Драконы зимней ночи, стр. 2

– Прими сей дар нашего народа… – очередной взрыв восторга похоронил голос жреца.

– «Дар»!.. – фыркнул Стурм. – Сказал бы лучше – выкуп!..

– …И позволь, – продолжал Элистан, когда шум несколько улегся, -позволь поблагодарить народ гномов, великодушно позволивший нам поселиться в своем королевстве.

– И закопаться живьем в могилу, – пробормотал Стурм.

– Клянемся же встать плечом к плечу с гномами, если случится война!

–прокричал Элистан.

И опять разразилась буря ликующих криков, достигшая предела, когда Хорнфел нагнулся принять Молот. Гномы свистели и топали ногами, взобравшись на каменные скамьи.

Танис почувствовал подступающую дурноту… Украдкой оглядевшись кругом, он понял, что их со Стурмом отсутствие вряд ли будет замечено. Сейчас Хорнфел разразится речью, а после него – остальные шестеро танов, не говоря уже о членах Совета Высоких Искателей. Полуэльф тронул Стурма за плечо, взглядом приглашая рыцаря за собой. Вдвоем они потихоньку выбрались из Зала, низко пригнувшись у выхода. Они были глубоко внутри горы, пронизанной ходами и переходами подземного города гномов; но, по крайней мере, духота и оглушительный шум остались наконец позади.

– С тобой все в порядке? – спросил Стурм: даже сквозь бороду было видно, как побледнел полуэльф.

– Уже в порядке, – ответил Танис, жадно вбирая прохладный ночной воздух.

– Это просто жара… И шум.

– Что ж, мы отсюда скоро уйдем, – сказал Стурм. – Хотя, конечно, все зависит от того, как проголосует Совет Высоких Искателей – отпустить нас в Тарсис или не отпустить…

– Ну, в этом-то сомневаться не приходится, – пожал плечами Танис.

–Элистан теперь заправляет всеми делами – еще бы, ведь он привел народ в безопасное место! Никто из Высоких Искателей не решается больше перечить ему

– по крайней мере в глаза. Нет, дружище, следует думать, что этак через месяцок мы уже будем поднимать паруса на одном из белокрылых кораблей, которыми славен Тарсис Прекрасный…

– … Но без Молота Хараса, – с горечью докончил Стурм. И негромко процитировал: – «Рассказывают также, что Рыцари взяли золотой Молот, который благословил сам великий Бог Паладайн, и дали его Человеку с Серебряной Рукой, дабы он выковал Копье для Хумы, Победителя Драконов, а после того наградили Молотом гнома, прозванного за честь и доблесть в сражениях Харасом, то есть Рыцарем; с тех пор это прозвание заменило ему имя. И вот Молот Хараса был препровожден в томское королевство, и гномы клятвенно обещали, что вернут его, если приключится в том нужда…»

– И его вернули! – сказал Танис, стараясь умерить подступающий гнев. Сколько можно было повторять одну и ту же цитату?..

– Его вернули – но только для того, чтобы оставить здесь! – сквозь зубы выговорил Стурм. – А ведь мы могли бы унести его в Соламнию и выковать себе новые Копья…

– И все ради того, чтобы ты стал вторым Хумой, с Копьем наперевес мчащимся к славе!.. – Терпение Таниса лопнуло. – Ради этого ты готов пожертвовать жизнями восьмисот человек…

– Да не собираюсь я никем жертвовать! – в ярости закричал Стурм. -Просто это наш первый ключик к Копьям, а ты продаешь его за… Но тут оба умолкли, неожиданно заметив тень, проступившую в окружающем полумраке.

– Ширак, – прошептал тихий голос, и хрустальный шарик, зажатый в золотой лапке дракона на конце простого деревянного посоха, вспыхнул ярким светом. Свет его озарил алые одежды волшебника.

Молодой маг направился к Стурму и Танису, покашливая и опираясь на посох. Металлически поблескивающая желтая кожа обтягивала кости на его изможденном лице. Глаза горели золотом.

– Рейстлин, – напряженным голосом выговорил Танис. – Что тебе нужно? Рейстлина, казалось, совершенно не трогали гневные взгляды двоих мужчин: он давно привык к тому, что другие люди чувствовали себя рядом с ним неуютно и редко искали его общества.

Остановившись прямо перед ними, он простер тонкую руку и произнес: – Акулар-алан сух Таголанн Джистратар… – И прямо на глазах у потрясенных рыцаря и полуэльфа в воздухе замерцал прозрачный призрак оружия.

