Сватовство к Этайн, стр. 5

О Бе Финд, пойдешь ли со мной,
в дивный край, где нет наконечников копий,
волосы там, словно венок первоцвета,
тело ж как снег бело и прекрасно.
Нет в том краю слов «мое» и «твое».
Зубы белы там, а брови черны,
дивятся глаза там послушным телам,
щеки краснеют, как наперстянка.
Шеи там – стебли цветов,
яйца дроздов – наслаждение для глаз,
славно проникнуть в Маг Фаль,
тоскливо, коль знаешь Маг Мар.
Хоть по душе тебе пиво с Инис Фаль,
больше пьянит пиво Тир Мар, [26]
прекрасна страна, о которой пою,
до старости все там юны.
Сладчайшие теплые реки текут в том краю,
любые там вина и мед
благородны там люди без всяких изъянов,
без похоти и без греха там зачатье.
Виден нам всякий в любой стороне.
нас же не видит никто,
тьма деяния Адама
спасла нас от общего счета.
О женщина, если придешь в благородный мой край,
на чело тебе ляжет златая корона,
пиво, вино, молоко ты и мед
будешь вкушать там со мной, о Бе Финд!

И отвечала ему Этайн:

– Пойду я с тобой, если сумеешь заполучить меня у моего мужа, а если не сумеешь, то и не пойду. [27]

(…)

Тогда назначил Мидир встречу через месяц от того дня. В ту, пору созвал Эохайд лучших воинов и храбрейшие отряды Ирландии в Таре. Встали они вокруг нее и внутри, а король с королевой заперлись во дворце, ибо знали они, что придет к ним могущественнейший муж. В ту ночь сама Этайн разносила благородным ирландцам напитки, и было это одним из ее великих умений.

Так сидели они и беседовали и вдруг увидели Мидира, шедшего к ним по королевским покоям: И всегда-то он был прекрасен собой, а в ту ночь еще прекрасней. Удивились тут все и примолкли, а король приветствовал его.

– Для того я пришел, – сказал Мидир, – чтобы получить обещанное. Да воздастся мне должное, как и я дал тебе то, что сулил.

– Не думал я о том до сегодняшней ночи, – сказал на это король.

– Сама Этайн обещала уйти со мной, – сказал Мидир. —

Тут залилась Этайн румянцем.

– Не красней, о Этайн, – сказал тогда Мидир, – ибо нет здесь ничего недостойного женщины. Целый год сулил я тебе самые прекрасные дары и все сокровища Ирландии, но не смог увести без согласия Эохайда. Воистину, пришлось мне завоевать тебя!

– Предупреждала я, – сказала Этайн, – что не отправлюсь с тобой, прежде чем не получу согласия Эохайда. Если решил уступить он, то можешь меня забирать.

– Не уступлю я тебя, – сказал на это Эохайд, – но пусть он обнимет тебя там, где ты стоишь, посреди дома.

– Так тому и быть, – сказал Мидир.

Тут взял он свое оружие в левую руку, а правой обнял Этайн и унес ее с собой через отверстие в крыше дворца. Устыдились тогда воины и окружили своего короля. Потом увидели они в небе над Тарой двух лебедей, что полетели в сторону Сид Фемен. [28] Отправился Эохайд со своими лучшими воинами к Сид Фемен, что зовется иначе Сид Бан Финд. И говорили тогда ирландцы, что надобно разрушить все волшебные холмы, какие только ни есть в Ирландии, дабы возвратилась к королю супруга.

Принялись воины срывать Сид Бан Финд, но тут явился к ним некий человек и сказал, что не бывало здесь женщины.

– Сам правитель сидов Ирландии приходил к вам, – сказал он еще, – а сейчас он и женщина в своем королевском дворце. Идите же, пока не дойдете туда.

Отправилось войско на север и стало срывать волшебный холм. Целый год да три месяца провели там воины, но все, что удавалось им вырыть за день, к утру возвращалось на место. Тогда возвратились воины к Сид Бан Финд и снова принялись разрушать го. И опять, явился к ним некий человек и сказал:

– Зачем выступаешь ты против нас, о Эохайд? Не уводили мы твоей жены и не творили иного зла. Остерегись же говорить то, что может повредить королю.

– Не уйду я отсюда, – сказал Эохайд, – пока а не узнаю, как вернуть мне свою жену.

– Возьми слепых щенят да слепых котят, – услышал он в ответ, – и брось их. Да делай так всякий день.

