Седьмые Врата, стр. 61

– Это встречные завихрения воздушных потоков в верхних слоях атмосферы, – пояснил он Джарре, или тому, кого он принял за нее, на самом же деле это была обычная метла. Он разбил свои очки во время шторма и теперь плохо различал предметы. Джарре, воспользовавшись его близорукостью, улизнула, оставив вместо себя метлу. – Эти потоки, без сомнения, были вызваны увеличившейся активностью Кикси-Винси, которая прогрела атмосферу, и вызвала большую разницу температур. Я назову это явление – ПрогреВинси.

Что он с успехом и сделал. Его изыскания и речи продолжались всю ночь, но никто его так и не услышал, так как все были заняты на работах по аварийной откачке воды.

Свирепые штормы грозили причинить значительный ущерб городам Срединного Царства, в особенности городам эльфов, которые были сильно застроены и густо заселены. Но высоко над границей бушующих штормов, люди-магикусы, высокопоставленные волшебники Седьмого Дома, наделенные способностями влиять на погоду, делали все, что в их силах, чтобы защитить эльфов. Благодаря этому ущерб был сведен к минимуму, а повреждения оказались незначительными. А наиболее важным оказалось то, что эта добровольная и никем не ожидаемая помощь стала большим шагом в сторону укрепления дружественных отношений между прежде непримиримыми врагами.

Единственным же зданием, которое подверглось наибольшим разрушениям во время шторма, стал Храм Альбедо, обитель душ умерших.

Эльфы Кенкари построили этот храм из камня и хрусталя при помощи волшебства. Его хрустальный купол защищал экзотический сад редких и прекрасных растений, некоторые из которых, вероятно, росли еще до Разделения и были принесены из мира, о существовании которого давно уже все забыли. В тени деревьев, среди богатой листвы и приятно пахнущих роз, парили души умерших эльфов королевской крови.

Каждый эльф перед смертью завещал свою душу Кенкари, оставляя ее на попечение хранителя, которого чаще называли гейром или вишамом. Гейр приносил душу, заключенную в специальный ритуальный ларец, в Собор, где эльфы Кенкари выпускали ее в сад к другим душам умерших. Среди эльфов ходило поверье, что души их предков даровали свою силу и мудрость ныне живущим.

Основоположницей этой древней традиции была святая эльфийка Кренка-Анрис, которой души ее погибших сыновей помогли спастись от дракона и вернуться из-за Черты.

Кенкари жили при Храме, заботясь о душах, принимая и выпуская их в сад. По крайней мере, именно так все и было до недавнего времени. Но когда эльфам Кенкари стало известно, что император Агах-ран убивал молодых эльфов, чтобы получить их души и тем самым поддержать свое преступное и коррумпированное правление, Кенкари закрыли Храм и отказались принимать новые души.

Агах-ран был свергнут своим собственным сыном, принцем Риш-аном, и людскими правителями Стефаном и Анной Волкаран. Император сбежал и бесследно исчез. Эльфы и люди сформировали союз, но мир было нелегко поддерживать. Правители обеих народов упорно работали для этого, постоянно подавляя очаги сопротивления, бунты, усмиряя рьяных последователей предыдущего императора и своих противников. Пока это помогало.

А Кенкари перестали понимать свое дальнейшее предназначение. Последние наставления, полученные Блюстителем Душ от Кренка-Анрис, заключались в том, что Храм необходимо было держать закрытым. Что они собственно и делали. Каждый день, три Хранителя – Душ, Книги и Врат, приходили к алтарю и спрашивали совета.

Им было сказано: «Ожидайте».

А затем начался шторм.

Ветер неожиданно начал подниматься около полудня. Ужасающие черные облака, заволокли небо выше и ниже Серединного Царства, полностью затмив свет Соляруса. День превратился в ночь в одно мгновение. В городе прекратилась вся торговля. Люди выбегали на улицы и устремляли взоры к небу. Корабли, находящиеся между островами, спешно искали безопасные места для приземления, выбирая ближайшие гавани. Эльфийские корабли находили пристанище в городах людей, люди укрывались в портах эльфов.

