Моя прекрасная повелительница, стр. 2

— Я слышала, шотландцы взяли в плен самого рыцаря Огненная Шпора.

— Да, это правда, — кинув на девушку быстрый взгляд, ответил воин.

— Так не вернут ли в обмен на него наших пленных?

— Только тех, о ком будут просить. Если клан Дугласа хорошо знает твоего брата…

— Не знает.

— Тогда, скорее всего, выкупать его придется тебе. А поскольку англичане потерпели такое сокрушительное поражение, они, без сомнения, потребуют большой выкуп, чтобы как-то залечить раны.

— Именно так.

— Сестричка, — прошептала Маргарет, подходя, — я обнаружила еще одного живого, почти мальчика.

— Где он?

— На правом краю поля, почти на полпути отсюда до деревьев, в зарослях.

— Я вижу заросли. Он там?

— Теперь уже там. Я закрыла его юбкой и плащом, и он сумел отползти в кусты. Ты придумала, как помочь раненым и вынести их отсюда?

— Тот юноша богато одет?

— Беднее этого. А потом, его доспехи испорчены: порваны, испачканы кровью и болотной грязью.

— Тогда скажем, что это наш родственник, и мы забираем его домой.

— Но сэра Руари мы не можем назвать своим родственником. Те, у кого в роду так богато одеваются, не будут грабить погибших.

Нахмурившись, девушка с минуту смотрела на Руари, потом вдруг хитро улыбнулась, понимая: то, что она собирается сказать, — не совсем ложь.

— Мы объявим, что хотим вернуть его тело родственникам. Он очень богато одет, и награда будет щедрой. Оба воина должны притвориться мертвыми.

Острый взгляд зеленых глаз сэра Руари подсказал девушке, что он все понял.

— Но мы же не сможем вывезти их обоих на Бэнсите. Он всего лишь маленький пони.

— Конечно. Надо сделать носилки. Тебе придется пойти поискать, из чего их можно смастерить, а я останусь здесь: нельзя оставлять раненого и лошадь без присмотра.

— Мы еще даже не обработали его раны, Сорча.

— Но, кузина, мы же делаем вид, что он мертв. Никто не перевязывает мертвецу раны, — шепотом объяснила Сорча. — Мы займемся этим, как только стервятники потеряют нас из виду.

Тем временем сэр Руари внимательно рассматривал двух молодых женщин, от которых он теперь полностью зависел. Та, которую сестра называла Маргарет, была хорошо сложенной пухленькой блондинкой с большими голубыми глазами. О такой любой мужчина мог только мечтать. Его внимание, однако, было поглощено девушкой с редким именем Сорча. Это казалось странным: ведь именно Маргарет была в его вкусе. Главное, что привлекало внимание во внешности Сорчи — это огромные карие глаза в тени густых ресниц. В этих темных озерах отражались: острый ум, сила, решительность — качества, которые, как он считал, не очень украшают женщину. Личико было маленьким и резко очерченным. Руари подумал, что если девушка улыбнется, то улыбка не оставит ни одной ямочки на ее щеках. Волосы спасительницы выглядели роскошно и закрывали спину, позволяя видеть лишь тоненькую талию. Лучи заходящего солнца зажигали в их каштановой глубине золотистые искры.

Помимо своей воли рыцарь осознал, что его влечет к этой женщине, несмотря на боль и слабость. Он пристально осмотрел миниатюрную фигурку. Грубое серое платье сидело достаточно плотно, подчеркивая каждый ее изгиб. Маленькая грудь, тонкая талия, худенькие, но четко очерченные бедра разбудили в нем интерес, хотя прежде подобная стать никогда не привлекла бы его. Движения девушки невольно останавливали взгляд своей легкостью и врожденной грацией.

Это маленькое создание спасло ему жизнь, высокородный и высокочтимый сэр Руари Керр спасен незнакомой девочкой из неизвестной семьи клана Хэй. Представив реакцию родственников, Руари тяжело вздохнул.

Звук шагов вывел рыцаря из раздумий. Один из мародеров подходил к ним. Руари поспешно прикинулся мертвым, стараясь дышать как можно незаметнее. Еще раз он проклял в душе свои раны: это из-за них он так беспомощен сейчас. Он но может бороться. Если суждено умереть, он должен хотя бы попытаться дать отпор врагу прежде, чем тот перережет ему горло. Но все, на что он сейчас способен, — так это лежать без движения и молить бога, чтобы Сорча Хэй на самом деле оказалась умненькой и хитрой.

