Крылья, стр. 3

Девушка недоверчиво покосилась на половинку маленького персика и приподняла бровь.

– Видно, не просто вегетарианка. Или вегетарианцы хлеб не едят?

Лорел натянуто улыбнулась.

– Не все.

Дэвид закатил глаза.

– Девушку, которая тебя допрашивает, зовут Челси. Здравствуй, Челси.

– А по-моему, ты сидишь на какой-то мегадиете, – сказала Челси, пропустив его приветствие мимо ушей.

– Нет, просто люблю овощи и фрукты.

Челси опять поглядела на салат и явно хотела спросить что-то еще.

«Лучше сразу все выложить, чем отвечать на двадцать вопросов», – подумала Лорел и сказала:

– Мой желудок не воспринимает нормальную пищу. От всего, кроме овощей и фруктов, меня тошнит.

– Жуть. Как можно питаться одной травой? Ты к врачу ходила? А то…

– Челси, – оборвал ее Дэвид. Голос у него был строгий, но тихий – вряд ли кто-нибудь еще услышал.

Челси распахнула глаза и выдавила: «Ой, прости!», а потом улыбнулась, да так, что все ее лицо просияло. Лорел поневоле улыбнулась в ответ.

– Приятно было познакомиться, – промолвила Челси и ушла, больше не взглянув на еду Лорел.

Перемена длилась двадцать восемь минут – совсем мало, любой скажет, – но сегодня она тянулась бесконечно. Столовая была небольшой, и голоса ребят отскакивали от стен, точно шарики для пинг-понга. Лорел казалось, что все, кто был в столовой, хором орали ей в уши. Друзья Дэвида пробовали втянуть ее в разговор, но Лорел не могла сосредоточиться: температура в зале поднималась с каждой минутой. Неужели остальные этого не замечают?

Утром Лорел вместо майки надела футболку с рукавами, чтобы не выделяться из толпы, и теперь вырез будто бы затянулся вокруг ее шеи, как воротник водолазки. Очень тесной водолазки. Как только прозвенел звонок, Лорел улыбнулась, бросила «Пока!» и выбежала из столовой, чтобы Дэвид не успел ее остановить.

Лорел поспешила в туалет, кинула рюкзак на пол возле подоконника и высунула голову в окно. Она вдохнула прохладный, солоноватый воздух и помахала краем футболки, давая коже подышать. Легкая тошнота, появившаяся в начале перемены, стала проходить, и Лорел даже не опоздала на урок.

После школы она шла домой медленно. Солнце и свежий воздух бодрили, неприятные ощущения в животе исчезли без следа. Однако на следующее утро, собираясь в школу, Лорел надела привычную майку.

На биологии Дэвид сел рядом с ней.

– Не против?

Она покачала головой.

– Моя соседка весь урок рисует сердечки какому-то Стиву. Немного отвлекает, знаешь ли.

Дэвид рассмеялся.

– Наверное, Стиву Таннеру, нашей звезде.

– Девчонки всегда западают на самых популярных.

Лорел открыла учебник на странице, номер которой мистер Джеймс записал на доске.

– Хочешь, опять пообедаем вместе? – спросил Дэвид и тут же добавил: – С друзьями.

Лорел помедлила. Она догадывалась, что он предложит, и не знала, как отказаться, не задев его чувства. Дэвид очень ей нравился, да и друзья тоже… те, кого она расслышала в ужасном грохоте.

– Наверное, нет… – начала она. – Я…

– Из-за Челси стесняешься? Она не хотела над тобой смеяться, просто она очень прямолинейная.

– Нет-нет, твои друзья мне понравились. Но я не могу… сидеть в столовой. И так весь день в четырех стенах, хотя бы на большой перемене подышать воздухом. Я десять лет училась дома и привыкла к свободе – мне трудно приспособиться.

– Тогда давай мы все пойдем на улицу? Лорел молчала, слушая начало лекции о классификации организмов.

– Давай! – наконец прошептала она в ответ. Прозвенел звонок, и Дэвид сказал:

– Увидимся во дворе. Пойду скажу остальным, чтобы они тоже вышли, если хотят.

К концу обеда Лорел запомнила по меньшей мере половину ребят и приняла участие в нескольких разговорах. Челси и Дэвид пошли с ней на следующий урок, и идти с ними было легко и приятно. Дэвид шутил про мистера Джеймса, и смех Лорел эхом отзывался в коридоре. Минуло всего три дня, а она уже начала привыкать к школе. Чувство одиночества и потерянности прошло, да и толпа не так угнетала, как в понедельник. Впервые после отъезда из Орика Лорел почувствовала себя в своей тарелке.

