Рука Хаоса, стр. 105

Хуго Десница вступил в Храм.

На нем снова были одежды Кирского монаха, хотя на сей раз ему не нужно было переодеваться, чтобы странствовать по вражеским землям. С ним был Кенкари. Этот эльф должен был проводить его из лагеря принца Риш-ана на Улиндии в Храм в Аристагоне. Нечего и говорить, что ни один эльф не осмелился задержать их.

Хуго шагнул через порог. Он не стал смотреть назад, не окинул прощальным взглядом мир, с которым он вскоре расстанется навсегда. Хуго достаточно насмотрелся на него. В этом мире не осталось для него радости, и он покидал его без сожаления.

— Отсюда его провожу я, — тихо сказал Привратник сопровождающему. — Мой помощник покажет вам вашу комнату.

Хуго стоял в стороне — молчаливый, равнодушный — и смотрел прямо перед собой. Его спутник — Кенкари прошептал ему несколько слов благословения и сжал руку Хуго своими длинными тонкими пальцами. Десница поблагодарил его за благословение, блеснув глубоко посаженными глазами и слабым кивком головы.

— Сейчас мы пойдем в Дом Птиц, — сказал Привратник, когда они остались одни. — Если вы желаете именно этого.

— Чем скорее я с этим покончу, тем лучше, — ответил Хуго.

Они пошли по хрустальному коридору, который вел к Дому Птиц и маленькой молельне рядом с ним.

— Как вы это делаете? — спросил Хуго. Привратник испуганно вздрогнул. Он был погружен в свои размышления.

— Что, сударь?

— Казните людей, — сказал Хуго. — Вы уж простите меня за этот вопрос, но у меня к этому делу особый персональный интерес.

Привратник побледнел как мел.

— Простите меня. Я… Я не могу ответить. Блюститель Душ… — Он запнулся и замолчал.

Хуго пожал плечами. В конце концов какое дело? Хуже всего ему было в путешествии, когда душа его переживала мучительную агонию, не желая расставаться с телом. Теперь все связи оборваны, и ему здесь будут рады.

Они без церемоний вошли в молельню, даже не постучав в дверь. Их явно ожидали. За столом стояла Хранительница Книги, и Книга была открыта. Перед алтарем стоял Блюститель Душ.

Кенкари закрыл дверь и прислонился к ней спиной.

— Хуго Десница, приблизься к алтарю, — сказал Блюститель Душ.

Хуго шагнул вперед. Сквозь окно за алтарем он видел Дом Птиц. Сегодня зеленые листья были очень спокойны — ни единого движения, никакого волнения. Мертвые души тоже ждали.

Через несколько мгновений Хуго будет среди них.

— Сделайте это быстро, — сказал Хуго. — Без молитв, без песнопений. Просто раз — и все.

— Как пожелаете, сударь, — мягко сказал Блюститель Душ. Он воздел руки, крылья бабочек засверкали и складками упали по бокам. — Хуго Десница, ты дал согласие отдать нам твою душу в обмен на нашу помощь тебе и госпоже Иридаль. Помощь была тебе предоставлена. Ты сумел спасти дитя.

— Да, — хриплым голосом тихо промолвил Хуго. — Теперь он в безопасности…

«Как скоро буду и я, — подумал он, — в безопасности смерти».

Блюститель Душ бросил взгляд на Книжницу и Привратника, затем снова обратился к Хуго:

— И ты, Хуго Десница, теперь пришел выполнить уговор, который ты с нами заключил. Ты отдаешь нам свою душу.

— Да, — ответил Хуго, опускаясь на колени. — Возьмите ее. — Он собрался с духом, сцепил руки перед собой и глубоко вздохнул, словно в последний раз.

— Я приму ее, — сказал, нахмурившись, Блюститель. — Но твоя душа не принадлежит тебе, и ты не можешь отдать ее.

— Что? — Хуго выдохнул и гневно посмотрел на Блюстителя. — Что вы имеете в виду? Я пришел к вам. Я сдержал свое слово…

— Да, но ты пришел к нам не свободным от уз смертного. Ты заключил еще один уговор. Ты согласился убить человека.

Хуго начинал злиться.

— Что за штучки вы тут вытворяете? Кого это я взялся убить?

— Человека по имени Эпло.

— Эпло? — непонимающе воззрился на него Хуго. Он искренне не понимал, о чем говорит эльф. Но тут…

«Ты должен сделать еще одну вещь. Ты должен сказать Эпло, когда он будет умирать, что это Ксар хотел его смерти. Ты запомнишь это имя? Это Ксар сказал, что Эпло должен умереть».

