Освобождаясь от пут, стр. 3

– Это значит, что твое имя раньше было не Квайетус? – полюбопытствовал Блэк, и Гарри занервничал. Ему снова приходилось лгать.

– Нет, я не использую свое предыдущее имя. Он не хотел оставлять следов, которые могли бы привести к моим бабушке и дедушке, – Гарри вздохнул и решил добавить немного правды в эту историю. – Знаешь, когда я решил жить с ним, мне пришлось оставить в прошлом всю мою жизнь: имя, друзей, опекунов, и начать все сначала. Это очень трудно… – очень тихо закончил он.

Сириус внимательно посмотрел на юношу.

– Да, действительно, – кивнул он. – Но ведь ты знал об этом заранее, не так ли?

– Да, знал.

– Тогда почему ты решил так поступить?

В этот момент Гарри был очень благодарен Сириусу за то, что тот не знает их секрет, потому что на этот вопрос он мог ответить откровенно.

– Потому что я люблю его, – просто сказал он.

Это был первый раз, когда он произнес это вслух, и его мысли снова вернулись к тому, как иногда может повернуться жизнь. Месяц назад они со Снейпом презирали друг друга, профессор был озлоблен и одинок, у Гарри не было настоящей семьи, кроме крестного в бегах, которого он по-настоящему не знал. А теперь он и Северус играли роли отца и сына, и то, что они заботятся друг о друге, не было притворством. У Гарри появилась возможность узнать Снейпа получше, пусть обстоятельства этого были далеки от нормальных.

Но когда Гарри сказал вслух ту фразу, он неожиданно почувствовал вину за свои ежедневные мрачные мысли. У него сейчас были все причины быть счастливым. Решение, которое ему пришлось принять, было не легким, но не было и плохим.

Сириус снова ухмыльнулся.

– Я никогда не думал, что услышу подобное о нем… – с сарказмом произнес он, но тут же пожалел о сказанном. – Извини, я не должен был этого говорить.

Но Гарри только махнул рукой.

– Не извиняйся, – улыбнулся он. – Его очень трудно любить. Но я его сын. И, – он на мгновение остановился, чтобы решить, что сказать, – он изменился этим летом.

Сириус удивленно мигнул.

– Что… ты имеешь в виду..? – пробормотал он.

Теперь Гарри улыбался от уха до уха.

– Я его сын, но я не слепой, Сириус. Он был гораздо более холодным, жестким и трудным в общении. А теперь он как-то смягчился…

Сириус закрыл глаза.

– Гарри.

У Гарри глаза расширились от ужаса, но Сириус продолжил.

– Это, должно быть, на него повлиял Гарри…

Гарри покраснел, и был ОЧЕНЬ благодарен за то, что глаза Сириуса были закрыты. Он прокашлялся.

– Это довольно очевидно, – смущенно согласился он. Было бы слишком подозрительно возражать. Он надеялся, что Сириус скоро сменит тему: он не хотел превозносить самого себя, но иначе обидел бы Сириуса. Юноша мысленно проклял себя: это была его ошибка, что разговор пошел в таком направлении.

– Гарри был исключительно хорошим ребенком, – Сириус открыл глаза и поднялся. – Теперь, я думаю, у нас есть чем заняться сегодня днем. Ты пойдешь на Диагон-аллею со Сн… твоим отцом, а я присмотрю за Энни, – он протянул руку и помог Гарри подняться. Но прежде чем отпустить руку мальчика, он улыбнулся: – И знаешь, ты такой же хороший, как он. Твой отец может тобой гордиться. – Затем он оставил шокированного юношу одного.

Гарри несколько минут не мог сдвинуться с места.

– Он тебя обидел? – услышал он позади обеспокоенный голос Снейпа, и подпрыгнул от неожиданности.

– Нет, вовсе нет! – повернулся он и улыбнулся. – Наоборот, он сказал, что я такой же хороший, как я, то есть Гарри, – он ухмыльнулся, – и он добавил, что ты можешь гордиться мной…

– Я и горжусь, – Снейп ухмыльнулся в ответ и скрестил руки на груди в своей обычной манере. – Хотя у меня нет права гордиться тобой…

– Прекрати, Северус! – перебил его Гарри. – Я не хочу провести здесь день, слушая, как ты говоришь о своей вине и заслуженном отвращении к самому себе…

– Дерзкий невоспитанный мальчишка…

«Абсолютно верно…»

Они рассмеялись, и Снейп шутливо взъерошил Гарри волосы.

