Вкус яблока, стр. 54

Гард хотел было пуститься в объяснения, но тут Алан вытащил из заднего кармана джинсов конверт. Небрежно бросил его на стол, а сам отошел к холодильнику и открыл дверцу, сделав вид, что ему там что-то срочно понадобилось.

Гард взял конверт. Желтого цвета, сложен пополам — чтобы поместился в карман. На лицевой стороне — его имя, написанное размашистым почерком, все буквы смазаны. Конверт оказался не только заклеенным, но и залепленным скотчем. Гард распечатал его и, прежде чем вытащить открытку, взглянул на Мэйбл — она была удивлена не меньше него. Видимо, понятия не имела, что Алан подарит ему открытку. Оказывается, он сам купил ее.

Рисунок был очень забавный, и Гард улыбнулся. Улыбка стала шире, когда прочитал написанные старательным детским почерком слова: «Прости меня, что так себя вел. Я очень рад, что мама вышла за тебя замуж и у нас есть Кэрол».

Ниже, крошечными буквами, как будто добрая мысль слишком поздно пришла в голову или неудобно было об этом писать, Алан добавил три слова. Те самые, которые Гард когда-то никак не мог заставить себя произнести и которые так обрадовали его, когда он впервые услышал их из уст Мэйбл: «Я тебя люблю».

Алан захлопнул дверцу холодильника, Гард поднялся. Видно, пареньку было неловко — он не знал, куда глаза деть от смущения. Если сейчас что-то говорить, подумал Гард, то скромник смутится еще больше, и он просто протянул Алану руку.

— Черт подери! Я тоже тебя люблю!

Глядя на них, Мэйбл украдкой вытерла слезы. А потом, как будто ничего необычного, сверхъестественного не произошло, поторопила семейство.

— Ну, пошли, мальчики, а то опоздаем.

А ведь ему всегда было мало того, что он имеет, подумал Гард, направляясь следом за женой л взяв за руку Алана. Хотелось получить все — Мэйбл, любовь, семью. И теперь все у него есть. И будет всегда!

Когда-то он сказал любимой, что надежда умирает последней, и оказался прав.

Сбылись самые сокровенные мечты!

×