Сквозь стены, стр. 3

– Да, ты можешь навестить его. Только запомни одно, Квайетус, – сказала ему женщина, поднимаясь. – Ты не можешь рассказывать ему ничего о прошлом.

– Ничего? – неверяще переспросил Гарри. – Но тогда… Почему?

– Твои рассказы могут помешать восстановлению собственных воспоминаний Северуса и эти препятствия могут быть настолько серьезны, что его память будет невозможно восстановить. Любое воспоминание тесно связано с остальными, так что это может вызвать среди них эффект домино.

– Может вызвать или обязательно вызовет? – быстро уточнил Гарри.

– Это возможно, юноша, но никогда нельзя быть уверенным, что может произвести на него такой эффект.

Внезапно она показалась Гарри старше – он увидел несомненные следы возраста в ее глазах и морщинках.

– Значит, мне нельзя говорить с ним, – безнадежно сказал мальчик. – Я могу сидеть с ним молча, наслаждаясь вспышками его темперамента, или как?

– Не нужно огрызаться, мистер Снейп, – мягкий тон стал холоднее. – Вы можете разговаривать о многих вещах, не связанных с его воспоминаниями. Вы можете говорить о фактах, например, но не о событиях.

Гарри смутился.

– Я не понимаю, мадам, – чуть вежливее сказал он.

– Вы можете сообщать ему просто факты, без разъяснений, если предмет разговора касается непосредственно его воспоминаний или ситуаций с его участием. Но вы также можете рассказывать ему все, что не было связано непосредственно с ним.

– Я понял. Мне нельзя давать ему мысленные образы, чтобы не помешать восстановлению его собственных.

– Именно. И нельзя намекать ему о его чувствах в прошлом. Лучше будет вообще не говорить о его прошлых чувствах и переживаниях.

Гарри помассировал виски и потер ноющие глаза.

– Это будет чертовски трудно. Почти невозможно.

– Альбус считает, ты достаточно умен, чтобы сделать это.

– Ну… есть какие-нибудь советы на этот случай?

– Считай до десяти, прежде чем задать вопрос.

– О! Наконец сын вспомнил, что у него есть отец! – Снейп поднял голову и усмехнулся. Слышать от него «сын» было как удар. Гарри замер в дверях и попытался проглотить комок в горле:

– Я приходил каждый день. Целители не позволяли мне видеть тебя, – его голос был чуть громче шепота.

– К счастью, – ухмыльнулся Снейп. – Ну, что ты здесь делаешь?

Гарри вдруг почувствовал себя очень глупо. Действительно, что?

– Я просто хотел увидеть тебя, – проскрипел он, переминаясь с ноги на ногу.

– Ты увидел. Теперь можешь идти, – в словах мужчины звучал ядовитый сарказм.

– Нет, – Гарри вошел и закрыл дверь. – Мы снова будем жить вместе, начиная с августа. И до того я хочу, чтобы ты привык видеть меня рядом.

– Почему я должен жить вместе с тобой в мое свободное время? – Снейп пожал плечами. – Тебе есть где жить, разве нет? Ты можешь оставаться там и в августе.

– Да, но ты мой официальный опекун, Северус, – Гарри надеялся, что не сказал ничего угрожающего лечебному процессу.

– Северус? Кто позволил тебе называть меня по имени?

Теперь Снейп выглядел возмущенным. Гарри глубоко вздохнул:

– Ты мой отец. Как еще мне тебя называть? – этот вопрос прозвучал достаточно нейтрально.

– О, снова эти отцовские штучки! Кто сказал, что я твой отец?

Ну и как на это отвечать? Мысли Гарри смешались.

– Посмотри на меня, – наконец сказал он с хорошо отрепетированной насупленностью, которой научился у Северуса.

Тот посмотрел на мальчика долгим, испытующим взглядом и его напряжение ослабло:

– Ну, судя по твоей внешности, ты действительно мой сын. Тем не менее, я совершенно уверен, что никогда не производил ребенка.

– Но я здесь и я, несомненно, Снейп, – возразил Гарри.

– Внешность может легко сбить с толку, мальчик, – спокойно произнес Снейп.

Услышав холод в знакомом голосе, Гарри внезапно почувствовал себя смертельно уставшим.

– Ты всегда можешь попросить сделать проверку крови, – предложил он, наконец. – Ты можешь даже сварить зелье, чтобы идентифицировать меня, или наложить на меня Идентификационное заклинание.

