Освобождаясь от пут, стр. 90

Гарри даже не попытался улыбнуться в ответ.

– Не знаю. Папа… в очень плохом состоянии.

Арес посмотрел на него, в глазах у него были понимание и грусть.

– Скажи ему, что он нужен своему факультету. Я… мы… Я думаю, почти все в Слизерине любят его. Даже Драко. И он нужен, чтобы помочь нам в этой войне. Он – единственный, кто может уравновесить влияние на нас Ты-Знаешь-Кого.

Гарри решительно покачал головой.

– Нет, Арес. Помнишь, однажды ты сказал мне, что вы – слизеринцы и не преступники, и ты был прав. Даже с ушедшим Северусом вы сможете сопротивляться Волдеморту и силам, которые он предлагает. И, независимо от того, кем будет следующий декан, вы должны следовать своему здравому смыслу и совести.

– Я рад, что у нас есть союзник в Гриффиндоре, – шутливо сказал Арес.

– Я – сын своего отца, Арес. Я почти слизеринец, – протянул Гарри руку для пожатия. – И тебе тоже хорошего лета…

– Никогда не говори этого, – лицо Ареса потемнело. – Я буду рад, если смогу вернуться в сентябре без метки. Однако… – подмигнул он Гарри. – Я слышал, что директору нужен новый шпион…

– НЕТ! – крикнул Гарри и схватил Ареса за плечо. – Ты не знаешь, о чем говоришь! Это не шутка! – и, понизив голос, добавил: – Ты не можешь быть отмечен, пока ты – студент Хогвартса. А потом ты сможешь жить своей собственной жизнью.

Арес был удивлен, когда посмотрел на Гарри.

– Что означает эта… горячность? – спросил он.

– Если Волдеморт узнает о твоей роли, он убьет тебя и всех, кто тебе дорог. Он не будет колебаться, – сказал Гарри. – Он хотел отправить мое замученное тело отцу… в ту ночь. И… ты не сможешь защитить всех, кого любишь. И ты не можешь знать, как долго продлится эта война. Я думаю, будет полезнее, если ты будешь сражаться на светлой стороне, например, как аврор. Нынешний министр – порядочный человек. Ты не должен отказаться от совести, чтобы работать с ним. Папа доверял ему.

– И он БУДЕТ доверять ему, – Арес посмотрел на Гарри. – Не теряй надежды, Квайетус. Увидишь, с профессором Снейпом все будет отлично.

– Надеюсь, что ты прав.

**************************************************************************

Хотя предполагалось, что он отправится в поместье Блэков с Гермионой и профессором Люпином, Гарри извинился и поехал в больницу, как только отправил с ними свой сундук (сундук Северуса, поправил он себя). Гарри взял только несколько книг и яблок и отправился после того, как Люпин пообещал забрать его в восемь и доставить в поместье Блэков.

Целители приветствовали его с обычной доброжелательностью, но Гарри почувствовал за их поведением что-то не то, что-то страшное…

Северус действительно был в плохом состоянии. Его лицо потеряло даже свой обычный желтоватый цвет и было белым, скулы заметно выделялись от нехватки надлежащего питания. Гарри наклонился и взял руку Северуса в свою, но та была холодной и безжизненной. Гарри почувствовал в горле комок, но проглотил его и, повернувшись на пятках, пошел поискать главную целительницу.

– Есть ли для него какая-нибудь надежда? – с жестокой искренностью спросил Гарри.

– Не знаю, малыш. Я…

– Мы можем устроить ему настоящую ванну? – прервал женщину Гарри.

– Зачем?

Гарри пожал плечами.

– Мой последний подарок ему, – вяло произнес он.

Внезапно глаза целительницы потемнели, а лицо смягчилось, когда она посмотрела на Гарри.

– Рядом с его комнатой есть ванная комната. С ванной. Ты можешь ей воспользоваться.

– Спасибо, мадам, – серьезно кивнул Гарри и вышел.

Он не хотел левитировать туда Северуса. Он подготовил ванну и открыл двери, затем взял холодного, но очень, очень легкого мужчину на руки и перенес его к ванне. Гарри закрыл дверь, снял с него больничную пижаму и медленно, осторожно положил в ванну.

