Большое драконье приключение, стр. 2

— А потом? — скача по ступенькам, спросил Брик.

— Видно будет!

Самого расторопного из преследователей парнишка очень удачно пнул ногой в живот; ландскнехт, отшатнувшись, чтобы смягчить удар, своротил перильца галереи, описал в воздухе красивую дугу, свалился прямо на люстру — деревянное колесо с горящими свечками по ободу, прикованное цепью к крюку в потолке, и, приходя понемногу в себя, раскачивался там.

Одна из дверей верхних номеров показалась Брику подходящей на вид. Чтобы сорвать ее с петель, хватило одного удара ногой, и стон, который она при этом издала, свидетельствовал о том, что подобное проделывают с ней не впервые. Невзирая на истошный визг обитательницы номера и неуверенную брань ее гостя, союзники вихрем пронеслись по комнате, и лишь у окна Брик чуточку заколебался: черт знает, как здесь может быть высоко?

Однако его неожиданный приятель, даже не посмотрев вниз, сиганул с подоконника, и Брику, уже слышавшему на лестнице тяжелые шаги, не оставалось ничего иного, как только отправиться за ним следом.

Он очень удачно приземлился на кучу сена, сваленную на заднем дворе таверны. Его товарищ был уже в седле.

— Садись верхом и побыстрее! Пора удирать отсюда.

— Совесть не замучает тебя, если я позаимствую лошадку у наших общих приятелей?

— Мы с ней договоримся, — усмехнулся в ответ незнакомец. — А эти ребята легко добудут себе других. Думаю, сами они при случае поступили бы так же, а кроме того, ты имеешь полное право на возмещение морального ущерба. Так что они не должны быть на нас в особенной обиде.

Недолго думая, Брик вскочил на коня, и они рванули с места в карьер.

Опасаясь погони, они бешено скакали до тех пор, пока плывущая по небу полная луна не стала склоняться к западу. Брик с отрочества выигрывал призы на скачках — он вообще преуспевал в рыцарских искусствах — и полагал, что ему время от времени придется поджидать своего спутника, но тот, пригнувшись к гриве и по-жокейски сжавшись в седле, цепко держался в полукорпусе позади него.

— Оторвались, как ты думаешь? — поинтересовался Брик, натягивая поводья.

— Порядок. Можем дать отдохнуть лошадкам.

Они поравнялись и поехали шагом.

— Какая ночь! — вздохнул спутник Брика, оглядываясь вокруг и с удовольствием вдыхая прохладный майский воздух.

— Да уж! — буркнул Брик, ощупывая распухающую губу.

Но ночь и вправду была хороша. Полная ароматов, свежести и звезд, она баюкала в черном небе круглую луну. В такую ночь, в полнолуние, хорошо начинать новые дела.

Не спеша, они ехали вдоль берега озера, мерцавшего колдовским светом. Спустя совсем немного времени ночь подернулась легкой сизой мутью, предвещая встающий в дымке рассвет.

— Ты вроде не настолько пьян, чтобы ввязываться в любую драку, — заметил Брик, деликатно подходя к занимавшему его вопросу о том, на кой дьявол его спаситель сделал то, что он сделал.

— Я трезв, как стеклышко, — отозвался тот. — Просто я терпеть не могу этих ребят: ведут себя будто на оккупированной территории. Ну и… шестеро на одного — это неприлично. А теперь рассказывай.

Брик кивнул. Это было честно. Парень помог ему, а значит имеет право на удовлетворение любопытства.

— Меня зовут Барнби Готорн. Я из северных Готорнов, — начал он. — Младший сын в семье. Угораздило же! По обычаю должен был стать монахом в обители святого Витольда. Должен. Ну, я поразмыслил и решил, что никому ничего не должен. Сбежал. Из-за этой чертовой традиции меня даже не посвятили в рыцари. Друзья называют меня Бриком, — подумав, добавил он.

— Александр, — представился его новый друг. — Из Бычьего Брода [1]. Ты можешь называть меня Санди.

Брик не хихикнул только потому, что разбитая губа ему этого не позволила: с таким апломбом тот произнес название своей деревушки. Потом, однако, он поглядел на своего товарища повнимательнее.

