Сквозь стены, стр. 91

– Только ингредиенты. А что?

– Я хочу попробовать сварить противоядие и модифицировать его так, чтобы оно помогало в случаях серь-езной амнезии. Если мы добавим немного растертых крыльев летучей мыши и иглы дикобраза…

Энтузиазм Гарри заразил и Северуса, потому что тот оживленно закивал:

– Точно, давай попробуем!

Позже, уже начав готовить зелье, они продолжили прерванный разговор.

– Я рад, что взялся за работу Целителя, – сказал Гарри и дважды помешал зелье против часовой стрелки.

– Я думаю, что твои исследования памяти и человеческой души исключительны, – Северус добавил немного сушеного асфоделя.

– Кассия сказала то же самое, – Гарри наложил подогревающее заклинание на следующие ингредиенты, прежде чем добавить их. – Хотя мне до сих пор кажется чудом, что ты восстановил свою память. Ты единст-венный, о ком я знаю. Мои исследования и эксперты говорят, что это невозможно…

– Не будь смешным. Я вспомнил и все, – оба улыбнулись. – И если хочешь знать, мне все еще кажется чу-дом, что ты пережил поцелуй дементора. Ты единственный, о ком я знаю.

Гарри взял у отца сушеный асфодель и медленно всыпал его в зелье.

– Ты все еще думаешь, что это произошло из-за клятвы Малфоя?

– А что еще мне думать? – голос Северуса был слегка сердитым.

– О любви, твоей и Гермионы, например, – тихо сказал Гарри. – Я помню, что был нигде и знал, что где-то вы ждете меня…

Северус не смог ответить. Он сел и закрыл лицо ладонями. Он вспомнил.

ВОЗВРАЩАЯСЬ В ПРОШЛОЕ

Когда заклинание Идентификатора грубо прозвучало в тишине комнаты, тело Гарри обмякло в его руках. Северус не смотрел вверх, он опустил голову и уткнулся лицом в плечо мальчика.

Вокруг послышались тихий шум, шаги и негромкие разговоры. Гермиона облокотилась на него, почти упав.

– Гарри, – прошептала она сквозь слезы, – Пожалуйста, не уходи…

Северус развернулся, чтобы положить тело мальчика на кровать, внезапно почувствовав, что ему нужно ус-покоить девушку. Но едва он начал поворачиваться со своей ношей, слабое покашливание и болезненный стон остановили его.

– Не двигайся, пожалуйста, – прошептал сухой и хриплый голос. – Больно.

Северус был так шокирован, что его руки внезапно ослабли и выпустили мальчика, который просто свалил-ся на пол.

Все в комнате замолчали и повернулись к ним.

Гарри издал еще один полный боли стон.

– Гарри! – закричала Гермиона и упала рядом с ним на колени. Но Северус оказался так же быстр, как и она. Он схватил мальчика на руки и поднял на кровать.

– Гарри? – слабо спросил он.

– Все закончилось, – прошептал Гарри.

– Что? О чем ты? – испуганно спросил Северус.

– Холод. Ничто. Я умер?

– Нет, – с другой стороны кровати раздался голос Сириуса. Посмотрев туда, Северус увидел, что все стол-пились вокруг. – Ты в лазарете, в Хогвартсе.

– Сириус? – Гарри открыл глаза, но сразу же закрыл. – Здесь слишком светло…

– Как ты себя чувствуешь? – необычайно озабоченно спросила мадам Помфри.

– Мои шрамы… горят, – пробормотал Гарри и снова открыл глаза, но в этот раз он был осторожен и не рас-крывал их широко. – И… я хочу пить …

– Конечно, – мадам Помфри вспомнила о своих обычных манерах, оглянувшись вокруг:

– Теперь, когда он жив, вы сможете навестить его позже. А сейчас вон отсюда!

Северус не понял, как ей удалось быть настолько эффективной, но через пять минут в лазарете осталось только пять человек: он сам, Гермиона, Сириус, Армена и Энни. Поппи было открыла рот и собиралась возра-зить, но смертельный взгляд Северуса заставил ее промолчать.

Гарри постарался сесть и Северус помог ему. Первый момент был просто душераздирающим. Гарри сму-щенно посмотрел на них:

– Я думал, что никогда не увижу вас снова. Я должен был быть мертв, – вдруг он замолчал и повернулся к Северусу. – Он… он мертв? – испуганно прошептал мальчик.

– Да, мертв. Абсолютно. Он никогда не вернется, – твердо ответил мужчина и обнял его.

