Сквозь стены, стр. 92

– Ох… – все, что он смог сказать. И добавил через десять минут полной тишины:

– Мы должны что-то сделать. Если пресса узнает…

Северус повернулся к кузену:

– Гарри могут обвинить в том,… что он спал с ней?

– Это зависит от того, сколько лет ей было, когда это произошло, – ответил тот, как бы между прочим.

– Шестнадцать, я полагаю.

– Тогда все в порядке. Но Сириус прав. Если не хотите, чтобы вашу жизнь перевернули вверх тормашками, вам лучше оставить Англию на какое-то время…

Эндрюс предложил им переехать в Австралию. Они согласились и купили дом неподалеку от Мельбурна. В следующем году Гарри закончил обучение в Хопсандской Академии Магии, а Гермиона через год после него. Северус побуждал их обоих продолжать образование, так что Гарри, наконец, начал учиться на Целителя, по-лучая задания через сов, оставаясь дома с детьми и Северусом. Вскоре изобретенные ими зелья стали всемирно известны. Было довольно смешно, когда Гарри получил степень Мастера по Зельеделию быстрее, чем по Цели-тельским Искусствам, хотя именно последнее было его основной специализацией. Гермиона изучала историю в маггловском университете Сиднея и после получения степени Мастера ее пригласили преподавать в Хопсанд-скую Академию Магии.

Но время шло и они все больше и больше хотели вернуться, пока Гарри не пришло приглашение из Св. Мунго занять должность Целителя. К тому времени они с Северусом были на последней стадии исследований их модифицированного зелья сна без сновидений, а близнецам было только по девять, так что они решили за-держаться еще на пару лет.

Когда Минерва узнала, что они планируют возвращаться, она немедленно предложила Гермионе должность преподавателя Истории Магии, а из лаборатории Св. Мунго Северусу пришло приглашение стать Главным Мастером Зелий. Ему даже предложили его старую должность – Главного Мастера Зелий в Институте Исследо-вания Целебных Зелий.

Но этим летом, когда Минерва прислала сообщение, что пост Мастера Зелий в Хогвартсе ждет его, если он заинтересован, он без дальнейших сомнений выбрал последнее.

Почему?

Это было так просто: он любил учить.

ПРОШЛОЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ

– Идем домой, завтра мне надо идти на работу, а тебе – запугивать детей… – шутливый голос Гарри вырвал его из воспоминаний.

– Не думаю, что мне удастся, – улыбнулся Северус. – С Кви и Севом среди них …

– Годы смягчили тебя, Северус…

– Годы? Какие годы? – удивился он. – Мне всего пятьдесят. Это вы превратили меня в дедушку так быстро. Мне осталось жить по крайней мере лет сто, если я переживу семь лет с вашими детьми здесь… – пробормотал он с притворным раздражением. – И мы не можем сейчас уйти. Нам надо подождать, пока это твое глупое зелье немного остынет.

– Оно прекрасно может остывать и без нас, пап. Завтра мы можем начать готовить противоядие. Идем.

Северус хмыкнул, но прекратил сопротивляться.

– Итак, ты решил, что скажешь студентам на первом занятии? Старую речь? «Вы здесь, чтобы научиться тонкому искусству приготовления зелий. Тут не будет глупых размахиваний палочкой и многие из вас вряд ли сочтут это магией…»

– Эй! – воскликнул Северус, но Гарри не обратил внимания:

– … я не ожидаю, что вы сможете оценить волшебную красоту тихо кипящего котла и мерцающих над ним испарений, осторожную силу зелий, крадущихся по венам, затуманивающих разум, порабощающих чувства…

– Перестань, – угрожающе зарычал Северус, но Гарри снова его проигнорировал:

– … я научу вас, как разлить по бутылкам славу, сварить доблесть, даже остановить смерть – если вы не на-столько тупы, как большинство тех, кого мне обычно приходится учить… О, близнецы Снейп – наши новые знаменитости…

– Заткнись!

– … и конечно я, еще одна знаменитость, – продолжал Гарри, но нахмурился. – Нет, последнее предложение больше похоже на речь Локонса, а не на твою. Кстати, Локонс один из моих пациентов, поэтому, если ты не будешь хорошо себя вести, я восстановлю ему память и отправлю назад в Хогвартс…

– Гарри!

– Да ладно, пап! Я надеюсь, что мои дети увидят своего дедушку, стоящего перед всем классом и шипящего слова «тихо кипящий котел и мерцающие над ним испарения».

– Ты невозможен, – Северус, наконец, рассмеялся.

– Не больше, чем ты, – ухмыльнулся Гарри.

Северус открыл рот, чтобы ответить, но душераздирающий зевок остановил его.

– Ты был прав, – сказал он. – Идем, а то я не смогу завтра произнести эту дурацкую речь…

– Так ты скажешь это?

– Конечно. А чего еще ты ожидал?

– Ничего кроме этого, – Гарри улыбнулся и покачал головой. – Это будет прекрасно.

Северус шутливо стукнул сына по спине. Гарри кашлянул, покачал головой и обнял его за плечи, пока они шли к двери. Выйдя из кабинета, они выглядели как отец и сын и, глядя на них, никто бы не подумал иначе.

Дверь тихо лязгнула, закрывшись за их удаляющимися спинами.

КОНЕЦ

×