ГЛАВА III

Следующие несколько недель пролетели куда быстрее, чем Лорел могла представить, учитывая неловкость первых дней учебы. Как же ей повезло с Дэвидом! В школе они часто проводили время вместе и с Челси тоже. Лорел никогда не обедала в одиночестве, и настал тот день, когда она могла с уверенностью назвать Челси и Дэвида своими друзьями. Учеба тоже шла нормально. Конечно, было трудновато подстраиваться под одноклассников, но Лорел постепенно свыкалась.

И к городу она привыкла. В Кресент-Сити оказалось много открытых пространств, да и здания были не выше двух этажей. Всюду росли сосны и лиственные деревья – даже перед бакалейной лавкой. На лужайках зеленела густая трава, дома были увиты цветущими лианами.

Как-то в пятницу Лорел вышла из кабинета испанского и чуть не врезалась в Дэвида.

– Прости, – извинился он, одной рукой придержав ее за плечо.

– Ничего, надо было смотреть, куда иду.

Они взглянули друг другу в глаза. Лорел застенчиво улыбнулась и тут поняла, что загораживает Дэвиду дорогу.

– Ой, извини! – Она шагнула в сторону.

– Нет… я вообще-то тебя искал. – Дэвид явно робел.

– А, ладно. Только положу в шкафчик. – Лорел показала учебник испанского.

Они дошли до ее шкафчика, она убрала учебник и вопросительно посмотрела на Дэвида.

– Я просто хотел спросить… может, потусуемся сегодня вдвоем?

Улыбка не сошла с ее лица, но внутри все сжалось от волнения.

До сих пор их общение ограничивалось школой; Лорел вдруг осознала, что понятия не имеет, чем Дэвид занимается в свободное от обедов и конспектов время. Впрочем, она была не прочь это узнать.

– Что предлагаешь?

– У меня за домом есть роща… раз ты любишь природу, можем погулять. Там растет прикольное дерево, я тебе покажу. Вернее, даже два дерева… ну, поймешь, когда увидишь. Если ты не против, конечно.

– Я за.

– Правда?

– Правда, – улыбнулась Лорел.

– Класс! – Дэвид посмотрел на запасный выход в конце коридора. – Лучше пойдем здесь, так ближе.

Они прошли по людному коридору и выбрались на свежий сентябрьский воздух.

Солнце безуспешно пыталось развеять влажный туман; легкий ветерок принес с запада соленый запах океана, и Лорел с удовольствием вдохнула осеннюю прохладу, когда они с Дэвидом попали в тихий район примерно в полумиле от дома Лорел.

– Так ты живешь с мамой? – спросила она.

– Да. Отец ушел от нас, когда мне было девять. Мама доучилась и приехала сюда.

– А кем она работает?

– Фармацевтом в местной аптеке.

– О… Забавное совпадение, – проронила Лорел.

– Почему?

– Моя мама – натуропат.

– А это кто?

– Она делает все лекарства из трав. Сама кое-что выращивает. Я в жизни ни одной таблетки не выпила, у нас даже аспирина нет.

Дэвид воззрился на нее.

– Да ладно?!

– Ага.

– Моя мама будет в шоке. У нее от любой напасти таблетка найдется.

– А моя считает, что врачи нас убивают.

– Мне кажется, нашим мамам есть чему поучиться друг у друга.

Лорел рассмеялась.

– Пожалуй!

– То есть твоя мама ни разу не ходила к врачу?

– Ни разу.

– И тебя рожала дома?

– Меня удочерили.

– Вот как? – Дэвид помолчал. – Ты знаешь своих настоящих родителей?

– Нет, – усмехнулась Лорел.

– А что смешного?

Она прикусила губу.

– Обещаешь не смеяться?

Дэвид театрально поднял руку.

– Клянусь!

– Меня подбросили в корзинке.

– Да ладно! Ты прикалываешься…

Лорел приподняла брови.

Дэвид охнул.

– Что, правда?!

Она кивнула.

– Да, я подкидыш. Когда родители нашли меня на крыльце, мне было уже года три. Мама говорит, я пиналась и хотела выбраться из корзины.

×