Просто любовь, стр. 74

Они оба рассмеялись.

– Именно здесь мы танцевали вместе, Фрэнсис, – сказал граф Эджком, – хотя это был не совсем первый раз, если ты помнишь.

– Первый раз, – ответила Фрэнсис, – был в холодном темном пустом зале и совсем без музыки.

– И это было восхитительно, – с усмешкой сказал граф.

– Было бы позором, – произнес Кит, – не танцевать, имея в наличии оркестр и один из самых известных танцевальных залов в стране. Я прикажу оркестру играть вальс. Но мы не должны забывать, что это свадебное празднество. Невеста должна танцевать первой. Вы станцуете со мной вальс, Энн?

Но Энн заметила, что, говоря это, Кит смотрел на брата.

Сиднем встал.

– Благодарю тебя, Кит, – решительно произнес он, – но первым с невестой будет танцевать жених. Энн, позволь тебя пригласить.

На мгновение она ощутила тревогу. Все гости замолчали и обратились в слух. Несомненно, все они пойдут и будут наблюдать за нею и Сиднемом. Энн не часто приходилось танцевать, кроме как в школе, но Сиднем…

Но Сиднем был способен сделать абсолютно все, что захочет, за исключением, возможно, хлопанья в ладоши.

Энн улыбнулась мужу.

– Да, конечно.

Вряд ли всеобщий вздох собравшихся вокруг них гостей был плодом ее воображения.

Энн взяла под руку Сиднему, и он повел ее в танцевальный зал. Ей показалось, что почти все присутствующие в чайной комнате последовали за ними и расположились по периметру зала, в то время как Кит отдавал распоряжения руководителю оркестра. Дети тоже отступили назад, хотя большинство из них просто убежало в чайную комнату, чтобы продолжить играть там.

И они вместе танцевали вальс, Энн и Сиднем, через три недели после их венчания, под внимательными взглядами всех присутствовавших гостей.

Сиднем взял ее за правую руку, а левую Энн положила ему на плечо. Когда зазвучала музыка, они начали двигаться, вначале медленно и неловко, а затем Сид улыбнулся ей и прижал ее руку к своему сердцу, побуждая Энн обнять его другой рукой за шею, придвинувшись к нему ближе.

После этого они начали двигаться как единое целое и кружиться под музыку. А затем и другие пары постепенно присоединились к ним. Джошуа с леди Холлмер, Кит с Лорен, Фрэнсис с лордом Эджкомом, герцогиня с герцогом Бьюкаслом, другие Бедвины с их супругами, Сара с Генри, Сюзанна с виконтом Уитлифом и Сьюзен с Мэтью.

– Счастлива? – прошептал Сиднем на ухо жене.

– О, да, – ответила Энн. – Счастлива. Очень. А ты?

– Так, что не выразить словами.

И они улыбнулись друг другу.

Нет, Энн совсем не трудно было запомнить эту часть их свадебного приема.

Она будет помнить об этом всю оставшуюся жизнь.

ГЛАВА 23

Энн, Сиднем и Дэвид приехали домой в Ти Гвин морозным ноябрьским днем. Несмотря на холод, ярко светило солнце, и Сиднем порывисто опустил окно, когда кучер остановился, чтобы открыть парковые ворота, и приказал ему ехать к конюшне и каретному сараю одному.

– Оставшуюся часть пути мы пройдем пешком, – сказал Сиднем.

Поэтому несколькими минутами позже они стояли втроем и наблюдали, как экипаж спускается вниз, в парк, растущий в небольшой низине, перед тем, как начать подъем с другой стороны.

– Ну вот, Дэвид, – сказал Сиднем, положив руку на плечо мальчика. – Это – Ти Гвин. Наш дом. Что ты о нем думаешь?

– Те овечки тоже наши? – спросил Дэвид. – Можно мне подойти к ним поближе?

– Конечно, можно, – ответил Сиднем. – Ты можешь даже попытаться поймать одну из них, если хочешь. Но предупреждаю тебя, что они весьма неуловимы.

После нескольких часов, проведенных в тесном экипаже, мальчик бросился бежать по лугу с радостными возгласами. Предупрежденные о его приближении овцы кинулись врассыпную.

Сиднем с улыбкой повернулся к жене.

– Итак, Энн, – сказал он.

– Итак.

Она смотрела на видневшийся вдали дом, но при этих словах обернулась и взглянула на мужа.

