Как соблазнить герцога, стр. 47

– Квин был уверен, что он расскажет тебе, как было дело, и недоразумение между тобой и герцогом быстро разрешится. – Анна сделала шаг назад. – Поэтому я сказала Элизабет, что мы должны вернуться домой без твоих вещей. Это был мудрейший из поступков, и, может быть, сегодня вечером состоится твоя свадьба.

Мэри пронзила Анну испепеляющим взглядом, но ничего не ответила и пошла в гостиную с лордом Везерли. Она предложила ему стул, но он, казалось, был сильно раздражен и сказал, что предпочел бы постоять.

– Я… я думал, вы знали, – пробормотал он.

– Не понимаю, лорд Везерли.

– Я же извинился, и вы приняли это извинение. – Он смущенно украдкой посмотрел на нее.

– Пожалуйста, Квин, говорите яснее. Я не припоминаю никаких извинений. Что могли вы сделать, что должны были оправдываться?

– Вы правда не знаете?

Мэри покачала головой, надеясь, что Квин поспешит со своим признанием.

– Я был рад за своего брата, так рад, что он нашел женщину, достойную его сердца. – Он глубоко вздохнул. – Мне хотелось разделить счастье брата со всеми, но о церемонии мало кто знал, и я написал заметку для колонки светской хроники, в которой говорилось о вашей свадьбе.

Мэри вскочила:

– Вы? Но я нашла эту заметку в бумагах Рогана, в бюро.

– Это я положил ее туда, чтобы потом сравнить мои словах текстом заметки, когда она будет опубликована. Уверен, вы знаете, что газетчики любят приукрасить. Я хотел убедиться, что они опубликовали текст без правок. Это было важно для меня.

– Выходит, Роган никогда не видел заметки и не знал о ней ничего до того, как она была опубликована?

– Не знал. – Квин виновато пожал плечами. – Я читал ту самую заметку, когда Роган спустился к завтраку. Меня не было дома той ночью, и я не знал, что он вернулся домой.

У Мэри застучало в висках. Она не хотела больше ничего слушать, но знала, что должна.

– Когда брат сказал мне, что свадьба была делом рук Лотариана, его шуткой, я не мог говорить. Роган взял газету со стола, быстро прочитал статью, метнулся к двери, и я не успел признаться в своей ошибке. Он только бросил на ходу, что привезет вас обратно. Я знал, что он женится на вас и все встанет на свои места.

– Почему вы не сказали ему? Или мне?

– Роган был так счастлив! О, он пытался не показывать вида, но я-то понимал. Я никогда до этого не видел человека, чье сердце было бы так переполнено чувствами. Я не смог сказать ему. И эта заметка тогда ничего не значила. Вы с ним собирались пожениться.

Мэри нахмурилась.

– Подождите. Вы ведь и мне ничего не сказали об этой заметке. – Она подняла указательный палец, задумалась, словно копалась в глубинах своей памяти. – Вы извинились за объявление. – Мэри взглянула на Квина. – Но я думала, вы сожалели о том, что заметка появилась в газете. А не о том, что вы ее написали!

Квин кашлянул и виновато улыбнулся.

– Я догадался, что вы неправильно меня поняли. Только надеялся, что вы поймете, кто написал эту заметку. Если бы вы прочли ее, то увидели бы, что лишь мое имя отсутствует в ней.

Мэри покачала головой.

– Я была так встревожена последствиями, которые вызвала эта публикация, что вообще ничего не замечала, – ответила она вполголоса.

Мэри повернулась и, ничего не видя вокруг, прошла в холл, схватила соломенную шляпу с крючка на стене. Квин последовал за ней.

– Я так сожалею об этом, мисс Ройл. Вы даже не знаете, как мне жаль, что так получилось.

Мэри открыла дверь в передней и стала спускаться по ступенькам. Квин стучал тростью по полу, спеша за ней.

– Я должна поговорить с Роганом. Мне надо извиниться за то, что я усомнилась в нем… – начала она.

– Позвольте мне отвезти вас на Портман-сквер, – предложил Квин. – Это самое малое, что я могу сделать.

Не успела Мэри ответить, как услышала, что Мактэвиш зовет ее по имени.

– Миш Ройл! – Он поднял сложенный пополам листок бумаги. – Это пишмо принешли для ваш, пока вы были в гоштиной ш лордом Вежерли.

– Я прочитаю его, когда вернусь, – ответила она резко.

