Седьмые Врата, стр. 2

Вдруг, на полпути, длинная трещина с оглушительным треском расколола лед почти у них под ногами. Покрытая шерстью рука взметнулась из воды, пытаясь схватить Мейрит. Та судорожно пыталась нащупать рукоять меча.

– Это всего лишь труп, – произнес Хуго, останавливая ее.

Мейрит, присмотревшись, поняла, что он прав. Рука онемела, и ее тут же засосало обратно.

– Действие магии заканчивается, – сказала Мейрит раздраженно. – Надо торопиться. —

Они поспешили дальше, но теперь тонкий слой воды покрывал поверхность льда, отчего тот стал очень скользким. Мейрит поскользнулась и попыталась схватиться за Хуго, но тот не смог удержать равновесие, и оба упали. Упав на руки и на колени, Мейрит наткнулась взглядом на усмехающуюся пасть и выпученные глаза мертвого волколака.

Гладкая поверхность черного льда треснула и разошлась у нее прямо между рук. Тело оборотня вынесло наружу и бросило прямо на Мейрит. Невольно она попятилась, но Хуго поймал ее за руку и удержал на месте.

– Лед ломается на части! – завопил он. – Быстрее!

Расстояние до береговой линии не превышало длины в два человеческих роста.

Мейрит пробиралась вперед ползком, так как не могла встать на ноги. Ее руки и ноги сковал холод, все тело ныло от боли. Хуго полз вперед рядом с ней, его лицо было мертвенно бледным, челюсти крепко сжаты, глаза широко раскрыты. Для него, родившегося и выросшего в мире, где нет воды, утонуть было самой страшной смертью, которую только можно представить. Ужас почти лишил его чувств.

До противоположного берега было уже близко, но до безопасного места оставалось еще далеко.

Лабиринт был умным злом, хитрой недоброжелательностью. Он позволял надеяться, позволял воображать, что вам ничто не угрожает.

Внезапно онемевшая рука Мейрит застряла в трещине одной из скал, тянувшихся вдоль берега реки. Она отчаянно пыталась высвободиться с помощью онемевших от холода пальцев.

Лед под ней пришел в движение, и Мейрит по пояс погрузилась в стремительную черную воду, ее рука выскользнула из каменного плена, течение начало затягивать все глубже и глубже.

Сильные руки буквально выдернули Мейрит на берег, где она упала в изнеможении, тяжело дыша. Она лежала, задыхаясь, до тех пор, пока дикий захлебывающийся вопль не заставил ее обернуться.

Хуго, стоя на шаткой плавучей льдине, пытался одной рукой достать до ствола растущего на берегу куста. Он спас ее, и сам попытался удержаться за дерево, но мчащаяся вода раскачивала льдину под ним. Течение было очень сильным, ствол выскальзывал из его рук.

Мейрит бросилась на помощь к Хуго в тот самый момент, когда рука его отпустила куст.

Онемевшими пальцами она схватила его за кожаный жилет и потянула к берегу. Она стояла на коленях, уровень воды поднимался. Если она не сумеет удержать Хуго, оба они пойдут ко дну. Она тащила тяжелое тело мужчины из воды, утопив колени в мягкой грязи на берегу. Хуго был сильным человеком и помогал всем, чем только мог. Он усердно работал ногами, в поисках хоть какой-то опоры и в конце концов ему удалось, извиваясь всем телом, выбраться на твердую почву.

Он лежал неподвижно, задыхаясь и трясясь от холода и ужаса. Услышав грохочущий звук, Мэйрит посмотрела вверх по течению. Черная стена воды с красноватым оттенком, толкая перед собой гигантские куски льда, с ревом неслась вниз.

– Хуго! – закричала Мейрит.

Он приподнял голову и взглянул на несущуюся воду, с трудом поднялся на ноги и начал взбираться на берег. Мейрит не было нужды помогать ему – ей надо было помочь самой себе. Она буквально рухнула на твердую землю, смутно различая Хуго Руку, который упал рядом с ней.

Река ревела в гневе, потеряв свою добычу, или Мейрит это просто показалось. Она восстановила дыхание, успокоила выпрыгивающее из груди сердце. Позволив магии рун согреть ее, она избавилась от ужасного холода.

