Бродячие псы, стр. 31

– Небось думаешь, – сказала Грейс, – что теперь, когда Джейк мертв и все его деньги у меня, ты мне больше не нужен, боишься, что я могу подкрасться к тебе сзади и… – она наставила на Джона палец, изобразив отдачу от выстрела. – Это тебя пугает? – Грейс усмехнулась, как-то неприятно усмехнулась.

Джон не видел в ее словах ничего смешного.

Рука Грейс потянулась к ремню и замерла, готовая в любую секунду выхватить пистолет. Они с Джоном стояли лицом к лицу, недалеко друг от друга, как ковбои из вестерна, ожидающие сигнала к началу перестрелки. Впрочем, у Грейс имелось небольшое преимущество – она была вооружена.

– Ты что, правда считаешь меня такой сволочью? Что мне сделать, чтоб ты расслабился?

– Отдай мне пушку.

Она широко улыбнулась, вновь блеснули ее белые, как снег, зубы.

– Почему бы нам не закончить то, что мы начали?

– Почему бы и нет? – Джон не спеша подошел к багажнику.

Видимо, события этой ночи пришибли его сильнее, чем он думал, ибо всю дорогу багажник был открыт. Там жужжали мухи, и густая, мерзкая вонь ударила Джону в лицо, так что он отпрянул, словно получил оплеуху.

– Боже, Джейк. Тебе бы не помешало принять ванну…

Он наклонился к багажнику и ухватился за труп. Грейс приблизилась к машине и остановилась за спиной у Джона. Он не мог этого видеть, но ощущал ее присутствие, как если бы по его голому телу полз муравей. Вытащить труп из багажника оказалось непросто. Смерть не сделала Джейка легче, скорее наоборот. Джон снова потянул на себя мертвое тело, но Джейк, похоже, не собирался покидать свое временное пристанище.

Не оборачиваясь, Джон сказал:

– Помоги мне.

Грейс не двинулась с места.

– Мы будем его выгружать или как?

Тень, падавшая на Джона, сместилась в сторону – Грейс подошла к нему и, встав рядом, внимательно посмотрела на труп.

Джон ухватился покрепче.

– На счет «три». Готова?

Грейс взялась за распухшие лодыжки Джейка и напряглась в ожидании сигнала.

– Раз, два…

И тут Джон нанес ей удар. Молниеносно и точно. Кулак его врезался Грейс в лицо, прямо в нос. Теплые капли крови обагрили костяшки его пальцев.

Удар сбил Грейс с ног. Она отлетела назад, ноги и руки ее дернулись, как у сломанной куклы. При падении она стукнулась спиной о землю, подняв клубы пыли, и осталась лежать неподвижно, ошеломленная и окровавленная.

Джон подошел к ней и взял пистолет. Он стоял над Грейс, наблюдая, как ее глаза постепенно обретают осмысленное выражение.

Она поднесла пальцы к губам и, увидев на них кровь, расхохоталась.

Это был хохот сумасшедшего. Дикий, звериный, как у психов, которых содержат в уютном местечке где-нибудь в сельской местности, обращаясь с ними ласково до тех пор, пока они не пытаются порвать цепь и выбраться из клетки.

– Ты ударил меня! Ты ударил женщину! Неужели твоя мама ничему тебя не учила? – Она увидела пистолет у Джона в руке. Все, что до сих пор казалось ей смешным, внезапно перестало быть таковым. – И что дальше?

Джон посмотрел на нее сверху вниз. На секунду он вспомнил о трупе шерифа Поттера, брошенном посреди дороги. И сразу почувствовал холод металла и тяжесть оружия, которое держал в руке.

– Успокойся, продолжения не будет.

– Тогда что?

– Выкинем тело, поделим деньги, и ты свободна.

Грейс аж поперхнулась, пораженная мгновенно вспыхнувшей в ее мозгу мыслью:

– Но ты же говорил, что мы будем вместе?

– Ты что, сдурела? Я не собираюсь ехать дальше с убийцей копа.

– А ты убил Джейка, не вижу разницы.

– Мы убили Джейка. И разница большая. Одно дело – убить старика, на которого всем насрать. И совсем другое – убить копа. Они никогда не перестанут охотиться за тобой. Никогда.

Джон подошел к «мустангу» и уселся на капот.

– Шериф Поттер был тупым ублюдком. Он прикончил бы нас, если б мы дали ему хоть один шанс.

– Полиции сие неизвестно. А доказывать, что ты не верблюд, когда вокруг твоей шеи уже сжимается петля, весьма проблематично. – Джон лихорадочно искал выход из создавшейся ситуации, перебирая вариант за вариантом, но лишь один представлялся ему реальным: – Я довезу тебя до Калифорнии. Если, конечно, мы сможем забраться так далеко. А потом – катись на все четыре стороны.

