Как соблазнить герцога, стр. 1

Кэтрин Кэски

Как соблазнить герцога

Глава 1

Беркли-сквер, Лондон

Май 1814 года

Под покровом ночи три девушки стояли около живой изгороди и шептались.

– Он там. – Мэри, старшая из сестер Ройл, указывала густо напудренным пальцем на проход между кустами. – Видите его? Белокурого джентльмена у фонтана? Разве он не изящен?

– Я вижу лишь твой затылок. – Младшая сестра Анна, в отличие от Мэри, не считала это вечернее приключение таким уж занимательным. С той самой минуты, как сестры выбежали из дома тетушки Пруденс, Анна не переставая ныла, что совершенно бессмысленно вторгаться в этот светский прием, проходивший в саду по соседству.

Но Мэри рассуждала по-своему: лучше стоять в тени живой изгороди, оставаясь незамеченной, и наблюдать за ним, чем жалеть, что сегодня вечером его пригласили на этот светский раут, а их – нет.

Что еще ей оставалось делать? Сидеть в спальне – в то время как он гулял по саду лишь в нескольких ярдах от нее? Нет, она не могла упустить возможность увидеть его.

До этого вечера Мэри встречалась с виконтом несколько раз во время прогулки в Гайд-парке, но видела его лишь издалека. И хотя она превосходно разбиралась в людях – об этом говорили все, – Мэри должна была признать: чтобы лучше узнать его и проверить свои чувства, ей надо больше времени. Старшую из сестер Ройл можно было назвать кем угодно, но только не нерешительной особой. Приняв решение, она его никогда не меняла.

А теперь ей представилась возможность понаблюдать за ним, стоя за кустом остролиста, оставаясь незамеченной. Это помогло бы Мэри убедиться, что ее первое впечатление о виконте было верным: он – само совершенство.

Испуганная Анна изо всех сил удерживала Мэри за руку, не давая ей пробраться в чужой сад. Мэри состроила гримасу сестре. Ей потребовалось целых два часа, чтобы добиться нужного эффекта, превратив себя в некое подобие мраморной статуи.

– Вы не должны быть такими нетерпеливыми. Если ты осторожно не уберешь руку, то посыплется пудра, и я не смогу притвориться мраморной статуей. Тогда нам придется вернуться в дом ни с чем.

Анна разжала руку, и ее влажные пальцы соскользнули с сильно напудренной руки сестры. Мэри осмотрела себя, чтобы убедиться, не пострадал ли ее тщательно наложенный грим.

– Так и знала! Ты все испортила. Твои пальцы оставили отпечатки на всем теле.

– Перестаньте кричать! – Элизабет, младшая из тройняшек, которая, по словам их отца, родилась на десять минут позже остальных, сердито моргала, хлопая густо напудренными ресницами. – А что, если нас поймают? Репутация семьи будет погублена. Что же, только я думаю об этом?

– Сейчас темно, Лизи. Никто нас не заметит. – Анна приподняла край греческой туники, осыпав все вокруг белой пудрой.

– Анна права, – осторожно обходя куст, заметила Мэри. – Но, стоя здесь, мы не можем ни видеть, ни слышать того, что происходит в глубине сада. Думаю, нам надо подойти поближе. – Она повернулась к сестрам спиной и дала им знак следовать за ней.

В этот момент Мэри заметила, что девушки переглянулись. О нет. Сейчас они не отступят, а доведут дело до конца и сделают то, что задумали. В конце концов, должны же сестры сдержать данное ей обещание!

– Даже и не думайте отступать. Это – наш план, или вы забыли? Мы же договорились, что наденем белые туники, напудримся, а затем проберемся в сад и притворимся скульптурной садовой группой.

Элизабет раздраженно возразила:

– Я и дома вам говорила, что этот план – безумие. Хотя, надо признать, при лунном свете наш грим выглядит безупречным. Мы действительно похожи на мраморные статуи. На самом деле эффект просто поразительный.

Анна вздрогнула, увидев, как ее напудренная рука краснеет.

– Что намешано в этой пудре? По мне словно бегают муравьи. Послушай, Мэри, не знаю, почему мы пошли на такое безумие? И ради чего? Только чтобы взглянуть на лихого солдата, который понравился тебе! Я согласна с Лизи – мы сошли с ума.