– Но оно от герцога, Миш Ройл. Его шлуга обяжал меня шказать вам, што оно ошень важное.

Мэри бросилась вверх по лестнице и схватила письмо, мгновенно прочла и взглянула на Квина.

– Роган поехал на Кэвендиш-сквер. Можете ли вы отвезти меня туда, чтобы я встретилась с ним?

– Почту за честь, мисс Ройл.

Молодых людей проводили в библиотеку леди Аппертон, где их ждали пухленькая пожилая леди и лорд Лотариан.

Мэри обвела взглядом комнату – Рогана не было. Она протянула письмо покровительнице.

– Мне показалось… я подумала, что Блэкстоун мог быть здесь.

– И он придет сюда. – Лотариан встал и прошел по комнате, чтобы протянуть ей руку.

Мэри сделала шаг назад.

– Моя дорогая, ты, наверное, можешь на меня сейчас обидеться, но через час ты будешь целовать меня в щеку.

– Я сильно сомневаюсь в этом, милорд. Прошедшие несколько дней были самыми ужасными в моей жизни.

– Но каковы были ночи, моя дорогая? – спросил Старый Повеса. Взгляд этого видавшего виды распутника вызывал отвращение.

– Приношу вам свои извинения, леди Аппертон, но если Рогана здесь нет, тогда где же он? Очень важно, чтобы я поговорила с ним прямо сейчас.

– Я здесь.

В комнату входил герцог, держа под руку седовласую женщину. Женщина эта держалась по-королевски, и Мэри была уверена, что она ее знает. Но откуда – не могла вспомнить. Лорд Лотариан и леди Аппертон подошли к даме и стали разговаривать с ней, но взгляд Мэри был устремлен на Рогана, она не обращала никакого внимания на гостью. Роган освободил руку леди и вежливо покинул ее, чтобы подойти к Мэри.

– Я должен поговорить с тобой, Мэри.

Леди Аппертон повернулась и схватила их обоих за руки.

– У вас будет время, все время в этом мире для вас двоих, чтобы вы могли поговорить. Но нам пора выслушать леди Джерси. Прямо сейчас.

– Леди Джерси? – пробормотала Мэри. Она уставилась на женщину. Да, это она. Та женщина с портрета в галерее Харрингтонов.

Только теперь она была намного старше. Волосы ее поседели и больше не были каштановыми, кожа стала морщинистой.

– Леди Джерси! Н-но откуда она здесь?

Леди Джерси благосклонно позволила лорду Лотариану проводить ее к дивану и чинно села.

Она подняла глаза на Мэри и смотрела на нее оценивающе.

– Я хорошо знала покойного герцога Блэкстоуна. Его сын здесь, он и попросил меня прийти и рассказать вам о той моей кашмирской шали, которую вы, должно быть, нашли.

Глаза Мэри широко раскрылись от удивления.

– Да, мы действительно после смерти отца нашли шаль среди его вещей.

Леди Джерси приподняла свои тонкие брови.

– Не думаю, что мы знакомы с вами, девочка.

Дрожь пробежала по телу Мэри: если рассказ Старых Повес – правда, то эта женщина предпочла бы, чтобы Мэри и ее сестры были… мертвы.

Леди Аппертон представила их друг другу, как того требовали приличия. Мэри, похолодев от ужаса, нерешительно сделала реверанс.

– Мисс Ройл? – Леди Джерси прищурилась. – Ваше имя припоминаю, а лицо – нет. Мы встречались раньше? Может быть, в театре или на балу?

– Нет, миледи. Возможно, вы встречались с моим отцом и знаете его имя. Одно время он был личным лекарем принца Уэльского. – Мэри ждала, что история их рождения хоть как-то подтвердится.

Но ничего не произошло.

– Не очень помню его. – Леди Джерси говорила ровным голосом, спокойно, не разжимая губ. – У принца на службе всегда было несколько лекарей. И в прошлые годы, и сейчас.

Лотариан принес шаль, понимая, что терпение леди Джерси, да и Мэри, на исходе.

– Вот та кашмирская шаль, о которой упомянул герцог, – сказал он. – Мы заметили, что у вас была точно такая же, потому что на портрете, который висит в галерее Харрингтона, вы изображены в похожей шали. Взгляните, эта вещь принадлежала вам?

Леди Джерси внимательно, очень внимательно рассмотрела шаль.

×