«В конце концов ты узнаешь, что я сын твоего брата и мне не придется больше лгать» – подумал он.

– Идентификационные заклинания имеют право накладывать только работники Министерства, – сказал Снейп, ухмыляясь. – А зелье или проверка крови могут установить возможное отцовство, но их достоверность не абсолютна.

Гарри пожал плечами:

– Я никому не скажу, если ты захочешь использовать что-нибудь из этого. Или ты можешь ознакомиться с документами, хранящимися в Министерстве, если не веришь мне.

– А ты не так умен, как говорил Альбус, – мужчина скрестил руки на груди.

– Почему? – Гарри постарался говорить ровно. – Потому что сказал, что ты можешь наложить на меня заклинание? Я знаю, что его использование запрещено и даже работникам Министерства разрешено накладывать его только на мертвое тело, потому что…

– Стоп. – Снейп предупреждающе поднял руку. Гарри замолчал и снова пожал плечами. – Мне нужна проверка крови и я сам ее проведу. Не спорь.

Мальчик не стал спорить.

– Она покажет, что я твой сын, – безропотно предсказал он.

«И ты поверишь, что ложь – это правда» – грустно сказал он про себя.

Северус встал и махнул Гарри:

– Идем.

Тот послушно последовал за ним, удивляясь, как хорошо мужчина знает госпиталь. Он повел мальчика к лестницам, совершенно не выказывая неуверенности.

– Откуда ты знаешь, где в госпитале находятся лаборатории? – полюбопытствовал Гарри, когда они дошли до подвала.

– Ты не собираешься стать Мастером Зелий, не так ли? – высокомерно спросил тот.

– Я еще не знаю, – честно ответил Гарри. – А что?

– Лаборатории всегда располагаются в подвале, – снова хмыкнул Северус.

Гарри злорадно ухмыльнулся в ответ:

– Ясно. Если что-то стрясется в подземелье, все здание немедленно будет уничтожено, так что не придется возиться с его восстановлением и ремонтом.

– К счастью, в профессиональных лабораториях нет Лонгботоммов, – холодно возразил Снейп.

– Пока нет, но все может измениться, – Гарри едва удалось подавить смех. Мужчина повернулся к нему:

– Что ты имеешь в виду?

– Если не ошибаюсь, Невилл Лонгботтом будет в твоем классе по продвинутым Зельям уровня Т.Р.И.Т.О.Н. уже в сентябре, – сказал Гарри так дерзко, как мог. Они пошли дальше.

– Невозможно, – строго сказал Снейп через несколько шагов. – Я не думаю, что он прошел даже уровень С.О.В. по Зельям, но даже если и так, в мой класс попадают только с отметками «Великолепно», – он хмыкнул. – В уровне Т.Р.И.Т.О.Н. слишком много опасных зелий и я совсем не хочу, чтобы Хогвартс был разрушен до основания.

– Поглядим, – таинственно улыбнулся Гарри.

– А как насчет тебя? – Снейп внезапно сменил тему и постучал в дверь лаборатории.

– Ты имеешь в виду меня и Зелья? – спросил Гарри. Когда Снейп кивнул, он ухмыльнулся. – Я не знаю. Еще не получил мои результаты С.О.В.

– А что ты предполагаешь? – мужчина казался заинтересованным.

– Ты не избавишься от меня так просто, – сказал ему Гарри.

Дверь внезапно открылась и они увидели большую угрожающую фигуру ведьмы, стоящей на пороге.

– Что надо? Читать не умеете? – рявкнула она и ткнула пальцем в клочок бумаги на двери, на котором было нацарапано: «Стучать запрещено».

– Отойди, Ламар, – рявкнул Снейп. – Мне нужна лаборатория на час.

– Профессор Снейп, – угрожающая фигура съежилась и стала почти кроткой. – Конечно, но я должна проинформировать…

– Так иди и скажи, – Снейп вошел в лабораторию с Гарри, следующим за ним по пятам.

– Но сюда нельзя приводить…

– Он мой сын, – сказал тот ядовито.

– О, я не знала…

– Как и я.

Гарри внезапно очень захотелось хихикнуть. Он ненавидел такого Северуса – бесцеремонного, типичного мерзавца, но поведение миссис (или мисс?) Ламар было достаточно раздражающим, чтобы вызвать у Северуса отвращение.

×