Ветер продолжал усиливаться. Хрупкие деревья ломались и выкорчевывались с корнем. Хлипкие строения сравнивались с землей, словно раздавленные ударом гигантского кулака. Мощные крепости людей колебались и дрожали. Поговаривали, что даже Кирские монахи, которые очень мало внимания уделяли миру живых, выбегали из монастырей, вглядывались в небо и уныло кивали в ожидании конца.

А в Храме три Хранителя собрались вместе перед алтарем Кренка-Анрис и молились.

Затем на мир обрушился небывалый ливень, подобно мириадам копий, брошенных с небес. Градины размером с навершие булавы застучали по стеклянному куполу Храма.

– Кренка-Анрис, – просил Хранитель Душ – услышь нас…

Оглушительный треск, подобный звуку мощного взрыва, раздался над куполом. Привратник поперхнулся. Книжница вздрогнула. Блюститель Душ запнулся на середине молитвы.

– Души в саду очень взволнованы, – сказал он.

И хотя сами души не были видимы обычному глазу, было заметно, как дрожат листья деревьев и опадают лепестки цветов.

Прогремел еще один раскат. Резко, зловеще.

– Гром? – рискнул спросить Привратник, позабыв от страха, что не должен был заговаривать до того, как заговаривали с ним.

Хранитель Душ поднялся на ноги и просмотрел в сад через смотровое окно. Издав несвязный крик, он отшатнулся назад и схватился за алтарь, ища опору. Двое других поспешили к нему.

– Что случилось? – спросила Книжница, ее голос предательски сорвался.

– Купол! – выдохнул Хранитель Душ и указал в сторону. – Он начинает рушиться!

Теперь они все могли видеть трещину, которая неровно рассекла поверхность купола. Пока они наблюдали, основная трещина расширилась, а купол покрылся сетью более мелких трещин. Часть свода не выдержала и с жутким треском обрушилась на кроны деревьев.

– Кренка-Анрис, спаси нас! – шептала Хранительница Книги.

– Я не думаю, что мы те, кого она будет спасать, – произнес Блюститель. Он внезапно стал чрезвычайно спокоен. – Идемте. Мы должны уходить, поищем укрытия в подвальных кельях. Быстро, не мешкайте. – Он оставил алтарь и направился к двери. Хранители Книги и Врат поспешили за ним, едва не наступая ему на пятки.

Позади них раздавался грохот от падающих стеклянных глыб, которые обрушивались на деревья, еще совсем недавно находившиеся под защитой купола, и ломали их ветви.

Хранитель Душ зазвонил в колокол, который всегда служил для созыва Кенкари на общую молитву, теперь же он созывал их для совместных действий.

– Купол разрушается, – сообщил он потрясенным послушникам. – Ничего нельзя сделать, чтобы это предотвратить. Это воля Кренка-Анрис. Нам велели искать защиту. Наше предназначение выполнено. Мы сделали все, чтобы помочь. Теперь мы должны молиться.

– А что мы сделали, чтобы помочь? – шепотом поинтересовался Хранитель Врат у Книжницы, когда они спешили за Хранителем Душ вниз по лестнице, ведущей в подземные палаты.

Хранитель услышал это, обернулся и с улыбкой произнес.

– Мы помогли потерянному человеку найти собаку.

Шторм разыгрался еще сильнее. Теперь уже все знали, что Арианус обречен.

А затем буря закончилась так же стремительно, как и началась. Темные облака исчезли с небосвода, как если бы их унесло сквозняком через открывшийся дверной проем. Солярус вернулся на орбиту, ослепляя ошеломленных эльфов своим ярким светом.

Эльфы Кенкари начали появляться из-под земли, и обнаружили, что Храм практически полностью разрушен. Стеклянный купол обрушился на сад, деревья и цветы были изрезаны мириадами осколков и погребены под слоем гигантских градин.

– Души? – спросил Привратник, ошеломленный увиденным.

– Исчезли, – печально произнесла Книжница.

– Обрели свободу, – прошептал Хранитель Душ.

×