Дзанта из Унии Воров, стр. 2

Дзанта рассмотрела на этом странном здесь предмете таинственные знаки. Рука сама потянулась к ним, но тут же отдернулась, охваченная жгучим пламенем энергии. Нет, она даже не притронулась к безобразному комку: этого делать нельзя, ни в коем случае нельзя — для нее это гибель.

Торопливо обмотав руку полой плаща, она опасливо обогнула стол. Это была какая-то ловушка, устроенная таинственными силами, скорее всего даже не Юкунсом, но с явной целью обезоружить любого подобного ей носителя психоэнергии. Эта догадка напугала ее не меньше, чем если бы сейчас взвыла сирена тревоги или загрохотали у входа сапоги Патрулей.

Не помня себя, она выбежала за дверь; щелкнул замок. Ей казалось, что даже на улице слышно ее учащенное, рвущее грудь дыхание — дыхание существа, чудом избежавшего смерти. И в то же время ее жгло желание вернуться, схватить этот комок глины, или облепленный ссохшейся землей камень, или неважно что — но узнать, откуда в нем это!

Дзанта мучительно боролась с искушением, а руки между тем подправляли, прихорашивали, изменяли ее наряд; и вот она уже выглядит под Стать другим женщинам, развлекающимся здесь. Это было частью разработанного для нее плана. Он удался блестяще, Ясса получит то, ради чего организовала дорогостоящую операцию. Но в душе Дзанты не было упоения успехом. Ее терзало сомнение: не осталось ли там, за дверью, нечто несравненно более ценное, чем награда Яссы…

Неожиданно ей навстречу выступил из бокового коридора Ринн. Он был одет и вооружен, как профессиональный телохранитель. Эта гильдия, хотя и принадлежала к Унии, пользовалась некоторым покровительством властей, так как оберегала важных персон и богачей от покушений. А те, кто превратил Корвар в вертеп развлечений галактической элиты, имели основания и средства нанимать личную охрану.

Она на ходу едва заметно наклонила голову: все в порядке. Ринн двинулся за ней, на шаг позади, как и положено телохранителю богатой дамы. Многочисленные зеркала, украшавшие коридоры и холлы громадного здания, отражали стройную фигуру в нарядах Девы Суоль. Золотистый плащ являлся великолепным фоном для драгоценностей: пояса, ожерелья и головного убора с эффектно задранным кверху сверкающим обручем. Маска довольства и высокомерия застыла на лице, обычное выражение которого скрыл вызывающий грим.

Внизу они окунулись в веселую толпу, где смешались одежды, облики и наречия обитателей разных миров Галактики. Корвар был не только центром развлечений, но крупным транзитным портом. Для путешествующих и кутящих здесь лордов провести вечер или неделю в обществе Девы Суоль считалось весьма престижным, хотя и дорогим, приключением. Энни, одолжившая на этот вечер Дзанте свои туалеты, вышколила ее на славу. Сама же она, согласно плану операции, развлекала сейчас Высшего Лорда Юкунса в каком-нибудь дворце как можно дальше отсюда…

Центральный холл представлял собой пестрый калейдоскоп гостей, прогуливающихся, сталкивающихся в дверях банкетных и игорных залов. Они погрузились в этот разнонаправленный поток; Дзанта продолжала идти, ни разу не обернувшись на Ринна. Между тем она бросала цепкие взгляды на лица встречных — зондировала. Ее преследовало навязчивое ощущение, что она под наблюдением. Что это: опасность, реакция истощенной психики или контакт с комком глины лишил ее покоя? Она и сейчас чувствовала где-то в глубине сознания зовущее притяжение камня. Но это заглушалось каким-то более близким раздражителем, хотя в нем не было ничего, не подвластного ее воле.

Ну а если действительно слежка? Но ведь ее поле надежно заэкранировано скрытыми в одежде устройствами. Техника, которой располагает Уния Воров, известна только узкому кругу посвященных, нигде ничего подобного не купишь. Эти успокоительные доводы не разогнали, однако, тягостную атмосферу — чего? Поиска? Слежки? Скорее — поиска. Ее ищут, но еще не обнаружил^, иначе она тут же поняла бы это.

Повинуясь чуть заметному жесту Дзанты, телохранитель поспешил вперед и вызвал флиттер. Выйдя на воздух, она поплотнее запахнула плащ и подняла воротник. Ночная прохлада подействовала умиротворяюще, она вздохнула свободнее: видимо, тревога была все же напрасной, никакой угрозы нет.

