Назад в Лабиринт, стр. 2

— Поздравляю, — сказал Клейтус, и его мертвые губы скривились в презрительной усмешке. — Теперь ты сможешь уничтожать свой народ так же, как мы уничтожили свой.

Ксар предпочел пропустить это мимо ушей. Лазарам свойственно видеть все в мрачном свете. Впрочем, вряд ли можно упрекать их за это.

Ксар уселся за большой каменный стол, сплошь заваленный пыльными томами — сокровищницей сартанской мудрости. За изучением этих книг он проводил каждую свободную минуту, а их у него было не так уж много, учитывая несметное число обязанностей повелителя страны, готовящегося повести свой народ на войну. Однако эти часы, проведенные им над сартанскими книгами, казались мгновениями по сравнению с годами, затраченными на это Клейтусом. К тому же Ксару приходилось гораздо труднее — он был вынужден читать на чужом для него языке — сартанском. И, хотя он овладел этим языком еще в Нексусе, задача расшифровки магических комбинаций сартанских рун и составление из них заклинаний, понятных для патринского мышления, была крайне утомительной и поглощала массу времени.

Ксар ни при каких обстоятельствах не мог мыслить как сартан.

Клейтус обладал информацией, необходимой Ксару. Клейтус глубоко изучил эти книги. Клейтус сам сартан или, во всяком случае, был им. Он знает. Он понимает. Но как выведать это у мертвеца? Вот в чем сложность.

Ксар не дал лазару обмануть себя шаркающей походкой и кровожадными взглядами. Клейтус явно вел куда более тонкую игру. На Абаррах недавно прибыла армия живых, с теплой кровью, созданий; это были патрины, которых привез сюда Ксар, привез, чтобы готовить к войне. Лазару не давали покоя мысли об этих живых существах, он жаждал уничтожить жизнь, к которой умершие страстно стремились и которую в то же время ненавидели. Но лазары не могли победить патринов. Патрины были слишком сильны.

Однако поддержание жизни в мрачных пещерах Абарраха требовало от патринов огромных затрат их магических сил. Патрины начинали ослабевать — пока чуть-чуть, самую малость. Вот так и сартане ослабели когда-то — и так погибли многие из них.

Время. Время работало на мертвых. Волшебство патринов медленно, но верно теряло силу. И, когда она иссякнет, лазары нанесут удар. Однако в планы Ксара не входило оставаться здесь слишком долго. Он уже нашел то, ради чего прибыл на Абаррах. И теперь ему только нужно получить подтверждение того, что он действительно нашел именно то, что искал.

Клейтус садиться не стал. Лазары не могут подолгу оставаться на одном месте, они постоянно перемещаются, скитаясь в поисках чего-то безнадежно утерянного.

Ксар не смотрел на возвращенного к жизни мертвеца, слонявшегося перед ним туда-сюда. Он смотрел на запыленные тома, лежащие на столе.

— Я хочу получить возможность испытать мои знания некромантии, — сказал Ксар. — Хочу убедиться, что действительно могу оживлять мертвых.

— Что же тебе мешает? — спросил Клейтус.

— …мешает? — повторило эхо.

Ксар нахмурился. Это несносное эхо гулом отдалось в ушах; оно всегда раздавалось именно в тот момент, когда он собирался что-то сказать, прерывая его и нарушая ход мыслей.

— Мне нужен умерший человек. Только не говори, чтобы я использовал для этого собственных людей. Об этом не может быть и речи. Я сам лично спас жизнь каждому патрину, которого привез с собой из Нексуса.

— Ты дал им жизнь, — проговорил Клейтус. — Ты вправе забрать ее.

— …брать ее.

— Возможно, — громко сказал Ксар, перекрывая голосом эхо. — Возможно, ты прав. И если бы у меня было больше людей — много больше, — я бы подумал над этим вариантом. Но наша численность невелика, и я не решусь пожертвовать хотя бы одним из них.

— Чего же ты хочешь от меня, Повелитель Нексуса?

— …Нексуса?

— Я разговаривал с одним из лазаров. Это была женщина по имени Джейра. Она сказала, что в Абаррахе все еще есть сартаны — живые сартаны. Человек по имени… гм-м… — Ксар замолчал с растерянным видом.

— Балтазар! — прошипел Клейтус.

— Балтазар… — стоном отозвалось эхо.