Он был ниже Брика более чем на полголовы, сильным не казался, однако сложен был ладно и ловко, а в его умении работать кулаками Брик уже убедился. Аккуратную замшевую куртку на груди перетягивали два кожаных ремня: от ножа и от фляги, а сбоку — Брик углядел — висел меч. Небогатый, не очень тяжелый, но добрый. И вообще, от парня веяло каким-то несокрушимым спокойствием, добротностью, первым сортом, что ли. Непрост, ох как непрост. Хотя… ну что в нем такого особенного? Невысокий, ладный, но не коренастый, не силач, не красавец. Пожалуй, из них двоих у Брика была более выигрышная внешность. Высокий, черноволосый и черноглазый, он давно уже осознал, что неотразим для прекрасного пола. Санди не поражал открытой мужественностью. Его каштановые волосы заметно отливали рыжиной, у него были прямые густые брови, ясные серые глаза и чуточку приподнятый нос. В бритве он пока не нуждался, а кожа его показалась Брику слишком светлой, словно он мало бывал на солнце. Но держался он, прямо скажем, с уверенностью опоясанного рыцаря, о чем Брик не преминул тут же его спросить.

— Нет, — отрекся Санди. — Я не рыцарь и, наверное, никогда им не буду. Я, видишь ли, мещанского сословия. — И заметив скользнувший по мечу взгляд Брика, пояснил: — Без этого приятеля просто нельзя в дороге, если хочешь сберечь свою шкуру.

— Откуда ты такой взялся? — не выдержал Брик.

— А у нас в Бычьем Броде все такие, — парировал Санди. — Моя история, в сущности, похожа на твою. У меня тоже было теплое и скучное местечко, и вот однажды я собрался и отправился на поиски новых знаний и…

— Что "и"?

— И приключений.

— Тогда ты попал по адресу, — грустно сказал Брик. — Этого добра на мою голову валится предостаточно, и ничего хорошего я в них до сих пор не находил.

Санди покосился на него.

— Может быть, ты просто не умеешь получать от них удовольствие?

— Удовольствие? Морду набили, рукой не пошевельнуть, а всё из-за чего? Из-за места за столом… Тьфу!

— Но зато тебе не пришлось платить за ужин и за ущерб, ты почесал кулаки и едешь верхом чудной ночью при полной луне. По-моему, ты в выигрыше, парень. К тому же дрался ты просто здорово!

Брик почувствовал себя польщенным и одновременно странно пристыженным.

— Куда ты собираешься двинуться? — спросил он.

Санди помолчал.

— Я еду в столицу, — наконец сказал он. — Мой профессор говорил, что я обязательно должен побывать в Университете. Да и вообще, я столько слышал и читал о ней, о златоглавой Койре, невесте моря, матери городов… Мне очень хочется пройти по ее улицам. И я достаточно свободен, чтобы удовлетворить подобное желание. Так что, — добавил он будничным тоном, — я двигаю в столицу. А каковы твои планы?

— Нет у меня планов, — признался Брик. — Я хотел наняться к какому-нибудь герцогу на службу: чтобы он был силен, богат, щедр и весел. Но… выполнять приказы какого-нибудь пьяного идиота?! Понимаешь, раз уж я обрел свободу, мне бы хотелось ею как следует распорядиться. Сам себе хочу быть хозяином.

Санди мимолетно улыбнулся.

— Почему бы тебе не присоединиться ко мне? Я не силен и не богат… однако живу сам и жить даю другим. Поехали в столицу, Брик!

Столица! Сколько соблазнов таит в себе одно лишь это слово, даже если речь не идет об овеянной легендами, носящей пояс из замшелых парапетов и диадему из золоченых шпилей красавице Койре. Где, как не там, открыта дорога юному честолюбию!

— Да здравствует Койра! — воскликнул Брик.

2. О ЛЮБИМОМ ОРУЖИИ

— Санди, ты мужчина или кошка?

Санди поднял глаза от сапога на Брика, валяющегося на постели в полном обмундировании.

— Посмотри на свои сапоги, мужчина! У них такой вид, будто ты ежедневно, гуляя по проселочным дорогам, попадаешь в дождь.

Брик лениво посмотрел на свои ноги.

— Ну и что? Я почему-то не замечаю… м-м… И не такие уж они грязные.

Санди пожал плечами и вернулся к сапогу, который перед тем начищал. Брик с отвращением покосился на белоснежный воротничок его сорочки. Ну, ни пятнышка не липло к этому парню.

вернуться

1

Бычий Брод по-английски — Оксенфорд, или, в позднейшем произношении, Оксфорд — знаменитый университетский городок. Так что полное имя Санди: Александр Оксенфорд — действительно звучит гордо

×