– Пошли, – Северус махнул в сторону открытой двери гостиной, где был камин. – Как ты сказал, ты не хочешь провести здесь целый день…

Но они остановились, нервничая, около камина. Эта поездка была первой возможностью, когда они появились бы перед колдовским сообществом вместе, и Снейп был совершенно уверен, что они на следующий день будут во всех выпусках новостей. Слишком велика была его печальная известность, что уж говорить о факте, что у него есть сын… Гарри время от времени приглаживал волосы на лбу, где находился его шрам, скрытый чарами Директора. Гарри, однако, не мог не прикрывать его, как будто бы первый же встречный наложит на него «Ревело», чтобы узнать, кто он такой…

Они, нервничая, посмотрели друг на друга.

– Итак? – наконец хрипло выдохнул Снейп. – Мы можем идти?

– Я не единственный, кто нервничает, отец, – усмехнулся Гарри. – Но, конечно, теперь мы можем отправляться.

«Дырявый котел» был набит битком. Это было первое, что они заметили, когда вышли (или, в случае Гарри, выпали) из камина. Снейп схватил его за плечо, спасая от падения лицом вниз. Это произошло быстро, но к тому моменту, когда он восстановил равновесие, почти все в баре с интересом смотрели на них. Даже фирменный снейповский взгляд не заставил людей отвернуться. Так что он еще крепче сжал плечо застывшего на месте Гарри и потащил его ко входу на аллею. Когда они, наконец, вышли на нее, Гарри повернулся к Снейпу.

– Что это было?

– Мой фан-клуб, – усмехнулся Снейп.

– Я думаю, что он не хуже моего, – рассмеялся Гарри и добавил. – А я-то думал, что, как твой сын, я не буду всегда в центре внимания…

– Видимо, это твоя судьба…

– Видимо… – нахмурился он. – Я уже не стремлюсь в школу.

– Я тоже.

Гарри захихикал снова.

– Могу себе представить выражение лица других профессоров, когда они узнают, что у тебя есть сын…

– Да уж, – улыбнулся Северус. – У нас будет несколько нелегких недель.

Гарри содрогнулся.

– Ну, тебе не надо делать ничего, просто быть самим собой. А вот мне…

– Ты тоже должен быть собой…

– Да, но все будут ненавидеть меня, потому что они ненавидят… – он резко оборвал себя и отвернулся от Снейпа.

– Ты можешь закончить предложение. Я осведомлен о своей репутации…

– Нет, я не закончу его. Я не хочу обидеть тебя.

– Это не обидит меня.

– Правда?

– Э… Может, мороженого? – Снейп неожиданно сменил тему.

– Нет, спасибо. И извини. Я не должен был ничего говорить, – Гарри остановился и прямо посмотрел на Снейпа.

Профессор повернулся к нему и посмотрел прямо в глаза.

– Все нормально, – вздохнул он. – Но давай не будем продолжать. Это бессмысленно…

– Хорошо. Как насчет книжного магазина?

– Отличная идея.

Когда они проходили мимо квиддичного магазина, Гарри грустно взглянул на метлы и другие квиддичные принадлежности на витрине. Снейп остановился.

– Мы можем зайти, – предложил он.

– Нет. Я не должен играть, ты ведь знаешь.

– Да, – кивнул он. – Это бы привлекло слишком много внимания.

Гарри не ответил, а просто пошел по направлению к книжному.

– Мне придется найти в себе наследственные рейвенкловские гены, – горько пробормотал он.

– Возможно, ты их никогда не найдешь, – подмигнул ему Снейп.

– Спасибо, – усмехнулся Гарри. – Ну… Говоря по правде, я согласен с тобой. Я думаю, что подошел бы любому колледжу, кроме Рейвенкло, если только они не хотят видеть негативный пример среди них.

– Ты не такой уж плохой ученик, Квайет.

– О, да. Я – просто гений. Особенно в зельях, – снова усмехнулся Гарри.

– Немножко потренироваться, и…

– О, нет… – громко застонал он.

– Ну, как сын мастера зельеварения, ты не можешь быть полностью безнадежным в зельях!

– Успокойся, я БУДУ. И я предупреждаю тебя: если ты хочешь пережить будущие уроки зелий, НИКОГДА не ставь меня вместе с Невиллом…

Их смех внезапно заполнил почти пустую улицу. Снейп обнял Гарри за плечи. Они все еще посмеивались, когда входили в книжный магазин, но смех Гарри резко оборвался, как только они вошли.

×