Миры запредельные, стр. 1

Джо Холдеман

Миры запредельные

(Миры — 2)

жалеть урода? род людской недобрый?

ну нет. Прогрев — приятная чума,

чьи жертвы (за гранью смерти жизнь идет)

ведут игру в его мельчайший бисер;

для электрона, обожествившего иглу,

ее тончайший кончик — горный кряж высокий;

оптические линзы мир увеличат, а потом,

уменьшив, вернут его на круги своя.

Но мир трудов —

не мир творенья, помни. Уж лучше пожалеть

животных и деревья, и звезд извечную тоску.

И камни под ногой,

но никогда — образчик гнусный

сверхвсемогушества. Врачам известно,

когда все кончено, их пациент

в последний миг поймет: за этой дверью

распахнута еще одна вселенная; вселенная

надежды. Войдем туда.

е е каммингз

Пролог

То была третья мировая война или, может быть, четвертая. В зависимости от того, как считать. Но никто ничего не считал. Говорили просто: «война». Шестнадцатого марта две тысячи восемьдесят пятого года, за одни неполные сутки, умер каждый третий человек на Земле.

Большинство жителей планеты не имело никакого представления о причинах военной катастрофы, постигшей человечество. Авария устаревших систем контроля и наведения ракет, говорили одни. Неадекватная реакция политиков, вызванная неправильным пониманием ситуации и цепью печальных недоразумений, возражали другие. Просто несчастное стечение обстоятельств, в результате которого в одной из соперничающих стран стратегические вооружения перешли под полный контроль безумца, настаивали третьи. Какая разница?

Автоматические системы противоракетной обороны сработали выше всяческих похвал: до цели дошла лишь одна боеголовка из каждых двадцати. И уцелевшие две трети населения Земли были поставлены перед проблемой: как жить дальше, как сеять и собирать урожай с полей, засыпанных радиоактивным пеплом. Как, наконец, дышать воздухом, пропитанным биологическими и химическими аэрозолями, медленно оседающими из стратосферы.

Были и такие, кто предрекал наступление времен куда более худших, хотя это казалось невозможным. Но пессимисты оказались правы. Как всегда. Наступил конец света. Но не конец цивилизации, потому что оставались еще внешние Миры: целая россыпь различных по размеру искусственных спутников планеты Земля. И оставалось население Миров: четверть миллиона человек, которым не грозили ни последствия биологической войны, ни выпадение радиоактивных осадков.

В основном Миры были полностью или частично разрушены ракетными ударами в ходе скоротечной войны. Но самый большой из спутников уцелел. Именно на нем теперь сконцентрировалось почти все население Миров.

Имя этому Миру было: Ново-Йорк.

Глава 1

Марианна О'Хара находилась среди пассажиров той группы шаттлов, которой удалось стартовать с Земли в самую последнюю минуту. Полчаса спустя мыс Канаверал представлял собой дымящуюся радиоактивную пустыню.

Марианна родилась и выросла в Ново-Йорке. Она закончила институт и успешно защитила докторскую диссертацию, после чего решением Совета по Образованию ей была предоставлена годичная стажировка на Земле.

Полгода, проведенные ею в колыбели человечества, оказались богаты приключениями. Она заинтересовалась хитросплетениями земной политики, и этот интерес привел ее в организацию «Третья Революция», служившую легальным прикрытием для банды заговорщиков-террористов. Единственный человек, с которым она там подружилась, тоже присоединился к организации из чистого любопытства. Впоследствии он был убит. Сама Марианна подверглась попытке изнасилования и получила ножевое ранение. Кроме того, ей довелось совершить кругосветное путешествие. Человек, которого она полюбила, сумел спасти ей жизнь, вовремя доставив в Кейп. Но на борт шаттла землян не брали; из этого правила не существовало никаких исключений, поэтому Марианне пришлось расстаться со своим любимым.

Расставаясь, они утешали друг друга сладкими сказками о том, как прекрасна будет их встреча — потом. Когда закончится весь этот ужас. А в этот момент в укромных уголках, разбросанных по всей Земле, уже отъезжали в сторону крышки капониров, ракеты низвергали огонь, с торжествующим ревом медлительно всплывали из шахт и, хищно наращивая скорость, уходили за пределы атмосферы, устремляясь к цели.

