Освобождаясь от пут, стр. 91

– Вы уверены, Альбус? – усмехнулся Северус.

– Абсолютно. Он хорошо осведомлен о твоих… делах, мой друг.

Северус бросил на Гарри подозрительный взгляд и пожал плечами.

– Хорошо, директор, – деловито сказал он. – Я был в Хогвартсе, готовил несколько зелий для Поппи и беседовал в библиотеке с Минервой о делах Ордена. Затем я почувствовал вызов, – Гарри коснулось плохое предчувствие, – и ответил на него. Волдеморт вызвал меня к Поместью Кошмара. Я ждал возле него дальнейших указаний, и это все. Следующее, что я помню, – пребывание в пыточной камере министерства с Бамбергом.

Дамблдору пришлось подхватить Гарри, потому что тот покачнулся.

Бамберг, очевидно, не прорвался через ментальную защиту Северуса. Он остался умственно здоровым, но без всяких воспоминаний о… о чем? Спросил Гарри себя. О самом важном в их жизни. Об их отношениях.

– Между прочим, кто он, Альбус? – услышал он голос Северуса, подтверждающий его худшие опасения.

– Это Квайетус.

– Я никогда раньше не слышал это имя, – и Гарри, и Дамблдор резко вздохнули, но Снейп проигнорировал их реакцию. – А что он делает здесь?

Дамблдор и Гарри серьезно посмотрели на него.

– Ты никогда раньше не слышал его имени, Северус? Ты никогда не слышал о Квайетусе Снейпе?

– Квайетусе СНЕЙПЕ? Вы шутите? – разъяренно зыркнул Северус. – Это шутка, Альбус?

– Ты не помнишь своего брата, – внезапно погрустнел Дамблдор. – Ты наложил Обливиэйт на воспоминания о нем, и я никогда не узнаю, почему…

– Моем… моем брате? – запнулся Северус и сглотнул. – У меня есть брат?

– Почему ты сменил сторону, Северус? – внезапно спросил Дамблдор.

– Потому… – начал Снейп. Но не смог закончить. Он покраснел и уставился на свои колени. – Я не могу вспомнить, директор. Я знаю, что есть что-то, но не могу это вспомнить.

Опустилась долгая тишина. Северус первым нарушил ее. Он смотрел на Гарри, но слова его были обращены к Дамблдору.

– Ладно, директор, я не дурак. Я сейчас проверил свои воспоминания и обнаружил, что у меня… есть в них некоторые пробелы. Но каждому пробелу, по крайней мере… пятнадцать лет. Да, если у нас 1995 год.

– Сегодня 4 июля 1996, – спокойно сказал Дамблдор.

– Хорошо, хорошо… – расширилась усмешка Северуса. – Так я потерял воспоминания из первой половины своей жизни и последний год. Все это означает, что он, – показал на Гарри Северус, – не может быть моим братом. Ему около шестнадцати, а у меня полные воспоминания о прошлых годах, кроме последнего.

– Он – не твой брат, Северус, – покачал головой Дамблдор. Снейп вскинул бровь.

– Действительно? Сначала Вы сказали, что он – Квайетус. Потом Вы сказали мне, что я заблокировал воспоминания о Квайетусе, своем брате, – его голос превратился в шипение. – А теперь Вы говорите мне, что он – не мой брат? Тогда я снова спрошу у Вас, Альбус: кто он?

Дамблдор посмотрел на Гарри, потом на Северуса.

– Он – твой сын, – просто сказал он.

Гарри от шока разинул рот. Северус, наоборот, крепко зажмурился.

– О нет, – простонал он. – Альбус… он не может быть твоим сыном. Как я сказал, у меня полные воспоминания…

– … о последних пятнадцати годах. Да, я слышал. Но ему семнадцать. И у тебя нет воспоминаний о последнем годе.

Гарри гневно потряс головой. Дамблдор рассказал Северусу ту ложь, которую в прошлом году ему приходилось излагать всем. Но это было несправедливо. Северус заслуживал большего, чем эта ложь.

– Директор, я… – сердито начал он, но строгий взгляд Дамблдора заставил его замолчать.

– Думаю, Северус, мы оставим тебя на несколько минут. Ты пока можешь привыкнуть к новостям.

