Седьмые Врата, стр. 60

Альфред пристально посмотрел на Зифнаба и внезапно высказал свою догадку.

– Вы! Вы и есть Высшая Сила. Вы – Бог!

Зифнаб пригладил свою бороду, пытаясь выглядеть как можно скромнее.

– Хорошо, теперь когда вы догадались…

– Нет, сэр. Никаким образом! – огромный дракон появился из леса.

– Почему нет? – негодующе произнес уязвленный Зифнаб. – Я уже однажды был богом, ты же знаешь.

– Это было до или после того, как вы поступили на секретную службу Ее Королевского Величества, сэр? – замогильным тоном спросил дракон.

– Не надо оскорблений, – фыркнул Зифнаб. Он украдкой приблизился к Альфреду и прошептал. – Я был-таки богом. Как они выяснили из предыдущей главы. Он такой упрямый, знаешь ли…

– Прошу прощения, сэр? – сказал дракон. – Я не все расслышал…

– Рьяный, – торопливо поправил себя Зифнаб. – Я сказал, что ты рьяный.

– Вы не бог, сэр, – повторил дракон. – И вы должны с этим смириться.

– Ты говорить прямо как мой психоаналитик, – сказал Зифнаб, правда, не очень громко, так, чтобы не услышали окружающие. Вздохнув, он снял шляпу и повертел ее в руках. – У каждого свой путь. Здесь, в этом мире, я в значительной степени такой же, как и вы. Но я бы не сказал, что сильно переживаю из-за этого. – Он бросил сердитый взгляд на дракона.

– Но… – перебил Альфред, – …тогда где же Высшие Силы? Я знаю, они существуют. Самах столкнулся с ними. Сартаны Абарраха, вступившие в Чертог много лет назад, обнаружили их.

– Сартаны Челестры также сталкивались с ними, – добавил Эпло.

– Да, – сказал Зифнаб. – …и вы тоже.

– Вот! – лицо Альфреда возбужденно зарделось. Но затем он как-то поник. – Но я ничего не видел.

– Конечно, – произнес Зифнаб. – Просто ты смотрел в неправильном месте. Вы всегда не там смотрели…

– Зеркало, – пробормотал Эпло, припомнив последние слова своего лорда.

– Ну вот! – вскричал Зифнаб. – Вот ключ ко всему! – Старик вытянул тонкую руку и ткнул Альфреда в грудь. – Взгляни в зеркало.

– Конечно же, нет! – Альфред покраснел и запнулся. – Я не… Я не могу… Я не могу быть Высшей Силой!

– И, тем не менее, ты – это она, – Зифнаб улыбнулся и взмахнул руками. – Как и Эпло. Как и я. Как… посмотрим, что мы имеем… Срединное Царство Ариануса населяют четыре тысячи шестьсот тридцать семь жителей. Их названия, в алфавитном порядке: Аалтйэ, Аалтруид, Аарон…

– Мы уже поняли вас, сэр, – серьезно сказал дракон.

Старик продолжал загибать пальцы. – Аастами, Абби…

– Но мы все не можем быть богами, – возразил Альфред, полный смятения.

– А почему бы и нет? – раздраженно фыркнул Зифнаб. – Было бы чертовски хорошо. Это заставило бы нас больше задумываться о том, что мы делаем. Но если тебе не нравится данное утверждение, можешь представить себя слезинкой в безбрежном океане.

– Волна, – сказал Эпло.

– Все мы – капли в океане, все мы формируем Волну. Обычно мы сдерживаем Волну… вода мягко накатывает на берег, веселые девчонки нежатся на песке, – мечтательно сказал Зифнаб. – Но иногда мы отпускаем Волну, и она становится неуправляемой. Цунами. Резкий прилив. Веселые девчонки унесены в море. Но Волна всегда стремится выправить себя. К сожалению… – он вздохнул – … иногда она устремляется в противоположном направлении.

– Я боюсь, что все еще не до конца понимаю, – печально произнес Альфред.

– Поймешь, старина, – Зифнаб похлопал его по плечу. – Тебе придется даже написать книгу по данному предмету. Никто, конечно, читать ее не будет, но попыхтеть над ней тебе придется основательно. Это – творческий процесс, от этого не уйти. Взять хотя бы Эмили Дикинсон. Уже который год пишет свои книги на чердаке. Никто их даже не читал…

– Простите, сэр, – взмолился дракон. – Но у нас нет времени на то, чтобы обсуждать мисс Дикинсон. Есть более серьезный вопрос – надвигающееся сражение…

– Что? Ах, да! – Зифнаб дернул свою бороду. – Я не совсем понимаю, как мы из всего этого будем выпутываться. Раму – этот пустоголовый, упрямый и недалекий старый…

– Если позволите, сэр… – сказал дракон, – …это вы дали ему неправильную информацию…

– Я ведь привел его сюда, не так ли? – победно вскричал Зифнаб. – Неужели вы полагаете, что он бы явился сюда по какой-то иной причине? Уж не ради именин тетушки Минни! Он бы все еще находился на Челестре, и не причинял бы никаких неудобств. Теперь он здесь, он…

– Не причинял бы никаких неудобств, – уныло подытожил дракон.