— Да, именно так, — поспешно проговорил Ксар. — Балтазар. Он их предводитель. В сообщении, которое я получил ранее от одного человека по имени Эпло — патрина, побывавшего на Абаррахе, — говорилось, что этот сартан Балтазар и все его люди погибли от рук твоих воинов. Но Джейра сказала мне, что это не так.

— Эпло. Да, я припоминаю его, — казалось, эти воспоминания не доставили Клейтусу удовольствия. Он надолго задумался. Душа его при этом то влетала в тело, затевая безнадежную борьбу, то вновь покидала его. Он остановился перед Ксаром и уставился на Повелителя бегающими глазами:

— Джейра рассказала тебе о том, что произошло? Ксар почувствовал некоторое смущение под взглядом мертвеца.

— Нет, — солгал он, заставляя себя сидеть на месте, в то время как инстинкт подталкивал его вскочить на ноги и отбежать в дальний угол. — Нет, Джейра не рассказала. Я думал, может быть, ты…

— Живые бежали от нас, — Клейтус опять принялся слоняться по комнате. — Мы преследовали их. У них не оставалось надежды спастись бегством. Ведь мы никогда не устаем. Нам не нужен отдых, нам не нужна пища, нам не нужна вода. Наконец мы настигли их. Чтобы спасти свои несчастные жизни, они предприняли жалкую попытку сопротивляться. Среди нас был их принц. Он был мертвым. Я сам вернул его к жизни. Он знал, что живые сделали с мертвыми. Он понимал: только когда все живые умрут, мертвые смогут освободиться. Он поклялся, что поведет нас против своих людей.

Мы ожидали легкой победы. Но один из наших воинов выступил вперед — это был муж той самой Джейры. Он лазар. Его жена Джейра убила его, потом оживила, наделила магической силой, которой обладаем мы. Но он предал нас. Где-то каким-то образом он обрел собственную силу. У него есть дар смерти, такой же, как у еще одного сартана, пришедшего в этот мир, пришедшего через Врата Смерти…

— Кто это был? — спросил Ксар. Его интерес, пригашенный было многословным повествованием лазара, внезапно оживился.

— Не знаю. Он был сартаном, но у него было человеческое имя, — ответил Клейтус, раздраженный тем, что его прервали.

— Альфред?

— Возможно. Разве в этом дело? — Казалось, Клейтус испытывает навязчивое желание довести свой рассказ до конца. — Муж Джейры разрушил колдовские чары, которые удерживали в плену тело принца. И тело принца умерло. Тюремные стены его души — телесная оболочка — разрушились. И душа вылетела на свободу, — в голосе Клейтуса слышались горечь и гнев.

— ..вылетела на свободу, — эхо прозвучало задумчиво, тоскующе.

Ксар потерял терпение. Дар смерти! Сартанские россказни.

— Что случилось с Балтазаром и его людьми? — спросил он.

— Они ускользнули от нас, — прошипел Клейтус, сцепив в ярости свои восковые руки. — Мы попытались догнать их, но магия мужа Джейры была слишком сильна. Он остановил нас.

— Так, значит, на Абаррахе еще действительно есть живые сартаны, — произнес Ксар, барабаня пальцами по столу. — Сартаны, которые могут снабдить меня трупами, необходимыми для экспериментов. Трупами, которые станут воинами моего войска. Не знаешь ли ты, где их искать?

— Если бы мы знали, они бы не остались живыми до сих пор, — ответил Клейтус, бросив на Ксара ненавидящий взгляд. — Не так ли, Повелитель Нексуса?

— Полагаю, так, — пробормотал Ксар. — А этот муж Джейры, куда он делся? Уж ему-то, без сомнения, известно, как найти сартанов.

— Я не знаю, куда он делся. Он был в Некрополисе, пока не явился ты со своими людьми. Он не пускал нас в наш город. Не пускал меня в мой дворец. Но появился ты, и он исчез.

— Испугался меня, должно быть, — презрительно бросил Ксар.

— Он ничего не боится, Повелитель Нексуса! — Клейтус дерзко рассмеялся. — Он тот, о ком говорится в предсказании.

— Слышал я о предсказании, — Ксар пренебрежительно махнул рукой. — Эпло мне об этом что-то рассказывал. Однако у него на этот счет примерно такое же мнение, что и у меня. Это всего лишь высказанные желания. Не очень-то я в них верю.

×