– Тогда ушли они, и сделал король, как было ему сказано. Когда же принялись они опустошать Сид Бри Лейт, то увидели вдруг идущего к ним Мидира.

– Зачем выступаешь ты против меня? – спросил он. – Довольно ты сделал мне зла, дав непосильную работу. Ты сам уступил мне свою жену, так не причиняй же мне больше вреда.

– Не будет она с тобой, – сказал на это Эохайд.

– Не будет, – ответил Мидир, – возвращайся же к дому и жди ее утром назавтра. И если на сей раз успокоился твой дух, перестань творить зло.

– Я согласен на это, – сказал Эохайд.

Тогда скрепил Мидир их договор и удалился прочь.

На другой день утром увидели воины пятьдесят женщин, лицом и одеждой во всем схожих с Этайн. Замолчали воины, а стоявшая перед девушками грязная служанка сказала королю:

– Теперь отыщи свою жену или возьми любую из них, ибо пришло нам время отправляться домой.

– Что же нам делать? – спросил Эохайд ирландцев. – И как превозмочь сомнения?

– Нечего нам сказать тебе, – отвечали воины.

– Тогда слушайте, – сказал Эохайд, – во всей Ирландии никто не подает напитки искусней, чем моя жена. Так я и узнаю ее.

Тогда поставили они двадцать пять девушек с одной стороны дома и двадцать пять с другой, а между ними котел с напитком. По одной с каждой стороны подходили к нему девушки, но все никак не мог Эохайд узнать Этайн. Наконец, осталось их всего две. Подошла первая из них к котлу, и тогда сказал Эохайд:

– Вот Этайн, да все же не она сама.

Стали тогда ирландцы переговариваться.

– Воистину она Этайн, хоть и не в обычае той так разливать напитки.

Тут удалились остальные девушки. Возрадовались ирландцы что совершил король великое деяние и славно отличились быки, и спасли они женщину от людей из волшебных холмов.

Как-то погожим днем беседовали Эохайд с Этайн в королевском дворце и вдруг увидели идущего к ним Мидира.

– Добро тебе, о Эохайд, – сказал Мидир.

– Добро и тебе, – отвечал Эохайд.

– Не по чести поступил ты со мной, задав непосильные работы, – сказал Мидир, – и всегда ожидая зла.

– Не уступал я тебе своей жены, – сказал Эохайд.

– Скажи, есть ли у тебя еще дело ко мне? – спросил Мидир.

– Пока не дашь ты другого залога, не стану я говорить об этом, – ответил король.

– Скажи мне, доволен ли ты? – спросил Мидир.

– Вполне, – отвечал Эохайд.

– Я тоже доволен, и знай же, что понесла твоя жена, когда была со мной и родила на свет дочь, что сидит сейчас подле тебя, А жена твоя осталась со мной, и теперь ты снова отпустил ее.

С тем и ушел он.

Не стал тогда Эохайд снова идти войной на чудесный холм Мидира, ибо связан он был зароком. Воистину тяжело было ему от того, что пропала его жена, а дочь возлегла с ним на ложе. И зачала она от короля и принесла ему дочь.

– О боги, – сказал тогда Эохайд, – клянусь, что вовеки не посмотрим мы друг на друга с моей дочерью.

Тогда отправились двое слуг бросить девочку в колодец с хищными зверями. В самой глуши Слиаб Фуайт набрели они на жилище Финдлама, – пастуха из Тары. Никого не было в ту пору у него в доме. Поели они, а потом бросили девочку собаке со щенятами и пошли прочь. Вернулись обратно пастух со своей женой и увидели прелестную девочку. Удивились они и принялись растить ее, не зная, откуда она появилась. Выросла девочка крепкой, как и подобает дочери короля с королевой. Никому не сравниться было с ней в рукоделье. На что бы ни упал ее взор, все умела она украсить своими руками. Так и росла она в доме Финдлама и его жены, пока не увидели девушку люди короля Этерскела. Сказали они о том королю и тогда силой увели девушку, и сделалась она женой Этерскела. Стала она матерью Конайре, сына Этерскела.

вернуться

26

Маг Фаль, как и Инис Фаль (Долина Фаль и Остров Фаль), – Ирландия. Маг Мар и Тир Мар (Великая Долина и Великая Земля) – названия счастливого потустороннего мира ирландцев.

вернуться

27

… то и не пойду – Далее следует интерполяция и отрывок реторики, которые мы оставляем без перевода.

вернуться

28

Сид Фемен – знаменитый в ирландской традиции волшебный холм, расположенный близ совр. Сливенемон (графство Типперери)

×