Она не могла лежать так и дальше. Ее враги: хаодины, волколаки, тигролюди, – должно быть, прячутся где-то поблизости в лесу, может быть, они и сейчас наблюдают за ней. Она посмотрела на руны на коже, жар исходящий от них обязательно предупредил бы о приближении опасности. Кожа имела синеватый оттенок, но это было вызвано холодом. Руны были тусклыми, и никак не проявляли себя.

Это должно было бы придать Мейрит уверенности, но на самом деле это было не так, это было просто не логично. Конечно же, некоторые из тех кто атаковал вчера город с такой яростью, должно быть все еще скрывались в лесу, только и ожидая возможности для захвата разведчиков.

Но руны не мерцали, может быть только чуть-чуть. Если кто из врагов и был где-то вокруг, то он был очень далеко, и Мейрит его не интересовала. Она не могла понять этого, и это ей очень не нравилось. Это странное отсутствие врага пугало больше чем стая оборотней.

Надежда. Когда Лабиринт предлагает тебе надежду, это значит лишь то, что скоро он ее должен отнять.

Она заставила себя сесть. Хуго Длань лежал навзничь на земле. Его тело непрерывно сотрясалось от переохлаждения. Губы его посинели, зубы клацали так яростно, что прикусывали язык. Он отхаркивал кровью.

Мейрит немного знала о меншах. Могли ли они умереть от холода? Скорее всего нет, но он мог заболеть, тем самым замедлив их продвижение. Надо заставить его двигаться, ходить, разогреть его кровь, сделать что угодно, но поднять его на ноги. Она вспомнила слова Эпло о том, что магия рун может исцелить менша. Мейрит подползла к Хуго, сжала его запястья и позволила своей магии перетекать в его тело.

Хуго перестал дрожать. Постепенно с его лица сходила бледность. Вскоре он задышал спокойно, тихо опустился на землю, закрыл глаза и позволил блаженному теплу разлиться по всему телу.

– Не засыпай! – предупредила его Мейрит.

Прикоснувшись языком к зубам, он застонал и прохрипел – Я иногда мечтал, что когда-нибудь я буду богатым человеком, и у меня будет много воды. Мечтал, что во дворе моего дома будет стоять большая бочка, наполненная водой, и что я буду прыгать в нее, разбрызгивая воду во все стороны. Теперь же, – лицо его исказилось, – пусть я отправлюсь к своим праотцам, если выпью хоть один глоток этой проклятой жидкости!

Мейрит встала:

– Мы не можем оставаться здесь, на таком открытом месте. Если ты чувствуешь себя лучше, нам нужно идти дальше.

Хуго немедленно вскочил на ноги:

– Почему? Что случилось?

Он взглянул на руны на ее руке, он долго общался с Эпло и знал достаточно об этих знаках. Видя, что руны тускло мерцают, он вопросительно посмотрел на Мейрит.

– Я не знаю, – ответила она, вглядываясь в лесные заросли. – Очевидно, поблизости нет никакой опасности, но… – Неспособная объяснить свое беспокойство, она покачала головой.

– В какую сторону идти? – спросил Хуго.

Мейрит задумалась. Вазу указал ей на место, где в последний раз видел зеленого с золотом дракона – Альфреда. Это место находится напротив городской стены в том самом месте где расположены ворота, прямо напротив следующих врат. Они с Вазу прикинули путь и решили, что этот переход не займет больше одного дня.

Мейрит закусила губу. Она могла войти в лес, который с одной стороны мог их защитить, с другой – мог сделать их более уязвимыми, если там есть враги. Или она могла держаться реки, держать город на виду. На коротких расстояниях любой враг, напавший на нее, будет попадать в зону действия магического оружия, которым располагает охрана на городских стенах.

Мейрит решила оставаться около реки, по крайней мере, до тех пор, пока город может обеспечивать защиту. Возможно, вскоре они найдут след , который приведет их к Альфреду.

Что это будет за след, она не предполагала.

Она и Хуго начали осторожно продвигаться по береговой линии. Черная вода кипела и шумела в своих берегах, сокрушаясь об упущенных жертвах. Спутники старались держаться подальше от скользкого берега с одной стороны и избегать тени леса с другой.

Лес был окутан тишиной, очень странной тишиной. Тишина была такой, как если бы все живое ушло…

×