– Ну знаешь, есть огромная разница между простым солдатом и героем войны. Я говорила вам, что недавно ему был пожалован титул виконта самим принцем-регентом? – Мэри заметила, в саду, какое-то движение. – Он уходит! Пойдемте же, мы должны догнать его. Наверное, он направился на лужайку.

Элизабет неистово замотала головой:

– Не знаю, как вы, а я – домой. Перелезу через стену и бегом в ванную, чтобы смыть эту ненавистную пудру. – Она встала с земли и подала руку Анне, чтобы помочь и ей подняться.

– Ну, пожалуйста. Давайте хотя бы взглянем на него. Я ведь собираюсь за виконта замуж, понимаете. – В подтверждение своих слов Мэри кивнула.

– Итак, наконец-то ты сказала это. – Анна смахивала сухие листья остролиста, прилипшие к ее напудренным коленкам. – Но тебе не надо выходить замуж за этого мужчину с одной лишь целью – обеспечить свое будущее. У нас впереди целый сезон… и много времени, чтобы найти доказательства нашего королевского происхождения: ведь это нам так нужно!

Слова сестры вывели Мэри из себя.

– Я не собираюсь потратить всю жизнь на поиски каких-то доказательств. Ведь возможность этого так невелика. Я – реалистка, особенно когда дело касается нашего будущего. И вам тоже пора спуститься с небес на землю. – Она вздохнула, увидев при свете луны виконта с хрустальным бокалом в руке. – Начнем с того джентльмена, того прекрасного джентльмена.

– Хорошо, дай и мне взглянуть на него. – Анна, стоя на цыпочках, стала всматриваться вдаль через верхушки кустов. – Который из них двоих он?

Мэри подняла глаза и увидела, что теперь мужчин стало двое. Но ее виконт – она уже думала о нем как о своем – блондин, другой же мужчина, напротив, жгучий брюнет с огромными лукавыми глазами и на голову выше ее возлюбленного.

– Ну, конечно же, он – не тот огромный, неуклюжий великан. У меня более утонченный вкус. – Осторожно ступая по траве, Мэри направилась к живой изгороди. Обернувшись, она подала сестрам знак следовать за ней. Девушки неохотно подчинились. А Мэри уже находилась в двадцати шагах от джентльменов. – Вон тот, с тростью, – прошептала она сестрам, стоявшим у нее за спиной, внимательно рассматривая сквозь листья своего избранника. – Теперь вы можете убедиться сами, что я говорила правду. Какие у него утонченные, аристократические черты! Видно, что он благороден и воспитан.

– Боже мой, Мэри… – прошептала Элизабет. Глаза ее округлились от ужаса.

Но Мэри была слишком занята виконтом, чтобы обратить внимание на предупреждение сестры.

– Как он хорош собой, какая у него выправка! И богат! Десять тысяч годового дохода!

– Мэри! – встрепенулась Анна. – Он услышал нас. Тот высокий джентльмен идет… идет сюда.

– Анна, – прошептала Элизабет. – Бежим!

Краем глаза Мэри увидела, что Элизабет бросилась бежать и тотчас же скрылась в темноте. Анна метнулась за ней, спотыкаясь о корни деревьев и опавшие ветви.

Мэри не двинулась с места.

Огромная темная фигура протискивалась между кустами, направляясь к ней.

Девушка заметалась. Боже, у нее совсем не осталось времени, чтобы скрыться, и ей придется воплотить в жизнь свой план. Повернувшись к живой изгороди спиной и грациозно сложив перед собой руки, она попыталась изобразить из себя мраморную статую. Не успела Мэри закрыть глаза, как услышала рядом шаги и в следующее мгновение поняла, что великан стоит перед ней.

Стой спокойно. Не дыши.

Она услышала, как он усмехнулся.

– Черт, довольно странное место для статуи, – бормотал себе под нос джентльмен. – Квин, иди сюда, здесь статуя. Видел ее когда-нибудь? Прекрасная греческая богиня. Посмотри на ее профиль. Необычный образец. Какая подлинность!

Неподалеку раздался приятный голос виконта:

– Нет, еще не видел. Должно быть, одно из недавних приобретений лорда Андервуда.

×