Наследство Массингемов, стр. 36

Кэтрин одобрительно кивнула.

– Значит, для всех наступит облегчение… Макс, а когда ты собираешься сделать Джейн предложение? Мы уже давно этого ждем.

– Да? – Макс сурово, на нее посмотрел. – Я вполне обойдусь без свидетелей, дорогая сестричка. Я тоже долго ждал этого момента и хочу сказать это Джейн наедине.

Глава семнадцатая

Они привязали лошадей к кусту и пошли по тропинке, ведущей в вересковую пустошь.

– Макс… – Джейн удовлетворенно вздохнула после нежного и крепкого объятия. – Ох, мой ненаглядный… мне просто не верится, что все позади и тебе больше не угрожает опасность.

Макс коснулся ее щеки.

– Моя смелая, красивая Джейн. Как же я тебя люблю. Ты ведь выйдешь за меня замуж?

– Вот уж не знаю. – Джейн склонила голову набок и шаловливо взглянула на него. – Должна сказать, что я получала более романтичные предложения, сэр.

– От «троицы»? – засмеялся Макс. – Хочешь, чтобы я ревновал. Джон успел мне рассказать о твоих восторженных поклонниках. – Он прижал ее к себе. Увидев загоревшееся в ее чудесных глазах желание, спросил: – Сказать сейчас, почему я хотел быть с тобой наедине, или подождать до брачной ночи?

– Макс… – выдохнула Джейн. – Поскорее женись на мне, а то меня посещают непристойные мысли…

Он засмеялся.

– Меня бы очень разочаровало, будь это не так. Мы могли бы пожениться через две недели… если ты не сочтешь такую спешку неприличной.

Глаза Джейн светились радостью и любовью.

– А я уже купила в Лондоне прехорошенькое платье… на всякий случай.

– Грешница ты моя! – воскликнул он. – Вот уж сплетницы насладятся, высчитывая, через сколько месяцев родится наш первенец. Но ни одна из них не отвергнет приглашения на изысканные приемы леди Массингем, я в этом уверен. Ты будешь устраивать изысканные приемы, любимая?

– В Лондоне – обязательно. Но ведь мы большую часть времени будем проводить в Массингеме. Или тебе это покажется чересчур скучным?

– С тобой? Да я об этом только и мечтаю!

– Вы просто красотка, – сказала леди Фэрли, озорно глядя на Джейн сквозь лорнет. Они сидели в одной из гостиных Массингема. Именно из дома Макса Джейн должна была отправиться с женихом в церковь, поскольку ее собственный дом не мог вместить всех приглашенных. – Если мой крестник на что-нибудь решится, то его не остановить. Как только я вас впервые увидела, то сразу поняла: вы созданы для него. Я очень люблю этого негодника и боялась, что он так и не найдет своего счастья. С матерью ему не повезло, она была равнодушной женщиной, а Максу необходимо, чтобы его согревала любящая жена.

Джейн покраснела.

– Я очень его люблю, мэм, и сделаю все возможное для его счастья.

– Ну, мои советы вам ни к чему, – засмеялась пожилая леди. – Не знаю, говорил вам Макс или нет, но мой брак не был заключен по любви. Вы счастливее меня, Джейн. Массингем замечательный человек. Такие редко встречаются.

– Я знаю. – Джейн наклонилась и поцеловала ее. – Я очень счастлива.

– А ему повезло, что встретил такую, как вы. – Старая леди вручила Джейн маленький пакетик. – Я получила эту вещь от любовника – единственного мужчины, который для меня что-то значил.

Джейн раскрыла коробочку – там лежало потрясающей красоты жемчужное колье.

– Какая прелесть! Вам не жаль с ним расставаться?

– Оно должно украшать шею молодой женщины… А теперь я спущусь вниз, скоро идти в церковь.

Капитан Картер был вне себя от гордости, так как упросил предоставить ему честь вести Джейн к алтарю.

В старой церкви Джейн стояла рядом с Максом в лучах осеннего солнца, струившегося через окна, а вокруг были ее друзья. Шафером Макс выбрал Ричарда. У того до сих пор рука находилась на перевязи, но он мужественно терпел боль, наслаждаясь всеобщим восхищением, как и подобало герою.

– Вы знаете, если бы я не пошел следом за Максом, – в сотый раз повторял он, – то его могли убить и никакой свадьбы не было бы.

Макс смотрел на свою невесту, одетую в скромное атласное платье кремового цвета и шляпу, украшенную шелковыми цветами. Она выглядела такой хрупкой и очаровательной, что у него замерло сердце. Но когда их взгляды встретились, в ее глазах промелькнул шаловливый огонек, а его охватило нетерпение – хоть бы поскорее настал тот миг, когда она будет принадлежать ему!

Джейн в шелковой ночной рубашке сидела у туалетного столика и расчесывала волосы. Раскрылась дверь, соединяющая их спальни, и сердце у нее затрепетало – появился Макс в темно-синем бархатном халате и подошел к ней. Он был очень красив, и ее пронзило острое желание.

– Моя любимая, – сказал он и подал ей большую, обтянутую бархатом коробку. – Это мой свадебный подарок…

– Но ты уже мне столько всего подарил! – Она открыла коробку и увидела ожерелье из огромных бриллиантов. – Какое… великолепное! – От волнения у Джейн сдавило горло.

– Это бриллианты Массингемов, – с улыбкой пояснил он.

– Спасибо. – Джейн положила коробку на туалетный столик и встала. – Я люблю тебя… очень люблю, мой ненаглядный.

Он нежно погладил кончиками пальцев ее щеку, затем взял за руку и повел к кровати.

– Я хочу тебя, Джейн. Так, как мужчина хочет женщину. Я люблю тебя, уважаю и восхищаюсь тобой… но страсть, которую я сейчас испытываю к тебе, неодолима. Ты не отвернешься от меня, любовь моя, даже если вначале почувствуешь боль? Обещаю, что это скоро пройдет, а все остальное будет восхитительно… и ты перестанешь бояться.

– Бояться тебя? – Она доверчиво прильнула к нему. Взор ее был ясен, а губы приоткрыты в ожидании. – Я боюсь другого: как бы ты не счел меня развратницей… я ведь мечтаю об этом моменте. Не будь ты благородным человеком, то уже давно добился бы своего.

– Джейн! – Макс запрокинул голову и расхохотался. – Ты ужасная распутница, и я безумно этому рад!

И без дальнейших церемоний он подхватил свою нетерпеливую жену на руки…

×