Это была двенадцатифутовая пика – оружие пешего копейщика. Сверкающее, зазубренное острие было выковано из чистого серебра, а деревянное древко – отполировано до блеска. На конце его виднелся стальной упор, предназначенный для втыкания в землю.

– Какая красота! – ахнул Танис. – Но что это?

– Копье, способное поражать драконов, – ответствовал Рейстлин. Держа Копье в руке, маг шагнул между ними, и они подались в стороны, как бы избегая его прикосновения. Они смотрели только на Копье. Потом Рейстлин повернулся и протянул его Стурму.

– Вот твое Копье, рыцарь, – прошипел он. – Безо всякого Молота и без Серебряной Руки. Помчишься ли ты с ним в битву, памятуя о том, что к Хуме вместе со славой пришла и смерть?

Глаза Стурма вспыхнули. Он благоговейно задержал дыхание, протягивая руку к Копью… Но, к его изумлению, рука прошла прямо сквозь древко, а Копье от прикосновения исчезло.

– Опять эти твои штучки!.. – зарычал он. Повернулся на каблуке – и ушел прочь, задыхаясь от ярости.

– Если ты собирался пошутить, Рейстлин, – спокойно сказал Танис, -должен тебе сообщить: не смешно.

– Пошутить? – прошептал маг. Взгляд странных золотых глаз провожал Стурма, растворявшегося в черноте подземного города гномов. – Следовало бы тебе получше знать меня, Танис.

И маг засмеялся жутким и таинственным смехом, который Танису довелось слышать прежде всего один раз. Потом Рейстлин насмешливо поклонился полуэльфу и ушел следом за рыцарем в темноту.

1. БЕЛОКРЫЛЫЕ КОРАБЛИ. НАДЕЖДА МАНИТ ИЗ-ЗА ПЫЛЬНЫХ РАВНИН

Танис Полуэльф сидел на Совете Высоких Искателей и хмурился, слушая выступавших. Ложная религия, которую когда-то проповедовали Искатели, была теперь официально мертва, но люди, возглавившие восемьсот беглецов из Пакс Таркаса, все еще сохраняли за собой это название.

– Мы вовсе не собираемся платить гномам неблагодарностью за то, что они позволили нам жить здесь, – размахивая отмеченной шрамом рукой, заявлял Хедерик. – Конечно же, мы благодарны им. Равно как и тем, чей героизм, проявленный при добывании Молота Хараса, сделал возможным наш переезд… – И Хедерик поклонился Танису. Тот ответил коротким кивком, и Хедерик продолжал:

– Но мы – мы же не гномы!

Он выразительно подчеркнул эти слова, и они снискали одобрительное бормотание слушателей, подогрев оратора еще больше.

– Мы, ЛЮДИ, не созданы для того, чтобы жить под землей!

Раздались выкрики «Правильно!», кто-то захлопал.

– Мы – земледельцы. Но как прикажете обрабатывать крутой горный склон? Мы хотим жить на землях, подобных тем, которые нас вынудили покинуть. И вот что я вам скажу: пусть те, кто заставил нас расстаться с прежней родиной, подыщут нам новую, не хуже!

– Кого он имеет в виду? Повелителей Драконов? – обращаясь к Танису, саркастически заметил Стурм. – Они, надобно думать, с радостью пойдут ему навстречу.

– Нет бы радоваться тому, что по крайней мере остались в живых, -буркнул в ответ Танис. – Дурни! Ты только посмотри, как они оглядываются на Элистана

– как будто это он выгнал их из родных мест!

Жрец Паладайна, признанный вождь беглецов, поднялся дать ответ Хедерику. Звучный баритон его раскатился под сводами пещеры:

– Верно, нам нужен новый дом. Потому-то я и предлагаю отправить разведчиков на юг, в город Тарсис Прекрасный.

Танису доводилось уже слышать об этом замысле Элистана, и он отвлекся, припоминая события месяца, истекшего с тех пор, как он и его друзья вернулись из Могилы Деркина, неся с собой священный Молот.

Гномские таны, с недавних пор объединенные под водительством Хорнфела, готовились дать бой Злу, надвигавшемуся с севера Особого страха перед ним гномы не испытывали. Их горное королевство было судя по всему, неприступно Но они сдержали обещание, данное Танису при возвращении Молота: беглецы из Пакс Таркаса отныне могли жить у Южных Врат – в южной оконечности королевства Торбардин.

×