Блюститель Душ смотрел Хуго в лицо. Тот поднял на него ошеломленный взгляд. Он понял. Блюститель Душ кивнул.

— Ты дал обещание этому ребенку, Бэйну. Ты заключил уговор.

— Но… я не думал…

— Ты думал, что не доживешь до его выполнения. Но ты пока жив. И ты заключил уговор.

— Но Бэйн мертв! — хрипло проговорил Хуго.

— Разве для Братства это имеет значение? Уговор священен…

Хуго поднялся и встал — перед Блюстителем, мрачно и угрюмо глядя ему в лицо.

— Священен! — горько рассмеялся он. — Да, священен. Возможно, это единственная святая вещь во всей этой проклятой жизни. Я-то думал, что вы, Кенкари, другие. Я думал, что наконец нашел нечто такое, во что я мог бы поверить, нечто… Да что вам за дело? Тьфу! — Хуго плюнул на пол, прямо под ноги Блюстителю. — Вы не лучше прочих.

Книжница изумленно открыла рот. Привратник отвернулся. В Доме Птиц зашептали и завздыхали листья. Блюститель молча смотрел на Хуго. Наконец он сказал спокойно и тихо:

— Ты задолжал нам жизнь. Вместо твоей жизни мы выбрали его.

Книжница затаила дыхание и в ужасе воззрилась на Блюстителя. Привратник открыл рот, собираясь совершить немыслимое — заговорить, воспротивиться. Блюститель бросил на остальных Кенкари короткий суровый взгляд, и оба склонили головы и замолкли.

— Почему? Что он вам сделал? — резко спросил Хуго.

— У нас есть собственные причины для этого. Тебе это решение кажется неприемлемым?

Хуго сложил руки на груди и задумчиво подергал себя за скрученную бороду.

— Это окупит все?

— Возможно, не все, — мягко улыбнулся Блюститель. — Но почти все.

Хуго подумал, с подозрением посмотрел на Кенкари. Затем пожал плечами.

— Ладно. Где мне найти Эпло?

— На острове Древлин. Он был тяжело ранен и теперь слаб. — Блюститель опустил глаза, лицо его вспыхнуло. — У тебя не будет сложностей…

Книжница издала сдавленный вскрик и закрыла рот руками.

Хуго глянул на нее и презрительно хмыкнул.

— Что, тошнит? Не беспокойтесь, я избавлю вас от кровавых подробностей. Конечно, если только вам не захочется услышать о том, как он умер. Это я вам поведаю бесплатно. Опишу его предсмертные муки…

Книжница отвернулась и бессильно оперлась на свой стол. Привратник был мертвенно бледен и трясся всем телом. Блюститель Душ стоял молча и неподвижно.

Хуго повернулся на каблуках и пошел к двери. Хранители вопросительно посмотрели на Блюстителя.

— Иди за ним, — приказал Кенкари своему товарищу. — . Сделай все, что ему покажется необходимым для его путешествия на Древлин. И дай ему какое-нибудь… оружие.

Привратник побледнел.

— Да, Блюститель, — пробормотал он. Привратник был едва способен идти. Он обернулся и бросил на Блюстителя умоляющий взгляд, как будто просил его передумать. Блюститель был непоколебим. Вздохнув, Привратник приготовился проводить убийцу.

— Хуго Десница, — позвал Блюститель Душ. Хуго остановился на пороге и обернулся.

— Что еще?

— Помни — ты должен выполнить обещанное условие. Скажи Эпло, что его смерти хотел Ксар. Ты готов это сделать? Это самое важное.

— Да, я ему скажу. Все, что угодно, по желанию заказчика. — Хуго насмешливо поклонился. Затем повернулся к Привратнику. — Мне нужен только нож с хорошим, острым лезвием.

Хранитель сжался. Бледный и обессиленный, он последний раз посмотрел на Блюстителя. Не получив отсрочки, он проводил Хуго из комнаты и закрыл дверь.

— Блюститель, что ты наделал? — воскликнула Книжница, не в силах сдержаться. — Никогда за все века нашего существования мы не отнимали жизни! Ни единой! Теперь наши руки будут в крови. Почему? Зачем?

Блюститель стоял, неотрывно глядя вслед убийце.

— Не знаю, — глухо ответил он. — Мне не сказали. Я сделал только то, что мне было приказано. — Он посмотрел сквозь окно за алтарем на Дом Птиц.

Листья деревьев тихо и удовлетворенно шелестели.

×