Тилл раскинулся внизу материком кипучего веселья, музыки и ярких огней. Эта беззаботная волна вдруг захватила и Дзанту. В душе поселилась радость: сегодня наконец она совершила то, для чего много лет ее готовили — обучали и охраняли. Сегодня она оплатила этот тяготевший над ней долг. Может быть, теперь ей дадут свободу?

Свобода… Дзанта зябко поежилась, словно поток воздуха, поднимаемый взмахами крыльев флиттера, проник сквозь купол в кабину. Когда-то она уже была свободна, но можно ли ту жизнь назвать счастьем? Ложась на курс к вилле Яссы, флиттер описывал широкий круг. Разноцветье веселых огней далеко внизу сменилось угрюмой чернотой трущоб. Диппль… Он и днем был грязно-серым, как его унылые бараки, как лица тех, кто прозябал за стенами облезлых жилищ.

Те, кто облюбовал Корвар для своих утех, много бы дали, чтобы покончить с этим позорным пятном нищеты. Но Диппль был всегда, и он будет всегда, пока на свете существует бедность и неустроенность.

Дзанта откинулась на сиденье. Пусть ее нынешняя свобода весьма относительна, но она лучше, чем существование серых людей Диппля. Жизнь внизу — и ее жизнь. Разве можно сравнить? Разве имеет она право хоть на минуту усомниться в том, что счастлива?

Нахлынувшие воспоминания перенесли Дзанту на много лет назад, в космопорт. Она, жалкая и вечно голодная, выклянчивает у взрослых предметы и рассказывает что-нибудь об этих вещицах. Она сама придумала этот трюк, сама научилась угадывать прошлое предметов. Она боялась, что кто-нибудь отобьет у нее этот нищенский заработок, ибо была уверена, что обучиться такому фокусу может любой, кто захочет.

Появившаяся в порту Ясса обратила внимание на небольшую кучу зевак, окруживших тоненькую девочку. Положив на ладошку небольшой брелок, та объявила его озадаченному владельцу, кому раньше принадлежала безделушка, как и когда она появилась у нынешнего хозяина. Лишь мельком взглянув на этот сеанс, Ясса прошла мимо. Она повидала немало примечательного в разных мирах Галактики. Ее чутье и ум, присущие сальярианам, подсказали, что юная бродяжка наделена яркими и необычными природными способностями.

Вскоре для Дзанты началась новая жизнь. Ее по велению Яссы отыскали, привезли на виллу, поразившую нищенку своей роскошью, и заставили учиться.

Это был изнурительный труд. Ясса не давала ей никакой поблажки. Но учеба не тяготила Дзанту, она жадно впитывала знания. Ей было интересно, ведь прежде никто ничему ее не учил. И хозяйка, и воспитательница были одинаково настойчивы, но понадобились годы, чтобы Дзанта стала тем, что есть — совершенным и безотказным воровским инструментом, самым ценным из всех сокровищ Яссы.

Сложную гамму чувств, от почтения и благодарности — до инстинктивного отчуждения перед существом другой породы, испытывала Дзанта к своей хозяйке.

Ясса была из расы сальяриан, произошедшей от кошачьих. Ей была свойственна замкнутость, углубленность в собственный мир, граничащая с эгоцентризмом. При этом чужестранка была умна и практична, свободно общалась и сотрудничала с представителями иных рас, не поступаясь, однако, ни на йоту собственной индивидуальностью. Высочайший интеллект сочетался со своеобразным взглядом на многие веши. Ясса была рождена лидером; она сумела подняться по иерархической лестнице до уровня высшего руководства Унией, для женщин обычно недостижимого.

Никто не знал прошлого Яссы, да и возраст казался трудноопределяемым. Но к ее словам, произносимым с легким придыханием, а в минуты гнева — с шипением, внимали как лорды, так и бродяги на многих планетах. Ее командам повиновалось больше обитателей Галактики, чем подчиняются законам правительств.

Дзанта была потомком терранцев. Но из какого мира вихрь вселенской войны забросил ее в трущобы Диппля, не известно. Она помнила себя уже на Корваре, среди безликой массы таких же, лишенных прошлого и будущего переселенцев, покинувших свои испепеленные миры.

×