Девять драконов, стр. 8

Когда малыш сделал попытку убрать тарелку с недоеденным омаром, стоявшую передо мной, я вцепился в нее, изображая крайнюю степень гнева, — мне хотелось в последний раз услышать этот детский, невинный смех. Что за дьявольщина, подумал я, дома я лишился, но в гости-то можно будет приходить? Опять же, при мне теперь дракончики. Глядишь, и помогут.

За окном, кружа среди разноцветных ракет, продолжал падать снег.

×