами. ― Она закусила губу и нехотя буркнула: ― И спасибо, что остановили меня. Впрочем, если вы расстроите Генри, берегитесь.

– Он в сознании? ― Его сердце сжалось; мгновение ― и он заговорит с дедом, встретит тоскливый взгляд. Так тот смотрел на него тогда, моля дать ему объяснения по поводу внезапного отъезда.

Шесть лет назад Нейт отказался давать объяснения, и Генри за гроши продал ему филиал компании. Нейт в ответ превратил маленький филиал в концерн с баснословными фондами, пытался быть щедрым и вернуть долги, но Генри денег не принял.

Три года назад, почувствовав себя плохо, он позвал Нейта, но тот не пожелал возвращаться.

– Вы сказали, он может говорить…

– Мне очень жаль… Нет. Я придумала это, чтобы удержать Маргарет. Он без сознания. ― Ее губы скривились. ― Это временно. Он вернется к нормальной жизни и найдет ключ к кроссворду.

– Какому кроссворду? ― Нейт покачал головой. Сейчас главное, чтобы дед выжил, выздоровел. И он как внук обязан удержать компанию на плаву. ― Неважно. Если состояние моего деда не временное…

– Конечно, временное. ― Она говорила с такой ярой убежденностью, что у него по спине побежали мурашки.

– Никто не может гарантировать, ― Нейт приподнял бровь, пряча за наигранным спокойствием неловкость и страх.

– Генри обязательно поправится. Иначе быть не может. ― С этими словами девушка открыла дверь в палату и вошла.

Нейт последовал за ней. Дед выглядел ужасно ― опутанный трубками и проводками, он неподвижно лежал на кровати и был трогательно беззащитным. Казалось, с момента последней их встречи прошло не шесть лет, а все двенадцать.

Этот больной, разбитый мужчина никогда уже не станет у руля компании. Генри стукнуло семьдесят, ему еще несколько лет назад следовало подумать о пенсии. Нейт ни за что в жизни не вернулся бы в Австралию, если бы не несчастье.

– Грэмпс. ― Слово застряло в горле, так он не называл деда с тех пор, как вырос. Наклонившись вперед, он коснулся бледной неподвижной руки на покрывале.

– Удивлен… ты… приехал. Не… нужно, ― внезапно отозвался больной.

Голос деда звучал надтреснуто, дыхание было слабым, прерывистым. Нейт закрыл глаза, стараясь сохранять спокойствие.

– Я должен был приехать.

Я должен был приехать, но как только ты пойдешь на поправку, я уеду.

Крисси схватила другую руку старика.

– Вы говорите! Как я переволновалась. Я присмотрю за всем на работе, не беспокойтесь…

– Я все сделаю, ― прервал девушку Нейт. ― Будь уверен.

– Не… нужно… ― Генри умолк, чтобы выдохнуть.

– Можешь доверять мне. ― На лице Нейта заходили желваки.

Понял ли дед, что он не хотел обидеть его ни шесть лет назад, ни сейчас?

Все, что я могу для тебя сделать, Грэмпс, ― это не дать разрушить твой бизнес.

– Нейту не нужно оставаться здесь, в ваше отсутствие я смогу управлять компанией, а вы лежите, набирайтесь сил и выздоравливайте. ― Подбородок Крисси задрожал. ― У вас случился удар, и, если вы не присмотрите за собой, может последовать еще один. ― Она осторожно выдохнула, наклонилась вперед и зашептала: ― Кто тогда закончит кроссворд? И кто будет спорить со мной по поводу футбольных команд?

– Мне… нравится… футбол. ― Рот Генри слегка изогнулся в страдальческой улыбке.

– Мы будем смотреть матчи по вашему огромному телевизору. ― Ее голос сделался ласковым и нежным.

Насколько близок дед со своей секретаршей? ― озадачился Нейт. Генри повернулся к нему. Его усталые глаза долго шарили по лицу внука, затем взгляд потеплел, исчезли гнев и недоверие.

– Ты… можешь… управлять… пока я не… оклемаюсь.

Эти слова Нейт и рассчитывал услышать.

– Будь спокоен, отдыхай. ― Он поднялся со стула.

В палату заглянула медсестра.

– Как дела?

– Генри пришел в себя, ― выпалила Крисси, ее щеки порозовели от радости. ― Он очнулся, и мы поговорили. Его речь медленная, но связная.

– Отлично, ― широко улыбнулась медсестра. ― Я сообщу доктору.

– Поправляйтесь. ― Крисси поцеловала старика и отступила от кровати.

Нейт немного смешался, затем пожал руку деда.

– Поговорю с врачом о том, чтобы перевезти тебя отсюда. Мне не нравится система безопасности в этой больнице.

Крисси уже было открыла рот, чтобы спросить ― куда, но Нейт предупредил ее кивком головы.

– Не здесь.

Когда они оказались достаточно далеко от палаты, она повернулась к Нейту, ее глаза возмущенно сверкали.

– Вам не стоит оставаться в Австралии дольше, чем на день, я сама управлюсь с делами. И кстати, куда вы собираетесь перевезти моего босса?

×