Напряжение Гарри исчезло.

– О…

Но тут он заметил Гермиону, стоявшую за Северусом. Перемена была резкой: кровь отлила у него от лица, зрачки расширились:

– Гермиона?

В этот момент Северус решил оставить их наедине: он выпроводил остальных в коридор и закрыл дверь ла-зарета. Как только они вышли, он повернулся к Блэку, чтобы объяснить, но, посмотрев тому в глаза, понял, что Блэк знает. К ним подошел Эндрюс.

– Что произошло? Почему вы вышли?

«Семейное воссоединение» – подумал про себя Северус, но вслух сказал:

– Идем в мой кабинет. Мне нужно кое-что вам сказать…

– Мне тоже… – пробормотал Эндрюс и вытащил из кармана конверт. – Официальное письмо из Министер-ства Магии, Департамента Магических Обещаний и Клятв. Мистер Бут отдал его мне, как официальному пред-ставителю Гарри.

Сириус оглянулся. Коридор все еще был переполнен.

– Тогда идем. Не думаю, что это касается всех…

– Думаю, мы можем начать с письма, Эндрюс, – сказал Северус, когда они расселись вокруг маленького столика в кабинете. Они были втроем: Армена с Энни решили прогуляться вокруг замка.

– Я уже прочел его. Это письмо Драко Малфоя к Гарри…

– Что? – вскочил Северус.

– Сядь. Не надо прыгать, Северус. Я знаю, вы были связаны, но…

– Драко хотел спасти Гарри… – голос Северуса был тонким от переполнявших его эмоций, но скептическое хмыканье Сириуса и ухмылка Эндрюса говорили о другом.

– Я так не думаю, Северус, но ты лучше сам прочти, – он вручил ему письмо.

Сириус поднялся и подошел сзади, чтобы читать через его плечо.

31 марта 1997

Поттер,

настоящим я информирую тебя, что приношу клятву, именем моей матери, оказать тебе поддержку в убийстве Тома Марволо Риддла. Этой клятвой я связываю себя с тобой и остаюсь связанным, пока ты его не уничтожишь.

Я все еще ненавижу тебя, но прошлой ночью Том Риддл пытал и убил мою мать, потому что она отказа-лась служить ему и зная, что ты один из тех, кто может убить монстра, я решил сделать что угодно, что-бы помочь твоей борьбе с ним, даже если ты сын грязнокровной ведьмы и чистокровного глупца. Мы также родственники (к моему глубокому отвращению, должен добавить) и это идиотское заклинание Ноблестоунов вынуждает меня оставить тебя в покое – и сейчас я обещаю забыть о моей враждебности к тебе, если ты убьешь монстра. Полукровного монстра, кстати – даже ты лучше, чем он.

Итак, Поттер, с момента этой клятвы (несмотря на то, что она сделана в твое отсутствие) я обязуюсь поддерживать тебя в уничтожении этой твари. Эта же клятва в случае необходимости заставит тебя отомстить за мою смерть.

Я верю в твое идиотское гриффиндорское благородство, в то, что ты не злоупотребишь этой связью и используешь ее только для уничтожения Тома Марволо Риддла.

Мстительно ваш,

Дракон Фортес Малфой.

– Он хотел отомстить… – теперь все поведение Драко обрело для Северуса смысл. Заплаканное лицо, само-пожертвование… Нет, там не шла речь о расположении к Гарри или к Северусу, а было лишь желание отом-стить за смерть матери – это было так похоже на изменившее всю жизнь решение Северуса, когда он принес клятву Альбусу… Отомстить за брата… и больше ничего.

– Типичный Малфой, – пробормотал Блэк у Северуса за спиной и ему пришлось согласиться.

– Я думаю, эта связь Гарри с Малфоем помогла Гарри не провалиться во тьму и не остаться без души, – го-лос Эндрюса был ровным и спокойным. Сириус кивнул:

– Это довольно вероятно.

– Мальчик-который-выжил, – благоговейно пробормотал Северус. Но попытался отвлечься от этого: – У меня есть другие новости…

– Хорошие или плохие? – нахмурился Сириус.

– Это как посмотреть, – ответил Северус, но продолжать не стал.

– Выкладывай, – сказал Сириус и сел в кресло напротив.

– У мисс Грэнжер родится ребенок от Гарри в октябре или ноябре.

Когда Северус посмотрел на собеседников, Эндрюс остался абсолютно спокоен. Ну, он не был близок к Гарри. Лицо Сириуса, напротив, приобрело ужасный серо-зеленый оттенок.

×