Сорча устало разглядывала высокого худого мужчину, который остановился перед ней. Это проявление явного интереса со стороны мародеров не сулило ничего хорошего. Прежде всего, это потеря времени. Теперь, когда она знала судьбу Дугала и что надо делать, чтобы помочь ему, первым делом необходимо было покинуть это поле, отданное во власть непокаявшимся мертвым и вероломным живым, наживающимся на чужом горе.

— Я вижу, ты мастеришь носилки, — произнес подошедший тихим, без красок, голосом, не мигая глядя на девушку. — Здесь кто-то ранен?

— Спасибо за заботу, сэр, все в порядке, — вежливо ответила Сорча, а сама тем временем положила руку на кинжал, скрытый плащом. — Нам просто нужно что-то, на чем можно вывезти отсюда два тела.

— Два тела? Зачем убирать мертвых с этого поля?

— Не всех мертвых, сэр. Только двух.

— Не хитри, милая, — пробормотал подошедший, тыча ей в лицо грязным пальцем. — Лучше скажи правду, а не то и ты, и твоя пухленькая подружка сейчас же присоединитесь ко всем этим мертвецам.

— Кузина нашла здесь одного из наших родственников, и мы хотим забрать его домой. И этого человека тоже.

— Неужели? И я должен поверить, что он тоже ваш родственник?

— Нет. Разве я это сказала? Он богато одет. Не из тех, кто остается гнить на поле битвы. Я просто решила, что мне заплатят, если я верну его тело.

— А тебе известно, кто это? — спросил мужчина, пристально разглядывая Руари.

— Конечно. Знаки на его ножнах и эмблема клана говорят, что он принадлежит к Керрам из Гортмора. Я знаю, где это.

— Они — богатый клан, — пробормотал человек, небрежно поглаживая меч.

— Верно. Но не настолько, чтобы ты рисковал жизнью. — Девушка откинула плащ, чтобы незнакомец увидел, что и она вооружена.

Когда же и Маргарет поспешила к сестре, также держа меч наготове, незнакомец примирительно протянул руку.

— Не горячитесь. Вы заявили права на эту добычу, и я полностью признаю их.

Как только опасность миновала, Сорча скомандовала сестре:

— Возьми Бэнсита и помоги тому парню, а потом надо будет погрузить на носилки этого человека.

— Мы наконец-то уходим отсюда? — с надеждой и голосе поинтересовалась Маргарет, хватая поводья.

— Чем быстрее, тем лучше. Мне очень не понравился этот визит.

— Но он же сказал, что уважает наше право на добычу.

— Через минуту скажет обратное и будет прямо смотреть нам в лицо. Ступай, Маргарет. И будь осторожна.

— Может быть, тебе стоит пойти с ней? — спросил Руари, когда девушка отошла.

Сорча внимательно посмотрела на своего пленника, удивляясь, как он может говорить, все еще делая вид, что мертв. Сыграно было так искусно, что ей стало не по себе.

— Этот человек оценил по достоинству ваше богатство и значительность, сэр. Поэтому не стоит оставлять вас без охраны.

Отвечая, Сорча краем глаза внимательно следила за рыскавшими по полю людьми и старалась говорить не разжимая губ.

— И ты думаешь, что такая хрупкая девушка сможет защитить меня?

— Конечно. Он же трус. Пока ему нужно будет бороться за то, что он хочет, преимущество на моей стороне. А забрать что-то обратно из его рук мне уже не удастся. Значит, самое мудрое — это не отдавать то, что имеешь.

— И ты полагаешь, что твоя кузина способна сделать то же самое?

— Не сомневаюсь. Маргарет хорошо понимает, когда ей грозит опасность. А защищаться ее научили.

Руари не успел ничего на это ответить, потому что Маргарет вернулась. Он был поражен той скоростью, с которой она справилась с поручением, но еще большее удивление вызвал у него юноша, с трудом державшийся на пони. Это оказался кузен Руари — Бэтэм. Так значит, вопреки всем запретам, он тоже участвовал в этой битве с англичанами? Бог даст, раны не окажутся серьезными, и как только мальчишка выздоровеет, его можно будет призвать к порядку. Но именно в тот момент, когда рыцарь собирался высказать это мальчику, Сорча с Маргарет начали перекладывать его на носилки. Хотя руки женщин были нежны и удивительно сильны, боль пронзила измученное тело, лишая Руари способности думать. Требовалось огромное усилие воли, чтобы удержаться от крика. Но все-таки тихий стон раздался в тот момент, когда человек был уже на носилках.

×