Мужчина только кивнул с закрытыми глазами. Когда они вышли из комнаты, Гарри повернулся к Дамблдору и взорвался:

– Почему Вы солгали ему?

– Потому что был должен, – голос Дамблдора был спокойным, но лицо было грустным, и глаза не мерцали. – Пойдем. Прогуляемся по саду, – кивнул он на улицу.

– Почему? – снова спросил Гарри, когда они остались одни.

– Что еще я мог сделать, Гарри? У него нет никаких воспоминаний о тебе или о его брате. Он – Северус, которого я знал до прошлого года. Он ненавидит Гарри Поттера и у него нет никаких воспоминаний о единственном человеке, которого он любил, чтобы ослабить его ненависть. Если бы я сказал ему правду, боюсь, он не сумел бы справиться с тем, что он должен изображать отца Гарри Поттера. Он даже не помнит клятву защищать тебя, данную твоей матери! – он отчаянно посмотрел на Гарри. – А шоу должно продолжаться. Идет война, и ты, Гарри, играешь в ней очень важную роль. Мы должны поддерживать видимость, пока можем. А может, тем временем, Северус снова станет тебе ближе, и мы сможем поделиться с ним тайной.

– Он мгновенно поймет все, – возразил Гарри. – И больше не поверит нам. Он почувствует себя преданным. Мы не можем сделать этого с ним.

– Мы должны.

– Нет, – непреклонно сказал Гарри. – Я не буду этого делать.

– У тебя нет другого выбора. Идет война, а победа и жизни многих людей важнее твоих и Северуса чувств. Ты, Гарри, еще не готов встретиться с Волдемортом. Пока нет. Жизненно важно выиграть побольше времени. Ты должен отложить в сторону свое личное благо.

– Но почему? – нетерпеливо воскликнул Гарри. – Почему всегда я? Я ведь умру в конце, не так ли? Так почему я не могу делать то, чего хочу?

– Почему ты? Потому, что сильные должны нести бремя слабых. И я не думаю, что ты должен умереть, Гарри. Что бы ты ни думал об этом пророчестве.

Гарри затих.

– Тогда ладно, – произнес он позже, когда, возвращаясь назад, они приблизились к больничной двери. – Я буду играть свою роль. Но, директор, хочу напомнить: я не согласен с Вами.

– Я буду помнить, обещаю.

Они вернулись в комнату Северуса. Мужчина не спал: он лежал на кровати, устремив глаза в потолок.

– Как ты, друг мой? – тепло спросил Дамблдор.

– Не знаю, – пожал он плечами. – Это было слегка… внезапно.

Директор кивнул.

– Теперь я оставлю вас двоих. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне, если есть что-нибудь, что я могу сделать.

– Хорошо, – коротко ответил Снейп. Когда дверь захлопнулась за уходящим директором, Северус сел и выжидающе посмотрел на Гарри.

– Так ты – мой сын, – хрипло сказал он, в горле у него было ужасно сухо.

Гарри налил воду в стакан и принес ему.

– Да, – коротко сказал он, не доверяя своему голосу.

– Как давно ты меня знаешь?

Гарри сглотнул.

– Почти год.

– Как много я потерял?

Этот вопрос выбил Гарри из равновесия.

– Что ты имеешь в виду?

– Мы были в хороших отношениях? – снова посмотрел на него Снейп.

Гарри кивнул.

– В очень хороших, говоря по правде.

Короткое молчание.

– Я все еще не доверяю тебе, – сказал Снейп.

– Тогда я снова попытаюсь завоевать твое доверие, – ответил Гарри.

– Это будет нелегко.

Гарри вздохнул и открыто посмотрел на Северуса.

– Я знаю. Но дай мне попытаться.

Северус не ответил. Гарри посмотрел на него и внезапно вспомнил разговор, который у них был более месяца назад:

«А что бы ты сделал, если бы я внезапно вернулся к своему прежнему образу?»

«Я нашел бы способ снова пройти сквозь твои стены.»

Да. Он найдет этот способ. Гарри улыбнулся. Северус был жив, и это было все, что имело значение. Он знает этого мужчину. Он добьется успеха.

К О Н Е Ц

×