Марианна прекрасно понимала, что ей чудом удалось попасть в число тех немногих счастливчиков, которым самой судьбой предначертано — было уцелеть, но когда шаттл наконец застыл у космического причала Ново-Йорка, она была совершенно раздавлена горем и тоской. Двое мужчин, которым она была дорога, встречали ее в космопорте.

Она едва смогла вспомнить их имена.

Первые недели после однодневной войны жизнь в Ново-Йорке была заполнена неотложными делами, не оставлявшими времени на раздумья. Надо было собрать вместе всех, кто уцелел на других Мирах, как-то устроить их и накормить. Это было совсем непросто: более половины сельскохозяйственных модулей оказались поврежденными или полностью разрушенными. Ракеты с шрапнельными и фугасными боеголовками не смогли пробить скалы, под которыми был укрыт Ново-Йорк, но произвели настоящее опустошение на поверхности астероида. Пришлось перевести всех людей на сокращенный рацион, использовать консервы и даже — неприкосновенные запасы. Долго так продолжаться не могло. Следовало отремонтировать, перестроить и расширить модули, посеять семена будущего урожая, обеспечить кормом животных и птиц, и сделать это быстро; все пригодное для работ население привлекли к трудовой повинности.

Марианна была молодой и очень образованной женщиной, свою первую ученую степень она получила в возрасте двадцати лет. Но сейчас ни одна из ее профессий не находила применения. Вот почему, как все молодые люди в возрасте от двенадцати лет и старше, два дня в неделю она должна была выходить на сельскохозяйственные и восстановительные работы. Поскольку раньше ей не доводилось заниматься чем-либо подобным, на ее долю выпал самый неквалифицированный труд — уход за свиньями и овцами, да еще — несложные малярные работы.

Первым полученным Марианной О'Хара заданием стал сбор бараньей спермы для искусственного осеменения.

Животные содержались в неестественных для них условиях, и люди не хотели пускать их размножение на самотек, предоставляя это дело природе. Поэтому О'Хара бродила по загонам, таская за собой отсасывающее устройство, и проверяла индивидуальные номера до тех пор, пока ей не удавалось отыскать именно того барана, которого компьютер подобрал для определенной овцы.

Как и следовало ожидать, бараны не проявляли ни малейшего желания вступать в столь странные сексуальные отношения, поэтому всякий раз О'Хара выбиралась из загона с синяками, оттоптанными ногами, забрызганная грязью. Правда, это отвлекало ее от собственных бед. Прошла неделя, поступление спермы оставалось ничтожным, и к баранам решили приставить человека более поворотливого.

О'Хара попросилась на работу, связанную со строительством, и была удивлена, когда быстро ее получила. Марианна провела немало времени в невесомости, но ей еще не приходилось работать в скафандре, она даже никогда не надевала его. Она с нетерпением ожидала первого выхода в открытый космос, хотя слегка беспокоилась, сможет ли там работать. После короткой подготовки, день внутри и день снаружи, ее тревога только усилилась. Фактически, все обучение сводилось к натаскиванию, как следует себя вести в аварийных ситуациях. Если прозвучит вот такой сигнал, значит, вы получили предупреждение о солнечной вспышке. Не паникуйте, у вас есть восемь минут, чтобы укрыться в радиационном убежище. Если в вашем скафандре падает давление, сигнал будет вот таким. Не паникуйте, у вас есть целых две минуты, вы вполне успеете добраться до укрытия и получить там первую помощь. Но если вы почувствовали холод, значит, в скафандре появилась течь. Тем более не пани куйте. Пусть ваш напарник немедленно найдет поврежденное место и поставит на него вакуумный пластырь. Всегда держитесь поблизости от своего напарника. И так далее. Кроме Марианны еще тридцать человек целых два дня учились не впадать в панику и латать скафандры. После чего им дали задания и без дальнейших церемоний, выставили за дверь. В открытый космос.

×