– Как ты понимаешь, я собираюсь вскарабкаться через перелаз. Надо же мне исправиться. В прошлый раз я была ужасно неуклюжей.

– Я позаботился о нижней ступеньке, – сказал Сиднем.

Он наблюдал, как Энн взбирается, а затем садится на верхнюю перекладину и болтает ногами с другой стороны, тепло укутанная в красновато-коричневую шерстяную ротонду. Ее щеки порозовели от холода, несколько прядей волос цвета меда вырвались на свободу из аккуратной прически и развевались на ветру. Ее глаза смеялись и ярко блестели. Его прекрасная Энн.

Сиднем шагнул к ней.

– Позвольте мне, сударыня, – сказал Сид, предлагая ей руку.

– Благодарю вас, сэр. – Она подала ему руку и спустилась на землю. – Вот видишь? Словно королева.

Они стояли лицом к лицу, держась за руки, и пристально смотрели друг на друга в течение нескольких мгновений, пока ее улыбка не увяла.

– Сиднем, я знаю, что ты не хотел всего этого…

– Знаешь?

– Ты был доволен своей жизнью, и я не та женщина, которую ты бы выбрал себе в жены.

– Не та? – сказал Сиднем. – А разве я – тот мужчина, которого бы ты выбрала себе в мужья?

– Мы оба были одиноки, – произнесла Энн. – И приехали сюда в один прекрасный день и…

– Это был прекрасный день.

Она склонила голову набок и слегка нахмурилась.

– Почему ты не даешь мне закончить то, что я пытаюсь сказать?

– Потому, что ты до сих пор не уверена, что в глубине души я не сожалею о нашем браке, не так ли? И полагаю, что и я до сих пор не уверен, что ты не сожалеешь о том же. Полагаю, что мне давно уже следовало кое-что сказать тебе. Но сначала я не хотел, чтобы ты жалела меня или чувствовала себя обязанной мне, а потом убедил себя, что в словах нет необходимости. Как тебе известно, Энн, обычно мужчины склонны так поступать. Нам нелегко выражать свои чувства словами. Но я действительно люблю тебя. И думаю, что всегда буду любить. Я знаю, что всегда буду любить тебя.

– Сиднем.

Слезы хлынули из ее глаз. И Сиднем заметил, что кончик ее носа покраснел.

– Ох, Сиднем, и я тоже действительно люблю тебя. Я очень-очень люблю тебя!

Он наклонился вперед, потерся об нее носом, и поцеловал. Энн обняла его за шею и поцеловала в ответ.

– Ты всегда любил? – откинув голову назад, рассмеялась Энн. – С самого начала?

– Увидев тебя той ночью, я подумал, – ответил Сид, – что мои мечты стали явью. Но потом ты развернулась и убежала.

– Ох, Сиднем, – Энн еще крепче прижалась к мужу. – О, мой любимый.

– И у меня в кармане есть кое-что, что я всегда хранил при себе. Нечто, что сможет убедить тебя, что я всегда любил тебя. Если ты еще помнишь их.

Она шагнула назад и с любопытством наблюдала, как он вытащил из внутреннего кармана пальто носовой платок и развернул его, чтобы показать Энн лежавшую в нем маленькую кучку морских ракушек. Он подумал, что будет выглядеть глупо, если Энн их не вспомнит.

Энн дотронулась пальцем до ракушек.

– Ты сохранил их. О, Сиднем, ты хранил их все это время!

– Глупо, не правда ли? – улыбнулся Сиднем.

Но в тот момент, когда он сворачивал свой платок с ракушками и убирал его в карман, раздался крик и отвлек их.

– Мама, смотри! – позвал Дэвид с середины луга. – Посмотри, папа, я поймал овечку!

Но в этот момент возмущенная овца вырвалась на свободу и иноходью удалилась, чтобы продолжить свое серьезное занятие – поедание травы и клевера. Дэвид, весело смеясь, кинулся за ней в погоню.

Сиднем обнял Энн за талию и вновь привлек к себе. Накрыв ладонью ее живот, Сиднем уткнулся лицом ей в шею, а Энн склонила голову на плечо мужу. От нахлынувших чувств у Сиднема кружилась голова.

– Он назвал тебя папой, – нежно сказала Энн.

– Да.

Сиднем поднял голову и осмотрелся. Теперь все это было его: дом, конюшни, сад, луг, деревья, мальчик, гоняющийся за овцами, женщина в его объятиях. А под своими пальцами он чувствовал будущее – в небольшом округлившемся животе его жены.

×