Грейс подошла к нему, обняла за талию, приникла головой к его груди:

– Но я хочу остаться с тобой.

Ее сладкий голос лишал Джона сил.

– Зачем? Чтобы, когда копы прижмут нас, ты снова подставила меня? – Он вырвался из объятий Грейс, отшвырнув ее в сторону, как надоедливую муху, и, спрыгнув на землю, принялся ходить туда-сюда перед машиной. – Ты возьмешь свою половину денег и проваливай. Попробуй рвануть в Мексику. С тем, что у тебя будет, заживешь там как королева.

Грейс, ставшая вдруг похожей на девочку-старшеклассницу, тщетно пыталась разжалобить его:

– Я не хочу в Мексику. Я хочу быть с тобой. Неужели непонятно, ведь я люблю тебя?!

Джон остановился и резко повернулся к ней.

– Ты лживая, бессовестная сучка. Но мне приятно, что ты меня любишь.

Он подошел к телу. Вскрыв упаковку, достал банку пива и сунул ее Джейку в карман. Взяв мертвеца под мышки, Джон оттащил его от багажника к краю плато.

– Бедняга Джейк. Подрался с женой, накачался какой-то дрянью, зачем-то поперся в пустыню и упал с обрыва. Надо же, как неосторожно.

У края обрыва Джон поставил труп на ноги и повернул лицом к себе. Придерживая Джейка за плечи, он говорил с мертвецом, как с живым, – словно с приятелем на прогулке:

– Ладно, Джейк. Пора прощаться, – и почти шепотом: – Рано или поздно все там будем. Я должен был сделать это для нее. Ты или Грейс: черт возьми, не так уж, в сущности, важно, кто из вас меня прикончит. А теперь… покажи себя во всей красе. О да! Покажи себя, парень. И спасибо тебе за бабки.

Джон разжал руки. Труп еще несколько секунд стоял, затем потерял равновесие и рухнул спиной вперед с обрыва. Великолепный кульбит – изящный, как у спортсмена-олимпийца, – и глухой удар о землю. Джейк выполнил это упражнение. Уровень сложности 2.0.

Джон посмотрел вниз, на распростертое тело.

– Ну что ж, нам осталось только…

Он обернулся. Перед ним стояла Грейс. Джон вздрогнул от неожиданности и качнулся назад. Ноги его оторвались от земли. Последнее, что он увидел, – протянутые к нему руки Грейс. Возможно, она толкнула его. А может, пыталась удержать. Черт! Да какая теперь разница! Когда он закончит свой полет по безбрежному небу, его уже не будет волновать, что произошло на самом деле.

Ад. Джон не сомневался, что попал в Преисподнюю. Жарко, как в аду. Больно, как в аду. В аду должно быть больно, наверное. Но именно благодаря этой смертельной боли Джон понял, что еще жив. Он открыл глаза. На него таращился Джейк.

Откуда-то сверху донесся голос Грейс:

– Джон?.. Джон!..

– Грейс! – он попытался сесть. Сотни острых лезвий впились ему в ногу, пригвоздили его к земле. Джон застонал.

– Как ты там? – крикнула Грейс.

– Кажется, ногу сломал.

– Сможешь забраться наверх?

Ухватившись рукой за каменный выступ, Джон попробовал встать. Невыносимая боль не позволила ему это сделать.

– Не смогу, Грейс. Грейс?..

Тишина.

– Грейс!

– Я здесь.

– Грейс, послушай меня. В багажнике есть трос. Думаю, он дотянется сюда. Возьми его, сбрось мне, и я выберусь.

Грейс подбежала к «мустангу». Багажник был открыт. Она протянула руку к тросу и вдруг замерла, так и не взяв его. Отчаявшись разобраться в хаосе мыслей, она захлопнула багажник, обошла машину, села за руль, потянулась к зажиганию… Паника охватила ее прежде, чем она поняла, в чем дело. Ключей не было.

Проклятье!

Быстрее назад, к обрыву. Она наклонилась и снова закричала вниз:

– Джон! Ты меня слышишь? Ты еще здесь?

– Куда я, на хрен, могу отсюда деться?..

– Джон, ключи! Брось мне ключи!

Превозмогая всю боль, какая только есть в мире, Джон сумел извлечь из кармана ключи. Он перевернулся на спину и поднял руку. Нужен хороший бросок, чтобы докинуть их до Грейс, хотя вряд ли у него это получится. И все же он решил попытаться. Но тут нечто вроде дурного предчувствия остановило его.

×