– Ну, фактически, это действительно так.

Предводитель Вазу, сопровождаемый Балтазаром, вступил на поляну.

– Мы принесли хорошие вести. Сейчас угроза сражения миновала. По крайней между нашими народами. Раму был вынужден оставить пост Главы Совета. Я принял на себя эту ношу. Наши народы, – Балтазар взглянул на Вазу, тот улыбался, – теперь формируют союз. Вместе мы должны отбросить армии зла.

– Это действительно добрые вести, сэр. Мой народ приветствует это. Понимаете ли вы, – серьезно добавил дракон, – что этому сражению не будет конца? Зло укоренилось в Лабиринте, и оно не исчезнет бесследно. Однако ваш союз, основанный на доверии и равноправии, восстановит баланс. – Дракон поглядел на Альфреда. – Волна выправит себя, сэр.

– Да, теперь я понимаю, – глубокомысленно произнес Альфред.

– И, кстати, здесь остаются наши родственнички – змеедраконы. Я боюсь, что их никогда не удастся окончательно уничтожить. Но их можно сдерживать, я рад, что большинство из них поймано и заточено в Лабиринте. Лишь несколько змеев сейчас находятся в четырех мирах меншей.

– А что будет с меншами, теперь, когда Врата Смерти закрыты? – задумчиво спросил Альфред. – Будут ли они обречены на одиночество? Будут ли они полностью недосягаемы друг для друга?

– Врата закрыты, но каналы остаются открытыми. Кикси-Винси продолжает работать. Энергия подается через эти каналы к цитаделям. Цитадели усиливают эту энергию и отсылают ее на Челестру и Абаррах. Солнце Челестры почти стабилизовалось на своей орбите, а это значит, что морские луны вновь проснутся. Жизнь и процветание вновь придут в эти миры.

– А Абаррах?

– Ну, мы пока не уверенны относительно Абарраха. Мертвые оставили этот мир, это верно. Цитадели прогреют его трубопроводы, и ледяная шапка на поверхности начнет таять. Области, захваченные холодом, будут вновь пригодны для жилья.

– Но кто заселит это мир? – печально спросил Альфред. – Врата Смерти закрыты. Кроме того, менши и так не могли путешествовать через них, даже когда те были открыты.

– Да, – сказал дракон, – но один менш, в настоящее время живущий на Приане, эльф по имени Пайтан Квиндиниар, сейчас проводит эксперименты, начатые еще его отцом. Эти эксперименты имеют отношение к ракетной технике. Меншам удастся достичь Абарраха раньше, чем ты думаешь.

– Что же касается нас, жизнь для наших народов не будет легкой, – сказал Вазу. – Но если мы будем работать вместе, мы сможем сдержать зло и принести мир и стабильность даже в Лабиринт.

– Мы заново отстроим Нексус, – сказал Балтазар. – Сокрушим стену и Последние Врата. Возможно, когда-нибудь, наши два народа смогут жить там вместе.

– Я так благодарен вам всем. Так благодарен! – Альфред вытер слезы потертым краем своего воротника.

– Я тоже, – сказал Эпло. Он обнял Мейрит и крепко прижал ее к себе. – Все, что мы должны сейчас сделать – это найти нашу дочь…

– Мы найдем ее, – прошептала Мейрит. – Вместе.

– Но… – поинтересовался Альфред, его внезапно посетила мысль, – …что все-таки случилось с Раму? Что заставило его оставить свой пост?

– Произошел довольно специфический инцидент, – серьезно произнес Балтазар. – Он был ранен… В довольно болезненное место. И, что самое странное, он, кажется, не может излечить себя.

– Кто ранил его? Змеедракон?

– Нет… – Балтазар проницательно взглянул на Эпло и улыбнулся. – Кажется, беднягу покусала собака.

ЭПИЛОГ

Странный шторм, пронесшийся по всему Арианусу, закончился так же внезапно, как и начался. Никогда еще этот мир не подвергался такому буйству стихий, и даже континент Древлин, для которого шторма были обыденным и частым явлением, не видел ничего подобного за всю историю своего существования. Многие обитатели парящих континентов испугались, что наступил конец света и мир летит в тартарары, но были и здравомыслящие существа, вроде Лимбека Болтокрута, которые знали, что это не совсем так.

×