Гарри не знал, как долго он мыл Северуса и безмолвно плакал по нему. Гарри вложил в мытье всю свою доброту и любовь, и делал это нежно, медленно, с достоинством. Он чувствовал, что словно готовит Северуса к похоронам, но боролся с этим чувством и отгонял его прочь, когда оно подступало…

– Ты должен очнуться, папа. Мы здесь ждем тебя. Я, твой факультет, Дамблдор и твои друзья… Слизеринцы просили меня сказать, что они нуждаются в тебе. Пожалуйста, очнись, пожалуйста… – его мольбы были долгими, он начинал их снова и снова, рыдая и задыхаясь.

Он поднял мужчину из ванны и вытер приготовленными полотенцами, потом снова поднял его.

Но сейчас кое-что отличалось.

Сердце Гарри почти остановилось от паники.

Кое-что отличалось. Северус был легче.

Но это было невозможно. Северус не мог стать легче, это…

Потом он понял. Тело Северуса было обмякшим и бессознательным, когда он принес его в ванну. Теперь оно казалось менее безвольным, более собранным, что могло означать только…

Гарри крепко обнял его и отнес на кровать.

– Лежи тихо, папа, пока я не подоткну одеяло… – тихо сказал он. – Вот, пожалуйста… Надеюсь, тебе лучше.

Гарри посмотрел на лицо Северуса. Оно имело немного более здоровый цвет, чем раньше… или это только казалось?

В следующий момент он смотрел прямо в пару черных глаз. Мгновение они внимательно его изучали, потом снова закрылись.

– Спасибо, гораздо лучше, – прозвучал слабый, хриплый голос, но, однако, это был голос Северуса. Гарри внезапно захотелось прыгать, кричать, танцевать.

– Ты в сознании.

– Не надолго. Я собираюсь поспать, – пробормотал мужчина с закрытыми глазами. Он повернулся на бок и свернулся калачиком.

Его ровное дыхание показало Гарри, что он заснул.

Гарри вылетел из комнаты, как ураган, чтобы позвать целителя, но, к своему крайнему удивлению, прямо в дверях врезался в главную целительницу.

– Он… – начал он.

– … пришел в сознание, – улыбнулась Гарри женщина. – Я знаю. Следящее заклинание предупредило меня. Сейчас он спит, верно?

Гарри кивнул.

– Я думаю, это случилось в ванной. И он говорил со мной, – Гарри посмотрел на нее с растущей надеждой. – Возможно, что… он поправится? – робко спросил он.

– То, что он очнулся от комы, – только первый шаг. Это значит, что он будет жить. Что касается его умственного здоровья… Посмотрим, когда он проснется.

Гарри кивнул.

– Я должен предупредить профессора Дамблдора, мадам.

– Тогда сделай это.

**************************************************************************

Когда Северус проснулся в следующий раз, возле его кровати были и Гарри, и Дамблдор, а через несколько минут прибыла и главная целительница. Они с надеждой посмотрели на мужчину, а он ответил раздраженным взглядом.

– Директор… – каркнул он. – Где я?

– В Святом Мунго, – спокойно ответил Дамблдор.

– О, – Северус побледнел. – Почему?

– Кое-кто попытался прорваться через заклинание памяти, которое ты наложил на себя.

Северус задумчиво прикрыл глаза.

– Министрество, – прошептал он через некоторое время. – Я снова был в министерстве. И Бамберг… – его лицо мучительно исказилось, и он поднял руку ко лбу. – Ублюдок… Я мог сойти с ума.

Его последнее замечание заставило Гарри задышать быстрее. Ведь это означало, что он был в здравом рассудке?

– Что вы еще помните, мистер Снейп? – спокойно спросила целительница.

Северус сдвинул брови.

– Не знаю… на самом деле, немногое. Я не знаю, как попал в министерство…

– Где вы были до министерства? – снова спросила она.

Снова хмурый взгляд.

– Я… Я точно не знаю. Это слишком… расплывчато. Я помню, что был в Хогвартсе, потом в большом поместье… – его глаза внезапно открылись. – Извините, мадам. Я хочу конфиденциально поговорить с директором Дамблдором.

Она кивнула и вышла. Северус посмотрел на Гарри.

– Ты не понял, мальчик? Я сказал конфиденциально.

Гарри в шоке посмотрел на него, но Дамблдор успокаивающе коснулся руки Северуса.

– Я же сказал тебе, Северус, что ты наложил на себя заклинание памяти. Мальчик должен остаться здесь.

×